«Там, где военные стоят у власти, идет социально-экономический подъем». «Хунта Шептия» рвется на высокие посты

«Мы готовы консолидироваться под знаменами губернатора. Если окажемся не нужны «области», то найдем себе применение, ведь за нами стоят жители региона»

Размер текста
-
17
+
В Заксобрании нашелся единственный депутат, не побоявшийся открыто рассказать всю правду о политической «кухне» областного парламента и «Единой России».

В Свердловской области рушится складывавшаяся годами политическая система. Никто из VIP уже не понимает, где «свой», а где «чужой». В екатеринбургской Гордуме почти открыто перекупают депутатов, группа областных парламентариев пытается свергнуть поддерживаемого еще год назад ими губернатора, ради места в ОНФ общественники готовы «кинуть» ближайших союзников. В этом хаосе островками стабильности часто бывают лишь полувоенные структуры, одной из которых является «Хунта Шептия» в Заксобрании. Участниками каких тайных конфликтов являются ее члены, в чем их сила и какую роль уже скоро сыграют «хунтовцы» в свердловской политике — читайте в эксклюзивном интервью на «URA.Ru» депутата Максима Иванова.

— Само понятие «Хунта Шептия» говорит, вокруг кого вы объединились. Но когда и где это произошло?

— Наша общность зародилась, когда Уральским МКС «Единой России» руководил депутат Госдумы РФ Игорь Баринов. В то время мы все начинали заниматься политикой и нашли друг друга. Потом Баринов из-за занятости в Москве стал приезжать в Екатеринбург все реже. Тогда мы сплотились вокруг его сослуживца и хорошего друга Виктора Шептия. Именно благодаря Баринову Виктор стал секретарем регионального отделения «Единой России».

— Кто именно входит в это ставшее почти мифическим сообщество?

— В так называемой «Хунте», как и в «Единой России» есть собственные «крылья» и платформы. Есть более радикально настроенные депутаты — я, Александр Серебренников, Илья Гаффнер и Анатолий Никифоров. Это те, кто не боится высказывать свое мнение. Есть те, кто более склонен к нейтралитету — Виктор Шептий и Елена Чечунова. Есть те, кто формально к нам не относится, но близки к нам по духу — Валерий Савельев и Сергей Никонов. Всего 8 человек. Если остальные депутаты видят, что их интересы совпадают с нашими, то примыкают к нам, создавая временные тактические союзы.

Но и внутри «Хунты» мнения часто расходятся. Например, Виктор Анатольевич совместно с Еленой Валерьевной внесли недавно на рассмотрение депутатов альтернативный нашему проект регламента Заксобрания, несмотря на то, что мы друзья. И это тоже нормально. Между нами идут дискуссии. Мы разговариваем и между собой, и с другими, не держа камней за пазухой и идя к определенной цели. Эта цель — участие в следующих выборах и последующее избрание на руководящие посты.

— Как вы относитесь к самому прозвищу «Хунта», которым «наградил» в свое время вашу группу ваш коллега по парламенту и идейный оппонент Анатолий Павлов?

— В нем нет ничего плохого. Ведь хунта — власть военных. Вице-спикер Заксобрания Виктор Шептий и я — бывшие военные. А везде, где военные стоят у власти, идет социально-экономический подъем. Потому что они воспитаны в духе любви к Родине. Мы все государственники. Мы все за Родину, за партию, губернатора и президента. Где хунта — нет расхлябанности и бардака.

— Кто противостоит вам в Законодательном собрании?

— В областном парламенте есть группа депутатов, которым уже за 60. Они заработали себе пенсию, голосуют, как попросят, и руководствуются единственным принципом: «Как бы чего не случилось». Именно поэтому «зашестидесятники» противодействуют нам по многим вопросам, касающихся изменения привычных им устоев, создают конфликты на пустом месте.

— О ком именно идет речь?

— Да, хотя бы о тех же Анатолии Павлове, вице-спикере Викторе Якимове. А также Анатолии Сухове, который был ранее преданным борцом экс-губернатора Александра Мишарина, а теперь является яростным адептом Евгения Куйвашева.

— Почему они вас недолюбливают и боятся?

— В нашу группу входят молодые люди, не раз прошедшие через горнило выборов. Мы видим необходимость в переменах в лучшую сторону, хотим развивать представляемые территории, развивать политическую систему области. Мы уверены, что во власть должны приходить не лояльные областным властям люди, а готовые к реальной работе политики. Посмотрите на того же главу Артемовского Ольгу Кузнецову — протеже Александра Мишарина. В городе нет никакого развития. Уверен, что другая судьба ждет Белоярский район, где, несмотря на противодействие со стороны Павлова, мы смогли избрать главой Павла Юдина.

— Какие отношения у «Хунты» с другими партиями?

— Мы против заигрываний с политическими оппонентами. Именно этим сегодня администрация губернатора занимается с областным отделением «Справедливой России». Похоже, что это политические игры, подоплека которых нам неизвестна.

— А с администрацией губернатора находите понимание?

— Мы одно время были для резиденции друзьями и единомышленниками. Именно «Хунта» сыграла большую роль в назначении Куйвашева губернатором, добившись на многих территориях больших результатов Путина на выборах президента РФ.

А потом все резко поменялось. Эффективная команда была распущена, и нас стали рассматривать как команду злодеев. Ярче всего это проявилось год назад, когда Павлов и Якимов старательно пели главе администрации Якову Силину в уши о необходимости «свержения» Шептия с поста секретаря. Они пытались сформировать под себя состав политсовета и его президиума. Их план не удался.

— «Хунту» часто подозревают в попытках свергнуть власть. И тому есть определенные причины. Ведь вы сыграли не последнюю роль в уходе с поста губернатора Эдуарда Росселя. Не собираетесь еще кого-нибудь в отставку отправить? Например, спикера Людмилу Бабушкину.

— Я порою удивляюсь, почему нас не подозревают в намерении свергнуть президента. Губернатор сказал, что Бабушкина доработает до конца срока полномочий. Какие после этого могут быть вопросы? Мы люди системные и командные. А в «Единой России» без согласования с Москвой и губернатором никто ничего делать не будет.

— А откуда тогда возникают такие конспирологические версии?

— Есть группа людей, которая сама ищет конфликты, перекладывая с больной головы на здоровую. Она вбивает клин между командой Баринова-Шептия и резиденцией, чтобы ставка в политической игре делалась на них, а не на нас. Этим, например, активно занимался до отставки бывший замглавы администрации губернатора Андрей Кузнецов. Но свято место пусто не бывает. И сейчас «ушевдувателями» стали Павлов и Якимов.

Именно Павлов, вразрез со здравым смыслом и социологией, интриговал на выборах в Белоярке, пытаясь провести своего кандидата. Были интриги в Сысерти. Но и там, и там они проиграли. Если проанализировать итоги последних выборов, то максимальные результаты у «Единой России» как раз были на территориях, где кампании вела «Хунта Шептия». Мы победили потому, что у нас отлажена работа в муниципалитетах, выстроена система взаимодействия с элитами.

Сейчас губернатор запустил «перезагрузку», идет на сближение с другими политическими центрами влияния. Мы родились в этой области, ориентируемся в ней лучше, чем губернатор. И опираться ему на здоровые силы, мне кажется, было бы разумно.

Мы готовы консолидироваться под знаменами губернатора. Но если в той команде нас посчитают невостребованными, то мы не посчитаем это трагедией и все равно будем искать применение своим силам. Ну, не нужны, мы, условно говоря, «области», то найдем себе применение, ведь за нами стоят жители региона.

Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»

Сохрани номер URA.RU - сообщи новость первым!

Хотите быть в курсе всех главных новостей Екатеринбурга и области? Подписывайтесь на telegram-канал «Екатское чтиво» и «Наш Нижний Тагил»!

Все главные новости России и мира - в одном письме: подписывайтесь на нашу рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
В Свердловской области рушится складывавшаяся годами политическая система. Никто из VIP уже не понимает, где «свой», а где «чужой». В екатеринбургской Гордуме почти открыто перекупают депутатов, группа областных парламентариев пытается свергнуть поддерживаемого еще год назад ими губернатора, ради места в ОНФ общественники готовы «кинуть» ближайших союзников. В этом хаосе островками стабильности часто бывают лишь полувоенные структуры, одной из которых является «Хунта Шептия» в Заксобрании. Участниками каких тайных конфликтов являются ее члены, в чем их сила и какую роль уже скоро сыграют «хунтовцы» в свердловской политике — читайте в эксклюзивном интервью на «URA.Ru» депутата Максима Иванова. — Само понятие «Хунта Шептия» говорит, вокруг кого вы объединились. Но когда и где это произошло? — Наша общность зародилась, когда Уральским МКС «Единой России» руководил депутат Госдумы РФ Игорь Баринов. В то время мы все начинали заниматься политикой и нашли друг друга. Потом Баринов из-за занятости в Москве стал приезжать в Екатеринбург все реже. Тогда мы сплотились вокруг его сослуживца и хорошего друга Виктора Шептия. Именно благодаря Баринову Виктор стал секретарем регионального отделения «Единой России». — Кто именно входит в это ставшее почти мифическим сообщество? — В так называемой «Хунте», как и в «Единой России» есть собственные «крылья» и платформы. Есть более радикально настроенные депутаты — я, Александр Серебренников, Илья Гаффнер и Анатолий Никифоров. Это те, кто не боится высказывать свое мнение. Есть те, кто более склонен к нейтралитету — Виктор Шептий и Елена Чечунова. Есть те, кто формально к нам не относится, но близки к нам по духу — Валерий Савельев и Сергей Никонов. Всего 8 человек. Если остальные депутаты видят, что их интересы совпадают с нашими, то примыкают к нам, создавая временные тактические союзы. Но и внутри «Хунты» мнения часто расходятся. Например, Виктор Анатольевич совместно с Еленой Валерьевной внесли недавно на рассмотрение депутатов альтернативный нашему проект регламента Заксобрания, несмотря на то, что мы друзья. И это тоже нормально. Между нами идут дискуссии. Мы разговариваем и между собой, и с другими, не держа камней за пазухой и идя к определенной цели. Эта цель — участие в следующих выборах и последующее избрание на руководящие посты. — Как вы относитесь к самому прозвищу «Хунта», которым «наградил» в свое время вашу группу ваш коллега по парламенту и идейный оппонент Анатолий Павлов? — В нем нет ничего плохого. Ведь хунта — власть военных. Вице-спикер Заксобрания Виктор Шептий и я — бывшие военные. А везде, где военные стоят у власти, идет социально-экономический подъем. Потому что они воспитаны в духе любви к Родине. Мы все государственники. Мы все за Родину, за партию, губернатора и президента. Где хунта — нет расхлябанности и бардака. — Кто противостоит вам в Законодательном собрании? — В областном парламенте есть группа депутатов, которым уже за 60. Они заработали себе пенсию, голосуют, как попросят, и руководствуются единственным принципом: «Как бы чего не случилось». Именно поэтому «зашестидесятники» противодействуют нам по многим вопросам, касающихся изменения привычных им устоев, создают конфликты на пустом месте. — О ком именно идет речь? — Да, хотя бы о тех же Анатолии Павлове, вице-спикере Викторе Якимове. А также Анатолии Сухове, который был ранее преданным борцом экс-губернатора Александра Мишарина, а теперь является яростным адептом Евгения Куйвашева. — Почему они вас недолюбливают и боятся? — В нашу группу входят молодые люди, не раз прошедшие через горнило выборов. Мы видим необходимость в переменах в лучшую сторону, хотим развивать представляемые территории, развивать политическую систему области. Мы уверены, что во власть должны приходить не лояльные областным властям люди, а готовые к реальной работе политики. Посмотрите на того же главу Артемовского Ольгу Кузнецову — протеже Александра Мишарина. В городе нет никакого развития. Уверен, что другая судьба ждет Белоярский район, где, несмотря на противодействие со стороны Павлова, мы смогли избрать главой Павла Юдина. — Какие отношения у «Хунты» с другими партиями? — Мы против заигрываний с политическими оппонентами. Именно этим сегодня администрация губернатора занимается с областным отделением «Справедливой России». Похоже, что это политические игры, подоплека которых нам неизвестна. — А с администрацией губернатора находите понимание? — Мы одно время были для резиденции друзьями и единомышленниками. Именно «Хунта» сыграла большую роль в назначении Куйвашева губернатором, добившись на многих территориях больших результатов Путина на выборах президента РФ. А потом все резко поменялось. Эффективная команда была распущена, и нас стали рассматривать как команду злодеев. Ярче всего это проявилось год назад, когда Павлов и Якимов старательно пели главе администрации Якову Силину в уши о необходимости «свержения» Шептия с поста секретаря. Они пытались сформировать под себя состав политсовета и его президиума. Их план не удался. — «Хунту» часто подозревают в попытках свергнуть власть. И тому есть определенные причины. Ведь вы сыграли не последнюю роль в уходе с поста губернатора Эдуарда Росселя. Не собираетесь еще кого-нибудь в отставку отправить? Например, спикера Людмилу Бабушкину. — Я порою удивляюсь, почему нас не подозревают в намерении свергнуть президента. Губернатор сказал, что Бабушкина доработает до конца срока полномочий. Какие после этого могут быть вопросы? Мы люди системные и командные. А в «Единой России» без согласования с Москвой и губернатором никто ничего делать не будет. — А откуда тогда возникают такие конспирологические версии? — Есть группа людей, которая сама ищет конфликты, перекладывая с больной головы на здоровую. Она вбивает клин между командой Баринова-Шептия и резиденцией, чтобы ставка в политической игре делалась на них, а не на нас. Этим, например, активно занимался до отставки бывший замглавы администрации губернатора Андрей Кузнецов. Но свято место пусто не бывает. И сейчас «ушевдувателями» стали Павлов и Якимов. Именно Павлов, вразрез со здравым смыслом и социологией, интриговал на выборах в Белоярке, пытаясь провести своего кандидата. Были интриги в Сысерти. Но и там, и там они проиграли. Если проанализировать итоги последних выборов, то максимальные результаты у «Единой России» как раз были на территориях, где кампании вела «Хунта Шептия». Мы победили потому, что у нас отлажена работа в муниципалитетах, выстроена система взаимодействия с элитами. Сейчас губернатор запустил «перезагрузку», идет на сближение с другими политическими центрами влияния. Мы родились в этой области, ориентируемся в ней лучше, чем губернатор. И опираться ему на здоровые силы, мне кажется, было бы разумно. Мы готовы консолидироваться под знаменами губернатора. Но если в той команде нас посчитают невостребованными, то мы не посчитаем это трагедией и все равно будем искать применение своим силам. Ну, не нужны, мы, условно говоря, «области», то найдем себе применение, ведь за нами стоят жители региона.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...