В тюрьмах экс- министры и губернаторы могут позавидовать простым зэкам

Рассказ заключенного «Кремлевского централа»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Операция
Экс-министр финансов Алексей Улюкаев в тюрьме работает библиотекарем. Эту же должность выбрал себе и экс-губернатор Никита Белых Фото:

Экс-министр финансов Алексей Улюкаев заявил, что доволен работой в тюремной библиотеке и пожаловался, что ему негде заниматься йогой. Ровно два года назад министр был задержан по подозрению во взятке, а в декабре 2017 года суд приговорил Улюкаева к восьми годам строго режима. О том, в каких условиях в тюрьме на самом деле сидят бывшие министры и губернаторы, «URA.RU» рассказал адвокат, писатель, автор книги «Замурованные» Иван Миронов. Он два года отсидел в «Кремлевском централе» — самом закрытом СИЗО страны, куда отправляются вчерашние министры, генералы и олигархи.

«Кремлевский централ» — это особое СИЗО, где своего суда дожидаются самые влиятельные заключенные России. За деньги здесь ничего не купишь. В «Кремлевском централе» нет сотовой связи. Если кому-то и удается пронести телефон, то, значит, разрешение на это дали оперативники, а разговор с этого телефона, скорее всего, будет прослушиваться. При этом заключенные здесь едят ту же баланду, что и в обычных тюрьмах. Бывают, конечно, исключения для особо ценных свидетелей, которые готовы идти на сделку и оговорить серьезных людей. Им могут сделать поощрения в виде ресторанной еды.

Все меняется после приговора суда. Заключенные из «Кремлевского централа» отправляются в обычные российские тюрьмы, где все можно купить за деньги. Никаких отдельных колоний для VIP в России нет. Состоятельные люди для нынешней лагерной администрации — это классово близкий элемент. И если никаких отдельных замечаний на счет бывших ВИПов нет, то за деньги они могут позволить себе многое.

Впрочем, если влиятельный человек сильно проштрафился перед сильными мира сего, то даже после назначения наказания и отправки в колонию он будет находиться под пристальным надзором ФСБ. Многое зависит от того, насколько мстительными являются заказчики уголовных дел. Если заказ есть, то ФСБ будет следить, чтобы у состоятельного сидельца никто не брал деньги и чтобы он отбывал по всем правилам. В таких случаях бывшие заключенные становятся жертвами собственного положения.

Впрочем, если смотреть на нынешних ВИПов (например, Алексея Улюкаева и экс-губернатора Кировской области Никиту Белых — прим. ред.), то у них, похоже, все не так плохо. Тот же Белых работает заведующим библиотекой. В тюрьме эта должность считается хлебной и зачастую продается. У нас вообще, чем больше коррупции на зоне, там меньше беспредела и наоборот. Библиотекарь может иметь собственную каптерку, за ним нет жесткого контроля, он имеет собственный распорядок дня.

При этом, если человек неглупый, то он не будет хвастаться своим привилегированным положением (тот же Улюкаев сказал, что не сможет встретиться с журналистами, потому что ему разрешены всего три встречи в год — прим. ред.) Он, наоборот, будет говорить, что сидит в соответствии со всеми требованиями закона. Так будет легче выйти по УДО.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...