28 мая 2022
27 мая 2022

«А они еще в пионерлагере познакомились»

Битва двух олигархов за уральские заводы привела к бойкотированию международного суда

Размер текста
-
17
+
Когда начнется процесс «о миллиардах Максимова» и завершится пятилетний конфликт акционеров - пока неясно

Поиск заговорщиков иногда приводит к удивительным результатам. Очередной судебный процесс, связанный с требованием екатеринбургского бизнесмена Николая Максимова к НЛМК выплатить ему 16,2 млрд рублей, снова отложен. Из-за того, что под «раздачу» попали уважаемые адвокаты, профессиональное сообщество начало пугать третейский суд отказом от его услуг и созданием альтернативной структуры, которая поставит крест на теоретиках права.

Затянувшийся спор екатеринбургского бизнесмена, основателя ОАО «Макси-групп» Николая Максимова с олигархом, владельцем «Новолипецкого металлургического комбината» Владимиром Лисиным стал причиной раскола в адвокатском корпусе и третейском суде.

В рамках стандартной подготовки к новому слушанию в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ, в котором Максимов пытается добиться от НЛМК 16,2 млрд рублей за свои обесценившиеся акции (ему принадлежит 50% — 1 акция обанкротившейся Макси-групп, где НЛМК является владельцем контрольного пакета), стороны разошлись даже по вопросам состава судей.

Согласно регламентам, участники могут рекомендовать президиуму МКАС несколько кандидатур на роль основного и запасного арбитров. Максимов предложил ввести в процесс Джудитту Кордеро Мосс и Пера Рунеланда из списка арбитров МКАС, а НЛМК высказался за Петра Баренбойма и Константина Скловского — не входят в пресловутый список, но это допустимо.

Истцу кандидатуры НЛМК категорически не понравились, и он заявил о близости Скловского и Баренбойма с руководителем Адвокатской палаты Москвы Генри Резником, партнер которого участвует в судебных процессах со стороны НЛМК (речь идет о Николае Гагарине, сопредседателе конторы «Резник, Гагарин и партнеры»).

В своем письме в МКАС Максимов сообщил, что работодатель Скловского — Александр Аснис — с детства знаком с Резником. Сомнения в беспристрастности Баренбойма связаны с тем, что он вместе с Резником входит в Совет адвокатской палаты Москвы, а кроме того они выпустили несколько совместных книг. А на юбилей Резника Скловский подготовил очерк. В итоге в конце февраля президиум МКАС принял решение не принимать адвокатов в процесс.

Так как арбитры не обязаны объяснять причины отвода, сложно сказать, были ли они связаны с соблюдением принципов беспристрастности. Или это была попытка избежать скандала, который нанесет МКАС очередной репутационый удар, как это было два года назад. Напомним, что юристы НЛМК усомнилась в беспристрастности судей МКАС и заявили им отводы на основании того, что у экспертов Максимова и арбитров был общий работодатель.

Несколько дней назад Генри Резник обвинил президиум МКАС в дискредитации адвокатского корпуса и назвал отвод двух высокопрофессиональных юристов «вопиющим случаем произвола и правовой безграмотности президиума МКАС». «Тяжелой артиллерией» стала инициатива главы московской адвокатуры рекомендовать клиентам отказаться от процессов в коммерческом арбитражном суде до тех пор, пока на законодательном уровне не будут приняты решения, которые превратят российский третейский суд в институт, которому можно доверять.

В профессиональных форумах уже несколько дней идет активное обсуждение ситуации в МКАС, который, по утверждениями некоторых пользователей, «превратился в болото». Адвокаты считают, что действия президиума третейского суда связаны с тем, что МКАС не намерен допускать к процессам представителей адвокатского корпуса, и напоминают, что некоторое время назад партнер Baker&McKenzie Владимир Хвалей предложил создать альтернативный третейский суд — Российскую арбитражную ассоциацию из представителей крупнейших юристов и практикующих адвокатов, которые смогут в отличие от арбитров МКАС (теоретики от юриспруденции) быть более «эффективными и менее ангажированными». Именно на дефицит двух этих составляющих нередко указывают иностранные компании, которым приходится сталкиваться с российским судопроизводством.

Юрист ZettaLex Марина Вараксина (знакома с работой МКАС) напоминает, что арбитражный суд при ТПП — является наиболее известным для иностранцев российским третейским судом.

«МКАС рассматривает дела, отягощенные иностранным элементом, например, когда одна из сторон по сделке является иностранным юридическим лицом или когда отношения сторон подчинены иностранному праву. Поэтому в основном третейскую оговорку в контрактах (возможность рассматривать споры в третейском суде) предусматривают крупные российские компании, которые имеют постоянные деловые отношения с партнерами за рубежом. Если брать соотношение дел, рассматриваемых в МКАС при ТПП и арбитражных судах, то процент дел в МКАС достаточно небольшой. (По статистике МКАС, в 2012 году поступило 241 исковое дело из 47 стран мира. При этом 5% из них это споры на сумму более 10 млн долларов, 2% — споры на сумму от 5 до 10 млн долларов, и 5% — иски о требовании сумм от 2 до 5 млн долларов — прим. ред.) То есть, по большому счету, реальной альтернативы ему нет. С учетом указанных факторов данный скандал, скорее всего, не повлияет существенным образом на выбор сторонами именно третейского суда в качестве арбитра при возможном споре. И, вероятно, это не повлияет на выбор МКАС среди третейских судов» — заявила «URA.Ru» г-жа Вараксина.

Некоторое время назад НЛМК назвал два альтернативных имени — Оксаны Олейник и Ярослава Карнакова, но утвердит ли их президиум МКАС, пока неизвестно. Кроме того, нет определенности по дате начала процесса «о миллиардах Максимова», который должен приблизить завершение пятилетнего конфликта акционеров.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Екатское Чтиво», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
Поиск заговорщиков иногда приводит к удивительным результатам. Очередной судебный процесс, связанный с требованием екатеринбургского бизнесмена Николая Максимова к НЛМК выплатить ему 16,2 млрд рублей, снова отложен. Из-за того, что под «раздачу» попали уважаемые адвокаты, профессиональное сообщество начало пугать третейский суд отказом от его услуг и созданием альтернативной структуры, которая поставит крест на теоретиках права. Затянувшийся спор екатеринбургского бизнесмена, основателя ОАО «Макси-групп» Николая Максимова с олигархом, владельцем «Новолипецкого металлургического комбината» Владимиром Лисиным стал причиной раскола в адвокатском корпусе и третейском суде. В рамках стандартной подготовки к новому слушанию в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ, в котором Максимов пытается добиться от НЛМК 16,2 млрд рублей за свои обесценившиеся акции (ему принадлежит 50% — 1 акция обанкротившейся Макси-групп, где НЛМК является владельцем контрольного пакета), стороны разошлись даже по вопросам состава судей. Согласно регламентам, участники могут рекомендовать президиуму МКАС несколько кандидатур на роль основного и запасного арбитров. Максимов предложил ввести в процесс Джудитту Кордеро Мосс и Пера Рунеланда из списка арбитров МКАС, а НЛМК высказался за Петра Баренбойма и Константина Скловского — не входят в пресловутый список, но это допустимо. Истцу кандидатуры НЛМК категорически не понравились, и он заявил о близости Скловского и Баренбойма с руководителем Адвокатской палаты Москвы Генри Резником, партнер которого участвует в судебных процессах со стороны НЛМК (речь идет о Николае Гагарине, сопредседателе конторы «Резник, Гагарин и партнеры»). В своем письме в МКАС Максимов сообщил, что работодатель Скловского — Александр Аснис — с детства знаком с Резником. Сомнения в беспристрастности Баренбойма связаны с тем, что он вместе с Резником входит в Совет адвокатской палаты Москвы, а кроме того они выпустили несколько совместных книг. А на юбилей Резника Скловский подготовил очерк. В итоге в конце февраля президиум МКАС принял решение не принимать адвокатов в процесс. Так как арбитры не обязаны объяснять причины отвода, сложно сказать, были ли они связаны с соблюдением принципов беспристрастности. Или это была попытка избежать скандала, который нанесет МКАС очередной репутационый удар, как это было два года назад. Напомним, что юристы НЛМК усомнилась в беспристрастности судей МКАС и заявили им отводы на основании того, что у экспертов Максимова и арбитров был общий работодатель. Несколько дней назад Генри Резник обвинил президиум МКАС в дискредитации адвокатского корпуса и назвал отвод двух высокопрофессиональных юристов «вопиющим случаем произвола и правовой безграмотности президиума МКАС». «Тяжелой артиллерией» стала инициатива главы московской адвокатуры рекомендовать клиентам отказаться от процессов в коммерческом арбитражном суде до тех пор, пока на законодательном уровне не будут приняты решения, которые превратят российский третейский суд в институт, которому можно доверять. В профессиональных форумах уже несколько дней идет активное обсуждение ситуации в МКАС, который, по утверждениями некоторых пользователей, «превратился в болото». Адвокаты считают, что действия президиума третейского суда связаны с тем, что МКАС не намерен допускать к процессам представителей адвокатского корпуса, и напоминают, что некоторое время назад партнер Baker&McKenzie Владимир Хвалей предложил создать альтернативный третейский суд — Российскую арбитражную ассоциацию из представителей крупнейших юристов и практикующих адвокатов, которые смогут в отличие от арбитров МКАС (теоретики от юриспруденции) быть более «эффективными и менее ангажированными». Именно на дефицит двух этих составляющих нередко указывают иностранные компании, которым приходится сталкиваться с российским судопроизводством. Юрист ZettaLex Марина Вараксина (знакома с работой МКАС) напоминает, что арбитражный суд при ТПП — является наиболее известным для иностранцев российским третейским судом. «МКАС рассматривает дела, отягощенные иностранным элементом, например, когда одна из сторон по сделке является иностранным юридическим лицом или когда отношения сторон подчинены иностранному праву. Поэтому в основном третейскую оговорку в контрактах (возможность рассматривать споры в третейском суде) предусматривают крупные российские компании, которые имеют постоянные деловые отношения с партнерами за рубежом. Если брать соотношение дел, рассматриваемых в МКАС при ТПП и арбитражных судах, то процент дел в МКАС достаточно небольшой. (По статистике МКАС, в 2012 году поступило 241 исковое дело из 47 стран мира. При этом 5% из них это споры на сумму более 10 млн долларов, 2% — споры на сумму от 5 до 10 млн долларов, и 5% — иски о требовании сумм от 2 до 5 млн долларов — прим. ред.) То есть, по большому счету, реальной альтернативы ему нет. С учетом указанных факторов данный скандал, скорее всего, не повлияет существенным образом на выбор сторонами именно третейского суда в качестве арбитра при возможном споре. И, вероятно, это не повлияет на выбор МКАС среди третейских судов» — заявила «URA.Ru» г-жа Вараксина. Некоторое время назад НЛМК назвал два альтернативных имени — Оксаны Олейник и Ярослава Карнакова, но утвердит ли их президиум МКАС, пока неизвестно. Кроме того, нет определенности по дате начала процесса «о миллиардах Максимова», который должен приблизить завершение пятилетнего конфликта акционеров.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...