20 мая 2022

Выступать на общественных слушаниях записались 548 (!) екатеринбуржцев. Откуда такой ажиотаж?

Заявления подавали со скоростью 1 человек в минуту. ФОТО

Размер текста
-
17
+
Эта красивая девушка в зеленых сапогах - последняя из заявителей вышла из кабинета 
Все! Больше на слушания по изменению Устава Екатеринбурга никому не записаться. В четверг, 9 сентября, в 18 часов 4 минуты прием заявок от горожан, желающих выступить на этом эпохальном мероприятии, был завершен. Корреспондент «URA.Ru» в последних рядах смог подать заявление, а заодно увидеть горожан, которых грядущие изменения так сильно взволновали, что в рабочее время они организованными группами шли и шли в мэрию. Фиксируем момент: смотрите, как это было.
 
Как и любое бюрократическое мероприятие, смена системы власти в Екатеринбурге связана со множеством разных процедур и правил. Нужно менять Устав, для этого получить одобрение городской думы, а для нее – одобрение горожан на общественных слушаниях, а чтобы провести эти самые слушания, нужно заблаговременно предупредить о мероприятии и дать всем желающим записаться на выступление, а перед этим еще должен появиться политик, ставящий свою фамилию под самой идеей изменения системы. Если хотя бы в одном из этих пунктов сбой – вся операция коту под хвост.
 
Имя автора поправок мы знаем – это Яков Спектор. Первый этап пройден.
 
Второй закончился в четверг – в 412-м кабинете в здании горадминистрации прекратили принимать заявки от политически активных граждан.
 
Я приехал в мэрию в 17.48. Оставалось всего 12 минут, но записаться было не так-то просто. В комнате у стойки стоял мужчина и вписывал в стандартный бланк свои данные. Рядом на стуле сидела женщина в возрасте и добивалась от сотрудника аппарата гордумы, чтобы ее тоже записали. «Мы вас запишем. Только ни к чему это – прийти на слушания могут все желающие. Мы сейчас только принимаем заявки от тех, кто хочет выступить», - объяснял он. Тетушка хотела выступить и не понимала, почему ей отказывают.
 
- Нам нужен ваш паспорт с местной пропиской, - вежливо объяснял парень, и почему-то создавалось впечатление, что делал он это уже не в первый раз.
 
- Вот мое пенсионное, - не сдавалась собеседница.
 
- По закону нужен паспорт.
 
- Да поверьте мне на слово! Надо людям на слово верить!
 
- Нет, есть закон.
 
- Да что закон. Его по-разному повернуть можно. Вы меня запишите, а. Ну почему нет? Это в журнале «Крокодил» описывать надо.
 
 
Больше всех изменения в Устав взволновали екатеринбурженок. По нашим представлениям, так выглядят работники бюджетного сектора
 
Она продолжала спорить с парнем, а в комнату все заходили и заходили. В основном женщины лет 40-55. В моем представлении именно так выглядят работники бюджетного сектора. Они брали заявления – листы формата А4, в верхней и нижней части которых одинаковый текст: один остается у заявителя, второй регистрируют в думе, - быстро вносили свои данные и отдавали их на регистрацию: одна, вторая, вот сразу двое, пятая…
 
- Что ж это такое, - в сердцах бросила сотрудница аппарата, наблюдающая за происходящим. – Все записываются выступать. Но для выступления нужно в письменном виде свои предложения предоставить. Ни у кого их нет.
 
И она вышла из кабинета.
 
Тут же вошла крупная женщина, тоже из местных работниц-начальниц. «Что тут такое? Давайте еще пять минут, и закрывайте это все!», - скомандовала она. На часах было 17.53. Но было ясно, почему все хотят поскорее закончить с этим жутким делом.
 
- Слушай, я заполняю форму, - рассказывает новая посетительница по телефону. – Но тут нужен паспорт. А у меня же твоего паспорта нет, так я только на себя оформлю, на тебя не получится. 
 
Редакционное задание было простым – зарегистрироваться последним. Беру заявление, внимательно читаю и ничего не понимаю. В стандартном бланке сказано: «Мое предложение – внесение изменений в Устав Екатеринбурга», и далее пробел, куда надо вписать идею. Уложиться предстоит в полторы строчки. Спрашиваю соседку, также заполняющую заявление, что писать, если я против поправок? В ответ недоумевающий взгляд.
 
- Девушки, что писать, если я против поправок? - вопрошаю уже сотрудниц аппарата.
 
- Против?!
 
- Конечно.
 
- Пишите «отклонить». И не заполняйте вы пока вторую часть, - взмах, и у меня оторвали уже заполненную половину. – Вот, регистрирую вас. Остальное дома заполните. Приходите 17 сентября. Следующий!
 
Стать последним записавшимся мне не удалось. За мной в кабинет зашли мама с дочкой.
 
Жду в коридоре, кто же станет последним.
 
Из кабинета выходит мама. За ней следом сотрудница аппарата, и сразу обращается к «маме»: «Видишь, что у нас тут творится (приставляет пальцы к горлу). Давай я вечером позвоню». Выходит и дочка.
 
- Вы за или против поправок, - спрашиваю.
 
- А вы?
 
- Конечно, против.
 
 
Все, прием заявок прекращен. Работники аппарата расходятся по домам: для них кошмар последних дней закончился
 
Они молча уходят. В коридоре четвертого этажа появляются парень с девушкой. Его я, кажется, видел на мероприятиях «Молодой гвардии». До меня их в кабинете не было, но в руках у них аккуратно заполненные заявления, заботливо сложенные в прозрачные файлы. Они скрываются в кабинете. Туда же заходит крупная дама: «Все, закрывайтесь!». За время моего дежурства заявки подали четырнадцать человек: по одному в минуту.
 
18.03. Кабинет закрывают. Заявки на участие в слушаниях подали 548 человек. Замглавы аппарата горадминистрации Сергей Тушин объясняет, что слушания могут идти несколько дней подряд.
 
Будем ходить и на них.
 
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...