У Куйвашева нет команды. Это стало совершенно очевидно

Война всех со всеми началась. Даже раньше, чем у Мишарина

Размер текста
-
17
+
Можно делать ставки, когда в кабинете министров случатся первые битвы
Со стороны кажется, что многоголовая бюрократия не работает, не появляется в новостях и не принимает решения. Третью неделю нет губернатора – все остановилось. Но затишье внутри свердловской власти – лишь видимость: на деле первый эшелон чиновничества активно делил полномочия. Минпром старался вырвать право проводить выставки, Минкультуры боролся за туризм, а Минтранс – вообще за право существования. Самое интересное – впереди: утвержденные Куйвашевым вице-премьеры – новые центры власти, существенно ограничивающие полномочия председателя правительства. Всем все не нравится. Все друг под друга копают. Чиновники, работающие уже с третьим губернатором, подмечают: в этой команде конфликты начались слишком рано.
 
 
Выбирая между двумя замами (Александром Петровым и Сергеем Зыряновым), премьер Денис Паслер (справа) выбрал Зырянова (слева) – и его функционал остался прежним
 
Свердловская область живет без губернатора 16 дней. Формально обязанности ушедшего в отпуск Евгения Куйвашева должен исполнять Сергей Носов, назначенный вице-губернатором. Но и само назначение формальность – Носов борется за любовь жителей Нижнего Тагила, которым предстоит 14 ноября избрать его своим мэром. Реально за ситуацию в области отвечают двое: глава администрации Яков Силин и премьер Денис Паслер, притом последний обладает правом подписи основных документов, которые обычно визирует лишь губернатор. Никто из этой тройки саму по себе власть не символизирует, неделю назад Паслер выходил в люди, смотрел на новый футбольный стадион, проводил совещание по строительству детских садов, но быстро вернулся в кабинетную тишину: власти, демонстрирующей свою заботу о населении, в Свердловской области нет.
 
 
Галина Кулаченко – дама с характером, и старшим к ней поставлен Алексей Орлов, хорошо знающий финансиста по Тюмени 
 
Совсем иначе ситуация выглядит изнутри. «Работаем допоздна, - рассказывает сотрудник аппарата правительства. – Каждый день новые вводные по структуре». С конца июня, когда был сформирован нынешний состав кабинета министров, каждый день его члены проводят в борьбе за полномочия. Министр культуры Алексей Бадаев добивался сохранения за собой функционала по развитию туризма и охране памятников культуры. Однако обе функции у Минкультуры изъяты: туризм передан Минэкономики, памятники – Министерству по управлению госимуществом.
 
 
Знатоки уверены: конфликтна сама система управления. Министр образования Юрий Биктуганов (на фото) не выбирал себе заместителей и вынужден работать с выписанным из Тюмени специалистом
 
Подчиненный Дениса Паслера признает: шеф проводил ежедневные встречи с министрами, «настраивая работу правительства». Одним из обиженных оказался вице-премьер Александр Петров, просивший расширить зону ответственности за счет коллеги Сергея Зырянова. «Но Петрову оставили курировать только Минпром, где он раньше был министром. Потому что это запущенная сфера, а тема – ответственная. Забастовка, голодовка, чуть что – сразу Минпром», - рассказывает собеседник агентства.
 
Знакомый министр говорит, что главный итог продолжительных консультаций – наведение порядка в структуре. Утвержденное год назад постановление о распределении полномочий уже перессорило ведомства между собой (с подачи прежнего вице-премьера Павла Королева функционал министерств был перепутан), а последняя реформа экс-губернатора Александра Мишарина лишь все запутала окончательно.
 
 
Завхозам здесь не место. Управляющий делами (на фото Татьяна Паринкова) больше не будет входить в состав правительства
 
«Запущенную Мишариным реорганизацию остановить было невозможно, и приходилось восстанавливать из руин», - пафосно описывает проделанную работу источник в правительстве. Так, было восстановлено единое Министерство экономики, из департамента – обратно в статус министерства переведено управление госимуществом, Минтранс больше не ликвидируют, напротив, министерство поглотило Минсвязи. Из мишаринских новаций поддержано лишь уничтожение Министерства торговли, чей функционал передан Минсельхозу.
 
 
Вячеслав Пинаев хотел забрать в Минпром функции по выставочной деятельности, курирование особых экономических зон, природоохрану. Но получил только смотры техники в Тагиле
 
«Но функционал не был устоявшимся, были и споры – мы старались его изменить», - утверждает один из министров. В частности, глава Минпрома Владислав Пинаев добивался передачи его ведомству полномочий по выставочной деятельности и работе особых экономических зон. Но потерпел фиаско: обе функции – у Минэкономики. Минпрому оставили только курирование выставок в Нижнем Тагиле: «Оборона и защита»  и Russian ExpoArms. Проигрышем закончилась и попытка взять на себя часть функционала по природным ресурсам и экологии. Решением правительства этот блок вопросов остался за Минприроды.
 
 
Александр Сидоренко может пребывать в отличном настроении: его министерство не только не ликвидировали, но и отдали ставки Минсвязи
 
Минстрой смог получить функции по социальной инфраструктуре и теперь отвечает за подведение коммуникаций, планирование детсадов, медучреждений и т.п. Из правительства выведен и управляющий делами губернатора и правительства. По образцу федеральных органов создано полноценное управление делами, которое отвечает за материально-техническое обеспечение деятельности губернатора и правительства и подотчетно вице-премьеру. В настоящий момент его курирует Азат Салихов.
 
Вице-премьеры – самая болезненная тема реформированного кабмина. В правительстве Александра Мишарина их было больше десятка, и многие совмещали эту работу со статусом министра, то есть имели дополнительную должность только как прибавку к зарплате. Сейчас министров-совместителей нет и вице-премьеры курируют определенные блоки. Первый вице-премьер Владимир Власов – Минобр, Минсоцполитики, Минздрав, Минкультуры и Минспорта, а также территориальные комиссии по делам несовершеннолетних, вице-премьер Илья Бондарев – Минприродных ресурсов, Минсельхоз, департаменты ветеринарии, по контролю за животным миром и лесного хозяйства, вице-премьер Сергей Зырянов – Минэнергетики, Минстрой, Минтранс, управление жилинспекции и гостройнадзора.
 
«Вице-премьеры становятся полноценными кураторами направлений, - разъясняет собеседник агентства. – Например [вице-премьер по экономике Алексей] Орлов. У него в подчинении Минфин и Минэкономики. Министры не имеют права выходить с предложениями, проблемами и замечаниями ни на премьера, ни на губернатора без обсуждения с вице-премьером. Случилось что-то – вопрос обсуждается сначала с Орловым, и лишь он определяет, нужно докладывать об этом выше или нет. И если нужно, то с каким акцентом».
 
 
Новация нынешнего правительства – вице-премьеры. Без санкции Алексея Орлова (слева) не может решиться ни один вопрос в Минэкономики и Минфине. Только он может докладывать о проблемах премьеру и губернатору, и с такой оценкой, которую сочтет необходимой
 
Также вице-премьер имеет право забирать себе определенный функционал: Орлов, например, работавший с Куйвашевым в Тобольске, намерен лично вести работу по развитию туризма. Также на его уровень будет заведено взаимодействие с налоговой службой, контакты с ФПГ. «Статус вице-премьера позволяет выходить даже на федеральные органы власти», - объясняет собеседник агентства.
 
Реформированный институт вице-премьером аппаратно воспринимается как страховка от ошибок председателя правительства Дениса Паслера. По распределению полномочий ему подчинены МУГИСО, Минфин (наравне с вице-премьером Орловым), МИВЭС, управделами губернатора (вместе с вице-премьером Салиховым), аппарат правительства, РЭК, департамент общественной безопасности. «Вице-премьеры могут обращаться к губернатору без санкции премьера, - объясняет источник в администрации губернатора. – Это позволяет получать объемную информацию».
 
 
Электронные информационные стенды в холле белого дома, поставленные ради удобства посетителей, – отключены. В них были контакты всех сотрудников власти. Но какой в них прок, пока полномочия не разделены?
 
Сами вице-премьеры считают, что решение Дениса Паслера о сокращении их аппаратов (с 10 до двух человек на каждого) – попытка лишить их ресурса для наращивания собственного политического веса. Для проработки решений и контроля за исполнением поручений вице-премьерам придется использовать сотрудников подконтрольных министерств, что неизменно приведет к конфликтам с министрами.
 
«Конфликтна вся сегодняшняя система государственной власти Свердловской области, - уверен один из старожилов региональной политики. – Отбросим время Мишарина, когда все воевали со всеми. Россель назначал только двух людей: премьера и главу администрации, ставил перед ними задачи, а те сами определяли состав команды. Это позволяло им решить, как они будут достигать необходимого результата.
 
Сейчас назначаются два руководителя. Например Паслер. Ему говорится, что у тебя будут три таких-то министра, а остальных ты назначаешь сам. Он просит сохранить всех прежних. Это одобряется, а потом ему говорят: «А еще у тебя будут такие-то заместители», и министрам говорят – у вас будут те замы, кого мы назовем. И в администрации губернатора – то же самое: есть глава, и он не выстраивает команду сам, а работает с теми замами, которые ему даны. Можно работать с самыми благими намерениями, но это не команда. И конфликты будут. Они уже есть. Чем это кончится -  сегодня очевидно всем. В мэрии Екатеринбурга довольно потирают руки: что ни губернатор – то подарок судьбы».
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...