Пожары в Свердловской области: где горит и как тушат. ФОТОрепортаж с борта вертолета

Откуда берется огонь в лесах, как с ним борются, что делают и чего не делают власти – подробный рассказ в 50 снимках

Размер текста
-
17
+
В этом году ситуация с лесными пожарами в Свердловской области может сложиться еще хуже, чем в прошлом. Из почвы очень быстро ушла вода, в лесах сухо, возгорания происходят один за другим. Количество пожаров уже больше, чем в этот же период в прошлом году – в пятницу утром было 76 очагов. У свердловских властей есть только есть возможность не дать разгуляться стихии: нужно проявить максимальную организованность, не жалеть денег на тушение огня, оперативно реагировать но новые возгорания. Почти во все районы Свердловской области разъехались областные министры, в Екатеринбурге чрезвычайным штабом руководит премьер Анатолий Гредин. А его заместитель Владимир Власов вместе с сотрудниками МЧС в пятницу полетел на вертолете осматривать возгорания в лесах. Корреспондент «URA.Ru» взял фотоаппарат и отправился вместе с чиновником, чтобы посмотреть и рассказать читателям – как в этом году горит Свердловская область.
 
9.30 утра. Грузимся в вертолет вместе с сотрудниками МЧС и вице-премьером Власовым, который облачился в военную форму, так что его уместнее было бы именовать по воинскому званию – майор Власов. Изучаем маршрут: сначала посмотрим, как потушили верховой пожар возле Ревды, затем полетим на север области, к Верхотурью – там самая сложная обстановка. Дальше на восток, в сторону Тавды и Туринска, и обратно в Екатеринбург. Вернуться должны часов через восемь.
 
Это не увеселительная поездка и не PR-вояж. Ну ладно, это и PR-вояж тоже (иначе зачем позвали меня и журналистов «Вести-Урал»?). Но в первую очередь это все-таки рабочий полет. Сотрудники МЧС должны осмотреть опасные районы, отметить на картах новые очаги и убедиться в локализации старых. По итогам этого облета нужно принять решение, куда именно направить пожарный Ил-76, который накануне прибыл на помощь свердловчанам из Подмосковья. Ил-76 не обладает такой гламурной известностью, как разрекламированный Путиным «самолет-амбиция» Бе-200, но, как говорят спасатели, на самом деле он даже лучше.
 
Пересекать всю область в вертолете – то еще удовольствие. Если вы не летали в «Ми-8» (я вот раньше не летал), рассказываю: в Ми-8 очень трясет, в Ми-8 очень шумно, в Ми-8 все скрипит и дребезжит. Ми-8 больше похож на ржавую гравицапу, чем на те воздушные суда, на которых привык летать обычный гражданский человек. Инструктаж по технике безопасности перед посадкой в Ми-8 звучит так: «Не пить, не курить, особо не бегать. Распишись».
 
Летим в сторону Ревды над знакомыми местами. Но с этого ракурса я их еще не видел.
 
А про эту стройку мы писали, помните?
 
Появляются первые выгоревшие проплешины, еще дымящиеся. По уцелевшим деревьям видно: пожар был низовой, горела трава. Таких пожаров в области сейчас очень, очень много.
 
По данным спасателей, на момент нашего облета в области не было очагов с открытым огнем. В этом заслуга не только пожарных, но и дождя, который прошел в регионе накануне. Однако как только установится сухая погода, огонь обязательно появится. А если поднимется порывистый ветер, то будут и верховые пожары, которые распространяются с огромной скоростью и опасны для всего живого. Поэтому в свердловском правительстве дважды в сутки собирается специальный штаб, куда стекается вся информация о пожарах – чтобы оперативно реагировать.
 
Власов перечислят меры, предпринятые правительством: закуплена техника, выделены средства из резервного фонда, приостановлены разрешения на охоту, запрещен вообще любой доступ в леса обычных граждан. Подавляющее большинство пожаров происходит по вине человека.
 
По навигатору в iPad вице-премьер следит за перемещением вертолета.
 
Может быть, самый важный пассажир вертолета – вот этот молодой парень. Он – наводчик пожарного самолета. У него с собой огромный рюкзак, спальный мешок, запас еды и воды. Мы высадим его в Сосьве. Сами мы отправимся в Екатеринбург, принимать душ, отдыхать и наслаждаться вечером пятницы. А он пойдет в лес, выберет самое пекло, установит его координаты и передаст их пилотам «Ил-76». Они поднимутся в воздух из «Кольцово» и выльют на указанную точку несколько десятков тонн воды. Судя по размерам рюкзака, он проведет в лесу не один день.
 
«Смотрите, еще столб дыма!»
 
Сейчас страшнее всего людям, живущим около кромки леса. В сухую ветреную погоду огонь может подобраться почти мгновенно, и на спасение останутся считанные минуты. Поэтому спасатели самое большое внимание уделяют тем очагам, которые находятся вблизи населенных пунктов. Пока что, к счастью, большинство возгораний находятся достаточно далеко – в 7-10 километрах от деревень и поселков.
 
МЧСовцы об этом, конечно, не скажут, но если пожар горит рядом с престижным коттеджным поселком – то шансы, что его быстро потушат, увеличиваются. Обитатели особняков начинают звонить «всем начальникам всего», а у простых людей такой возможности нет, они могут звонить лишь «01». Говорят, что тревогу по поводу пожара возле Ревды накануне тоже подняли обитатели тамошних коттеджей.
 
Сейчас в области леса горят на площади 1917 гектаров. Это больше, чем в то же время в прошлом году.
 
К счастью, в основном горит трава. От нее много дыма, это заметно. Но не так опасно, как верховой пожар – да и трава не деревья, скоро вырастет новая.
 
Самые мощные очаги оказались возле деревни Меркушино. Тут пожар уже локализован, осталось уничтожить возгорания, оставшиеся на выгоревших участках. Может быть, сюда и отправить Ил-76?
 
МЧС не нравится, что в лесах совсем не видно людей. В тушении пожаров задействовано более 1700 человек. Но где они все?
 
По прилету эти каракули превратятся в инструкции для пожарных: куда нужно ехать, где относительно спокойно, а от каких районов ждать коварных сюрпризов.
 
Наш Ми-8 – один из трех пожарных вертолетов, что сейчас кружат над областью. Он не только для наблюдения – в кабине есть ковш для воды, с помощью которого можно тушить небольшие очаги.
 
С нами и представитель свердловской прокуратуры: фиксирует все происходящее на камеру.
 
Вертолет летит не очень быстро, чуть больше 200 километров в час. Но так как на нем не нужно придерживаться дорог и можно срезать углы, добираемся до отдаленных населенных пунктов значительно быстрее автомобилей.
 
 
В тушении пожаров задействовано много служб, у каждой – своя отчетность, свои инструкции, свои начальники. И лишь задача на всех одна – потушить огонь. Чтобы ее решить, признаются госслужащие, надо прилагать большие усилия по координации действий. «Вот взять хотя бы разграничение земель, - объясняет мне Власов. – Есть федеральные земли, есть земли лесного хозяйства, есть муниципальные земли. Тушим, конечно, все, но источники финансирования оказываются разными. Это не очень удобно с организационной точки зрения».
 
Полковник Федоров из уральского центра МЧС: «Огонь в лесу – из-за неосторожного обращения с ним. Костры, окурки… Вон, смотрите, что творится!»
 
На стройплощадке возле Режа, в самом лесу, жгут строительный мусор. Искры и угли летят прямо в чащу – вот-вот вспыхнет. Представитель прокуратуры хмурит брови: надо разобраться.
 
Хорошо видно, где огонь успели остановить вспашкой.
 
Вот еще одна традиционная причина пожаров: лесорубы жгли остатки бревен и не уследили за огнем. Результат – выгорели гектары. Тоже на заметку прокурорским.
 
А здесь огонь остановился сам – из-за дождя, наверное.
 
Власов пишет конспект будущего доклада в iPad… Как мы раньше вообще жили без iPad’ов?
 
Огонь шел вдоль железнодорожного полотна. Скорее всего, пожар начался из-за окурка, выброшенного кем-то из пассажиров. Ехал, допустим, человек из Нижнего Новгорода в Красноярск, и по дороге спалил пару гектаров в Свердловской области, до которой ему вообще дела нет.
 
Какая везде разруха, честно говоря, - даже и без пожаров порой смотреть грустно.
 
Посадка на крохотном аэродроме в Сосьве. Таких аэропортиков, предназначенных для малой авиации, много по всему региону. Сейчас они заброшены и никому не нужны. Обсуждаем с Власовым: «Когда-нибудь все равно придется развивать эту сферу, с нашими-то расстояниями. Только как сделать такие перелеты коммерчески успешными?..», - хмурит он лоб.
 
На месте – совещание по поводу увиденного и звонок в Екатеринбург: готовьте «Ил-76» для полета на Меркушино.
 
Свердловские власти говорят, что делают все возможное для быстрого тушения пожаров. Я им, в принципе, верю. Но вот полковник Федоров, отойдя в сторону для короткого интервью, не может сдержать критики. Сегодня в Свердловской области самая сложная обстановка в УрФО, и не только из-за погоды. Свердловчане медленнее тюменцев или курганцев реагируют на возникновение новых очагов, иногда посылают людей аж на следующий день. Облет полковнику тоже не слишком понравился: он не увидел техники и людей, которые бы тушили пожары. Министр природных ресурсов Константин Крючков не соглашается: люди и техника есть, просто они находятся на кромках пожара, а наш вертолет летел напрямик. Под конец интервью полковник Федоров несколько смягчается: все-таки за последнюю неделю много сделано, очагов стало меньше, и денег на тушение свердловчане действительно не жалеют.
 
 
 
Обед. Казалось бы, между вице-премьером и губернатором – не такой уж и большой аппаратный и социальный разрыв. Но сколько я не напрягаю фантазию, я не могу представить свердловского губернатора (ни нынешнего, ни предыдущего, ни будущего), который бы ходил по провинциальной столовой с пустыми тарелками и спрашивал: «А куда грязную посуду-то девать?».
 
А вот в Сосьву прилетел вертолет из Кошая – он выгрузил там тридцать десантников, которые должны тушить огонь в лесу. Правда, ни одна из модификаций Ми-8 не может нести на борту такое количество людей, поэтому тут налицо явный перегруз и нарушение инструкций, так что будем считать, что вы этой фразы не читали.
 
Перед полетом
 
Перед полетом - 2
 
Наводчику пора отправляться в путь.
 
В GPS вбивают координаты, делают отметки на картах.
 
А мы полетели дальше. Вот последствия прошлогодних пожаров – единственный уцелевший дом посреди сгоревшей деревни.
 
В доме живут люди.
 
А рядом десятки гектар некогда зеленых полей превращаются в марсианские ландшафты.
 
Вот еще плохой пример: рыбаки развели костер неподалеку от леса. Ми-8 с эмблемой МЧС дважды проносится прямо над их головами, прежде чем они понимают намек и заливают огонь из котелка.
 
Вспашка – главный способ борьбы с низовым пожаром. Чтобы пахать, нужна техника. Сейчас в регионе на тушении пожаров работают 196 автомобилей, 23 будьдозера, 6 вездеходов, 89 тракторов, 11 тралов и один пожарный поезд.
 
А также три Ан-2 и три Ми-8. С сегодняшнего дня – еще Ил-76, а завтра из Омска прилетит вертолет Ми-26. В небе самое важное – зоркие глаза наблюдателей, которые часами всматриваются в горизонт, ища струи дыма.
 
Уже на подлете к Екатеринбургу видим еще один серьезный очаг – горит гектар травы прямо возле «Екатеринбург Экспо». Не опасно, но дыма очень много.
 
В общем, не ходите в лес, не жгите костров, не бросайте окурков из окон автомобиля или поезда! Берегите лес от огня.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...