30 июля 2021

Прощайте, офшоры и схемы ухода от налогообложения! Минфин приступил к решительным действиям. «Против таких стран всегда есть дубинка в виде черного списка»

Размер текста
-
17
+

Политика по деофшоризации, которую год назад объявил Минфин, начала проявлять себя в действии. У правительства появились основания вернуть в черный список офшоров Кипр, а также включить в этот список Люксембург, пишут «Ведомости» со ссылкой на данные руководителя налогового департамента Минфина Илью Трунина. В список сейчас входит 41 офшор, к ним применяется особый налоговый режим.

На прошлой неделе Глобальный форум по обмену информацией для налоговых целей признал Люксембург и Кипр не соответствующими стандартам прозрачности, объясняет Трунин. Это означает, что обе страны теперь классифицируются как офшоры.

Формальных препятствий нет, утверждает Трунин: международное объединение, имеющее мандат «двадцатки», считает, что ни Кипр, ни Люксембург не способны предоставить информацию в полном объеме, а список Минфина и есть перечень таких юрисдикций.

Угроза Минфина — очередное наступление на офшоры. Пока Федеральная налоговая служба (ФНС) не может в полной мере применить его антиофшорные законы — около четверти всех запросов ФНС в другие страны остается без ответа. В 2012 году без ответа осталась треть писем.

Трунин считает, что запросы игнорируют либо страны, с которыми нет соглашений, либо как раз такие, как Люксембург и Кипр: «Против таких стран всегда есть дубинка в виде черного списка».

Если Минфин решится включить Кипр и Люксембург в черный список, некоторым российским схемам налоговой оптимизации придет конец. Сейчас экспортная выручка может оседать в люксембургских и кипрских структурах, если продавать им товар по заниженной цене, уменьшая налог в России и перенося центр прибыли в низконалоговую юрисдикцию. Такая сделка может подпасть под контроль, только если структура формально аффилирована с российской, но этот факт компании легко скрывают. Если же страна оказывается в черном списке, под контроль подпадают автоматически цены всех сделок, если их стоимость составит за год 60 млн рублей, объясняет Галина Акчурина из «ФБК-права».

Последствия серьезные, продолжает она: с этого момента компаниям придется обосновывать цены, направлять уведомления о сделках — это сложно и дорого; высок и риск претензий, для инспекторов сделка с компанией из черного списка — как красная тряпка для быка.

Еще удар — лишение льгот по дивидендам. Если российская компания владеет иностранной «дочкой» больше года, ставка на дивиденды от нее — 0%, но если «дочка» зарегистрирована в юрисдикции из черного списка — 9%, рассказывает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров: больше всего пострадают госкомпании, у которых много иностранных «дочек».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...