04 декабря 2021
03 декабря 2021

«Ройзман должен сидеть рядом с Маленкиным». Бывший соратник мэра Екатеринбурга заподозрил руководство фонда в хищениях

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Суд над Маленкиным. Екатеринбург, ройзман евгений, кабанов андрей
Фото:

Президент фонда «Город без наркотиков» Андрей Кабанов на сегодняшней пресс-конференции обвинил бывшее руководство организации в различных преступлениях.

Кабанов, в частности, поведал, как жена вице-президента фонда Евгения Маленкина, осужденного на 4,5 года, рассказала ему, что Маленкин действительно подбрасывал наркотики, и отметил, что делал это «во благо».

«Как это во благо? Кто тебе такое вообще сказал?». Она ответила, что Ройзман. «Поэтому я считаю, что Ройзман должен сидеть рядом с Маленкиным», — отметил Кабанов. Также Кабанов рассказал о так называемом «золоте партии» — деньгах фонда. Однажды Кабанову позвонил Евгений Ройзман (учредитель фонда) и сказал, что бизнесмен Михаил Прохоров дает «ГБН» 15 миллионов рублей.

«Через три дня он мне снова звонит и говорит: „Знаешь, я там за последнее время много своих денег потратил, а можно я заберу, мне иконы покупать надо“. Я ему полностью тогда доверял. Он эти миллионы взял», — рассказал Кабанов.

Затем он стал рассказывать подробности, что в 2011 году от трех фирм тремя траншами поступило 15 миллионов рублей. Все они забирались наличными деньгами почти ежедневно.

«В то время, когда эти деньги шли, было очень много реабилитантов — до 400 человек, а это огромные деньги, которые позволяли фонду брать реабилитантов на благотворительной основе. Помимо 15 миллионов были эти деньги», — рассказал Кабанов. Потом он пояснил, что стал задавать вопросы Сергею Щипачеву (ранее был президентом фонда), но тот написал только заявление на увольнение, а отчитываться по деньгам не захотел. По словам Кабанова, Щипачева уволили по статье и где он сейчас — никто не знает.

«Нарушений очень много. Сейчас работаем с правоохранителями. По отчетам бухгалтерским на вывоз дерьма с Изоплита в месяц тратилось около миллиона рублей. И таких вещей очень много. Кроме того, очень много долгов у фонда — от электричества до Интернета. Самый большой долг был у Ройзмана перед ребятами-оперативниками („фондовцами“) — 340 тыс. рублей», — отметил Кабанов.

Суд над Маленкиным. Екатеринбург, кабанов андрей
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Президент фонда считает, что речь идет о хищении средств. Сколько именно исчезло — непонятно, не все 15 миллионов, но «громадная сумма», считает Кабанов. «Основной человек, которого я подозреваю — это Щипачев, но в этом фонде, без паспорта у градоначальника (Ройзмана) муха бы не пролетела. Он был в курсе всех дел», — отметил Кабанов.

Президент фонда говорит, что на адвокатов выделялись огромные суммы — по 1,2 млн рублей, и на защитников Маленкина давал деньги фонд, а не Ройзман, так утверждавший. Сейчас перед защитниками задолженность — 150 тысяч рублей.

Кроме того, Кабанов рассказал, что у фонда «ГБН» было два здания — на Белинского, 19 и участок на углу Белинского-Энгельса. «Мы там ставили машины. В 2003 году Ройзман оформил на свою жену шесть гаражей подземных, где у нее мастерская, квартиры, земля под музей и сам музей, построенный по себестоимости. Последний раз Щипачева спросил о гаражах и земле — он мялся, говорил, что все оформлено на жену Ройзмана», — отметил Кабанов и уточнил, что все документы отправлены в свердловское ГУ МВД. Отметим, что речь идет, по всей видимости, о музеях «Невьянская икона» и «Арт-Птица», которые находятся рядом с фондом и раньше принадлежали именно «ГБН».

Президент фонда «Город без наркотиков» Андрей Кабанов на сегодняшней пресс-конференции обвинил бывшее руководство организации в различных преступлениях. Кабанов, в частности, поведал, как жена вице-президента фонда Евгения Маленкина, осужденного на 4,5 года, рассказала ему, что Маленкин действительно подбрасывал наркотики, и отметил, что делал это «во благо». «Как это во благо? Кто тебе такое вообще сказал?». Она ответила, что Ройзман. «Поэтому я считаю, что Ройзман должен сидеть рядом с Маленкиным», — отметил Кабанов. Также Кабанов рассказал о так называемом «золоте партии» — деньгах фонда. Однажды Кабанову позвонил Евгений Ройзман (учредитель фонда) и сказал, что бизнесмен Михаил Прохоров дает «ГБН» 15 миллионов рублей. «Через три дня он мне снова звонит и говорит: „Знаешь, я там за последнее время много своих денег потратил, а можно я заберу, мне иконы покупать надо“. Я ему полностью тогда доверял. Он эти миллионы взял», — рассказал Кабанов. Затем он стал рассказывать подробности, что в 2011 году от трех фирм тремя траншами поступило 15 миллионов рублей. Все они забирались наличными деньгами почти ежедневно. «В то время, когда эти деньги шли, было очень много реабилитантов — до 400 человек, а это огромные деньги, которые позволяли фонду брать реабилитантов на благотворительной основе. Помимо 15 миллионов были эти деньги», — рассказал Кабанов. Потом он пояснил, что стал задавать вопросы Сергею Щипачеву (ранее был президентом фонда), но тот написал только заявление на увольнение, а отчитываться по деньгам не захотел. По словам Кабанова, Щипачева уволили по статье и где он сейчас — никто не знает. «Нарушений очень много. Сейчас работаем с правоохранителями. По отчетам бухгалтерским на вывоз дерьма с Изоплита в месяц тратилось около миллиона рублей. И таких вещей очень много. Кроме того, очень много долгов у фонда — от электричества до Интернета. Самый большой долг был у Ройзмана перед ребятами-оперативниками („фондовцами“) — 340 тыс. рублей», — отметил Кабанов. Президент фонда считает, что речь идет о хищении средств. Сколько именно исчезло — непонятно, не все 15 миллионов, но «громадная сумма», считает Кабанов. «Основной человек, которого я подозреваю — это Щипачев, но в этом фонде, без паспорта у градоначальника (Ройзмана) муха бы не пролетела. Он был в курсе всех дел», — отметил Кабанов. Президент фонда говорит, что на адвокатов выделялись огромные суммы — по 1,2 млн рублей, и на защитников Маленкина давал деньги фонд, а не Ройзман, так утверждавший. Сейчас перед защитниками задолженность — 150 тысяч рублей. Кроме того, Кабанов рассказал, что у фонда «ГБН» было два здания — на Белинского, 19 и участок на углу Белинского-Энгельса. «Мы там ставили машины. В 2003 году Ройзман оформил на свою жену шесть гаражей подземных, где у нее мастерская, квартиры, земля под музей и сам музей, построенный по себестоимости. Последний раз Щипачева спросил о гаражах и земле — он мялся, говорил, что все оформлено на жену Ройзмана», — отметил Кабанов и уточнил, что все документы отправлены в свердловское ГУ МВД. Отметим, что речь идет, по всей видимости, о музеях «Невьянская икона» и «Арт-Птица», которые находятся рядом с фондом и раньше принадлежали именно «ГБН».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...