17 сентября 2021

«Одна родила ребенка и оставила его в лесу, на следующий день вернулась»

Челябинские чиновники, омбудсмены и сторонники Кургиняна принялись бороться за нравственность. В «войне» будут гибнуть дети

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Дискуссия о необходимости бэби-боксов обострилась Фото:

«Надеюсь, я уйду из этого здания живым», — несколько вынужденно пошутил руководитель проекта «Перспектива» Общественной палаты РФ Александр Свинин, когда разговор о бэби-боксах в Челябинске стал накаляться. «В „окно жизни“ вас не отправим, не беспокойтесь!» — обнадежил его в ответ оппонент из движения «Суть времени». Эти люди, сторонники Сергея Кургиняна, вслед за омбудсменом Астаховым собрались протестовать против «ящиков для детей» — так «кургинянцы» их называют. Мероприятие прошло накануне окружного форума «Сообщество», организованного ОП РФ. Подробности — в репортаже «URA.Ru»

Идея бэби-боксов, которую вот уже четыре года продвигает Елена Котова из Перми, в 2015 году внезапно привлекла внимание уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова. Омбудсмен весьма резко высказался насчет безобидного — как по характеру, так и по масштабу — начинания, которое успели одобрить и представители церкви, и врачи, и даже СК РФ в лице своего официального представителя Владимира Маркина. Там, где все перечисленные увидели «еще один инструмент» борьбы с гибелью детей, омбудсмен разглядел нарушение их прав.

В чем и был поддержан целым рядом чиновников и общественных организаций.

Такое развитие событий, похоже, озадачило Общественную палату РФ, поддержавшую проект Елены Котовой и фонда «Колыбель надежды» (к слову, бэби-боксы лишь одна из его составляющих). Обсудить проект предполагалось с участием самой Котовой на стартующем завтра в Челябинске при поддержке Общественной палаты форуме «Сообщество».

Однако дискуссия началась уже накануне. Круглый стол, который проходил сегодня в редакции «АИФ-Челябинск» был созван по инициативе Родительского Всероссийского сопротивления и движения «Суть времени». РВС представляет Екатерина Забачева, а лидером сторонников Сергея Кургиняна является ее муж Александр. Пришли на круглый стол также начальник управления организации медицинской помощи матерям и детям областного минздрава Людмила Подлубная, глава комитета социальной политики администрации Челябинска (и экс-министр социальных отношений области) Лариса Мошкова и первый заместитель руководителя аппарата областного омбудсмена Наталья Баскова. Идею Елены Котовой пришел отстаивать руководитель проекта «Перспектива» Общественной палаты РФ Александр Свинин.

Александр Свинин: «Такое ощущение, что предлагается бэби-боксы через каждые сто метров поставить, чтобы детей там оставляли по дороге на работу …» Фото: Владимир Васин

В итоге Александр Свинин оказался в меньшинстве против единого фронта общественников и чиновников, а круглый стол превратился в сумбурный обмен репликами, куда почти невозможно было вклиниться собравшимся журналистам. Их было немало.

Вступительное слово представителя Общественной палаты уже через три-четыре минуты было прервано лидером «Сути времени», напомнившим, что выступить желают все. К этому времени Свинин успел сообщить, что с 2011 года бэби-боксы заработали в 20 российских регионах. За это время в «окнах жизни» оставили 34 младенца: 27 из них сейчас пристроены в приемные семьи, еще за шестью, не выдержав, вернулись подбросившие детей матери. Даже по субъективной оценке это хороший результат. Но он ничуть не обрадовал «кургинянцев».

«Спасли 34 ребенка? А почему вы считаете, что их спасли? — возразила Екатерина Забачева. — В половине случаев, когда такая мама встречается с человеком (психологом, медиком или представителем службы поддержки — прим. авт.), а не с „ящиком“, она оставляет ребенка у себя. Так что ваши заявления о спасении — от лукавого!» Видимо, представительница РВС держала аргумент в кармане. Свинин был в явном меньшинстве.

Казалось, этой «подачи» только и ждали. «В Челябинске и Челябинской области не нужно устанавливать такие ящики, потому что это полностью перечеркивает всю профилактическую работу по социальному сиротству», — поддержала ее Лариса Мошкова. Чиновница сидела за одним столом с общественниками, лидера которых, Сергея Кургиняна, в 2013 году поддержала Москва. Было совершенно очевидно, на чьей дама стороне.

На стороне РВС была не только чиновница Мошкова. "Там, где устроены бэби-боксы, они никак не повлияли на статистику по брошенным детям. Количество детей, оставленных вне боксов, не изменилось, — добавила Людмила Подлубная, начальник управления организации медицинской помощи матерям и детям областного минздрава.

Свинин не сдавался. «Зато в ряде регионов, где они появились, снизилось количество убийств новорожденных: в Курской области — на 50 %, во Владимирской — на 33 %», — парировал представитель Общественной палаты.

В борьбе за нравственность координатор челябинской «Сути времени» за словом в карман не лезет Фото: facebook Александра Забачева

Но его, казалоь, никто не слышал. «А вот был случай — женщина родила ребенка и оставила его в лесу. Она следующий день вернулась за ним, — не сдавалась Подлубная. — А оставила бы в бэби-боксе и захотела вернуть — пришлось бы доказывать через суд, тратить на это время и деньги!»

Кто-то в зале, сраженный аргументом представителя минздрава, аж подавился заготовленной репликой. А кто-то осведомился: «Олеся Лукьянова из Полетаево, которая выбросила ребенка в муравейник, тоже собиралась за ним вернуться?»

Несознательную журналистку немедленно осек координатор «Сути времени» Александр Забачев: «Неправда, что в муравейник! В муравейник никто не выбрасывал! Не обманывайте и не вводите людей в заблуждение, не надо людьми манипулировать. Она просто оставила Кристину в лесу, а там уж ее муравьи покусали…»

Не нравится идея бэби-боксов и Наталье Басковой, выступившей сразу и от имени детского омбудсмена области, и от себя лично как лидера «Союза женщин»: «Рассуждать об обществе с точки зрения преступниц, убивающих своих детей, безнравственно! Мы обсуждаем сейчас вопрос, который разрушает уровень духовности и морали. Открыть бэби-бокс — это открыть ящик Пандоры! В Союзе женщин не нашлось ни одной женщины из числа нашего актива, которая поддержала бы эту идею!»

«Послушайте, а актив — это сколько? Десять человек, сто, тысяча?» — не выдержал Свинин. «Это много!» — ничуть не смутилась Баскова. И, пользуясь случаем, осведомилась, почему Общественная палата поддерживает проект Елены Котовой, но не уделяет внимание проекту «Благополучная семья», выдвинутому Союзом женщин.

«Кстати, почему эти нелегальные ящики стоят по всей стране и в них оставляют детей? Ведь это же в чистом виде 125-я статья УК?!» — поставил вопрос ребром лидер «кургиняновцев», выдвинув, видимо, самый веский аргумент.

Четыре женщины — чиновницы и общественницы — дружно выступили против «окон жизни» Фото: Владимир Васин

Кстати, заявление пресс-атташе СКР Владимира Маркина, который не нашел криминала в бэби-боксах, в «Сути времени» считают частным мнением, а не официальной позицией СК РФ.

Тем временем Александр Свинин, принужденный к молчанию напором оппонентов, молча набрасывал на бумаге ответы на звучащие одну за другой претензии. К моменту, когда возникла пауза, исписанными оказались уже три листа.

Получив слово, он напомнил, что детей оставляют не в ящиках, а в медучреждениях, где установлены бэби-боксы. Что дети, оставленные там, находятся под заметно более пристальным вниманием — в том числе и надзорных органов. Что президентский грант Елене Котовой и фонду «Колыбель надежды» выделила отнюдь не ОП РФ. И, к слову, лоббировать проекты Союза женщин должны их представители в Общественной палате. Которые там, в отличие от фонда Елены Котовой, имеются. И, наконец, о том, что омбудсмен должен защищать права всех граждан РФ — не выделяя из них «безнравственных маргиналов».

«В конце концов, вы сами говорите, что нет зависимости между бэби-боксами и количеством брошенных детей! Ну о каком негативном влиянии можно говорить?» — развел руками представитель Общественной палаты.

Но никого Александр Свинин не убедил. Напротив, вызывал новую атаку, сводящуюся к тому, что «окна жизни» не нужны, деньги лучше направить на другие цели (например, лечение детей-аутистов), а завтрашние слушания на форуме «Сообщество» призваны легитимизировать уже фактически принятое решение об узаконивании бэби-боксов.

Вообще, если верить супругам Забачевым, существует своего рода заговор: некие силы пытаются с целью подрыва нравственности в России развернуть в стране сеть бэби-боксов, их поддерживают Общественная палата и СМИ, которые неспроста уделяют повышенное внимание убитым и брошенным новорожденным. «Раньше убивали практически столько же, но сейчас почему-то тема сразу подхватывается — мы же всё мониторим!» — говорит Екатерина Забачева.

Увы, попытка узнать соответствующую статистику у присутствующего здесь же представителя прокуратуры никому не удалась. Но мы знаем о выброшенном в лесу под Свердловском ребенке, о чудесном спасении Кристины из Полетаево, о заколотом ножницами мальчике в Аше, об утопленном в ведре пятом «ненужном» ребенке в Уйском районе Челябинской области. А сколько таких случаев остались неизвестными? Между тем именно на этих детей сориентирована программа Котовой. Ведь их матери оставались вне всех программ профилактики, на которых, по мнению Мошковой, якобы ставят крест бэби-боксы. Эти женщины не вставали на учет в консультациях, рожали дома, не общались с психологами кризисных центров. Сколько из рожденных ими детей могло бы остаться в живых при наличии «окон жизни»? Да хотя бы один…

Оставь Олеся Лукьянова дочь не в лесу под Полетаево, а в бэби-боксе — уголовного дела сегодня не было бы Фото: аккаунт Олеси Лукьяновой, «ВКонтакте»

На это у общественников и чиновников есть консолидированное мнение: такие женщины все равно будут убивать детей, а не оставлять их в этих ящиках! Больше того, ситуация ухудшится. «Прибила бы Лукьянова ребенка, а потом сказала бы, что, мол, отнесла его в бэби-бокс, — и попробуй что-нибудь доказать!» — заметила Екатерина Забачева.

Журналисты вспомнили про генетическую экспертизу, позволяющую установить родство с легкостью, но это прошло незамеченным.

Словно завершая дискуссию, представитель челябинского минздрава начала объяснять, что у нерадивых мамаш имеется масса возможностей избавиться от ребенка и без окон жизни, не доводя до убийства. Например, прийти в роддом под другим именем, назвать другой адрес и покинуть лечебное учреждение «по-английски» — такое происходит достаточно часто, и за это матерям не грозит никакая ответственность. Те, кто опасается огласки или осуждения со стороны, приезжают рожать в другие муниципалитеты. И вообще — можно оставить на пороге роддома или отнести в церковь. Непонятно, правда, чем все перечисленное лучше бэби-боксов? Даже анонимность, которая так раздражает «Суть времени» и РВС, налицо и в таком варианте.

Лучше всего на это ответила — пусть и невольно — экс-глава южноуральского минсоца Лариса Мошкова: «Открыть бэби-бокс — это расписаться в бессилии всех структур профилактики!»

Такое, безусловно, невыносимо и недопустимо — ни для чиновников, ни для официальных правозащитных структур. Поэтому четыре «окна жизни» из 20 закрылись после «крестового похода», предпринятого Астаховым и его сторонниками, над бэби-боксом в Тюмени «неизвестные» воткнули видеокамеру — сведя эффект проекта к нулю, а завтрашние слушания в рамках форума «Сообщество» будет предварять пикет РВС.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...