Что искала ФСБ в кабинетах руководства свердловской полиции

Чтобы найти компромат, спецназ силой запер правоохранителей. Будут отставки

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Сотрудники ФСБ блокировали полицейских в актовом зале Фото:

Сотрудники отдела «М» регионального ФСБ в четверг, 22 сентября, провели в свердловском ГУ МВД специальную операцию, в рамках которой совместно со следователями СУ №4 ГСУ Следственного комитета России провели обыск. Мероприятие сопровождалось мерами, которые вызвали большое количество вопросов. В частности, непонятно, зачем был необходим спецназ.

По данным источников «URA.Ru», обыски были лишь предлогом. Под видом изъятия компьютера подполковника Максима Касаткина, арестованного в минувшем августе за взятку в 2 млн рублей, чекисты собирали компромат. На время проверки спецназ выпроводил всех сотрудников управления в отдельное помещение.

Две аналогичные акции в 2014 и в 2015 годах закончились увольнениями высокопоставленных полицейских, нарушивших режим секретности.

Подробности проверки в УФСБ не раскрывают. Официальная представительница ведомства Кристина Леточная сообщила «URA.Ru» лишь о факте визита чекистов в УЭБиПК. Поэтому восстанавливать полную картину произошедшего пришлось по отдельным ее частям.

«Визит сотрудников ФСБ в ОБЭП сопровождался „резкими движениями“ бойцов группы „Альфа“ — они ворвались и согнали всех в актовый зал. То есть чекистам нужно было максимально быстро отстранить оперативников от их компьютеров. По логике, это необходимо для того, чтобы никто не успел вытащить жесткий диск, уничтожить секретные документы или стереть данные об использовании неучтенной флэш-карты. Если „хозяев“ выпроводили быстро, то начинается долгая работа по изучению содержимого компьютеров. Как правило, это продолжается на протяжении нескольких часов», — говорит собеседник «URA.Ru».

Проверка секретной части — рутинная работа, которой по закону о гостайне занимается ФСБ. Сотрудники спецслужб следят, чтобы поднадзорные ведомства (в данном случае — полиция) соблюдали правила работы с тремя категориями документов: секретные (дела оперативного учета, разработки операций), совершенно секретные (агентурные списки, сеть агентов) и «файлы» особой важности. Все эти материалы должны храниться на компьютерах, оснащенных программно-аппаратным комплексом — устройством типа кодового ключа и программы, отслеживающей каждое соединение компьютера, в том числе с флэш-картой или принтером.

Если какой-либо из документов, ограниченных в обороте, оказывается на жестком диске «незащищенного» компьютера, это является нарушением.

И оно может иметь далеко идущие последствия как для оперативного работника, так и для его начальства.

Рутинной проверка «секретки» бывает далеко не всегда. Как пояснил «URA.Ru» один из осведомленных сотрудников МВД, зачастую сотрудники ФСБ таким образом получают серьезный компромат на сотрудников, которых хотят дезактивировать, «вывести из игры». «Бывает, что в результате длительной разработки не хватает фактуры или доказательств по уголовному делу, с помощью которого ликвидировать ненужную персону гораздо проще. В случае, если выявляются нарушения в работе с секретными документами, проводится проверка, после нее — экспертиза. Если нарушение подтверждается, оперативного сотрудника и других

виновных лишают доступа к делам оперативного учета и прочим документам, что почти автоматически приводит к увольнению

или переводу в другое подразделение», — делится секретами технологии собеседник.

Инсайдеры вспоминают как минимум две проверки «секретки» в подразделениях свердловского полицейского главка. Одна из них прошла в 2015 году в отделе УВД Екатеринбурга, подчиненному областному «экономическому» управлению. В результате потери доступа к секретной документации лишился работы подполковник Синелобов. Он, говорят коллеги, ушел работать участковым.

Силовики, обыск. Москва, силовики, обыск, фсб, маски-шоу
Спецназ ФСБ мог применить силу к полицейским
Фото: Владимир Андреев © URA.Ru

Однако куда более скандальная история произошла в ноябре 2014 года. Тогда аналогичная акция проводилась в оперативно-розыскной части собственной безопасности ГУ МВД по Свердловской области. Сотрудники ФСБ нагрянули в главк по традиционному сценарию, что сильно возмутило шефа свердловской полиции Михаила Бородина. Он, как говорят осведомленные источники, подключил московские связи и не допустил изъятия компьютеров.

Однако проведенная ревизия все равно нашла запрещенные к свободному обороту секретные документы, что впоследствии привело к увольнению двух сотрудников. В их числе оказался один из заместителей начальника ОРЧ СБ Петра Авсюкова. По одной из версий, проверке предшествовала провокация. Так, на ряд незащищенных компьютеров секретные документы закачала одна из сотрудниц, уволившаяся незадолго до визита сотрудников ФСБ.

Что, кроме результатов дежурной проверки, в сентябре 2016 года хотели получить чекисты, пока неизвестно. Известно, однако, что ревизия проводилась в отсутствие Михаила Бородина. Генерал в это время был в Москве.

В пресс-службе ГУ МВД по Свердловской области комментировать действия УФСБ не стали.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Екатское Чтиво», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
Сотрудники отдела «М» регионального ФСБ в четверг, 22 сентября, провели в свердловском ГУ МВД специальную операцию, в рамках которой совместно со следователями СУ №4 ГСУ Следственного комитета России провели обыск. Мероприятие сопровождалось мерами, которые вызвали большое количество вопросов. В частности, непонятно, зачем был необходим спецназ. По данным источников «URA.Ru», обыски были лишь предлогом. Под видом изъятия компьютера подполковника Максима Касаткина, арестованного в минувшем августе за взятку в 2 млн рублей, чекисты собирали компромат. На время проверки спецназ выпроводил всех сотрудников управления в отдельное помещение. Две аналогичные акции в 2014 и в 2015 годах закончились увольнениями высокопоставленных полицейских, нарушивших режим секретности. Подробности проверки в УФСБ не раскрывают. Официальная представительница ведомства Кристина Леточная сообщила «URA.Ru» лишь о факте визита чекистов в УЭБиПК. Поэтому восстанавливать полную картину произошедшего пришлось по отдельным ее частям. «Визит сотрудников ФСБ в ОБЭП сопровождался „резкими движениями“ бойцов группы „Альфа“ — они ворвались и согнали всех в актовый зал. То есть чекистам нужно было максимально быстро отстранить оперативников от их компьютеров. По логике, это необходимо для того, чтобы никто не успел вытащить жесткий диск, уничтожить секретные документы или стереть данные об использовании неучтенной флэш-карты. Если „хозяев“ выпроводили быстро, то начинается долгая работа по изучению содержимого компьютеров. Как правило, это продолжается на протяжении нескольких часов», — говорит собеседник «URA.Ru». Проверка секретной части — рутинная работа, которой по закону о гостайне занимается ФСБ. Сотрудники спецслужб следят, чтобы поднадзорные ведомства (в данном случае — полиция) соблюдали правила работы с тремя категориями документов: секретные (дела оперативного учета, разработки операций), совершенно секретные (агентурные списки, сеть агентов) и «файлы» особой важности. Все эти материалы должны храниться на компьютерах, оснащенных программно-аппаратным комплексом — устройством типа кодового ключа и программы, отслеживающей каждое соединение компьютера, в том числе с флэш-картой или принтером. Если какой-либо из документов, ограниченных в обороте, оказывается на жестком диске «незащищенного» компьютера, это является нарушением. И оно может иметь далеко идущие последствия как для оперативного работника, так и для его начальства. Рутинной проверка «секретки» бывает далеко не всегда. Как пояснил «URA.Ru» один из осведомленных сотрудников МВД, зачастую сотрудники ФСБ таким образом получают серьезный компромат на сотрудников, которых хотят дезактивировать, «вывести из игры». «Бывает, что в результате длительной разработки не хватает фактуры или доказательств по уголовному делу, с помощью которого ликвидировать ненужную персону гораздо проще. В случае, если выявляются нарушения в работе с секретными документами, проводится проверка, после нее — экспертиза. Если нарушение подтверждается, оперативного сотрудника и других виновных лишают доступа к делам оперативного учета и прочим документам, что почти автоматически приводит к увольнению или переводу в другое подразделение», — делится секретами технологии собеседник. Инсайдеры вспоминают как минимум две проверки «секретки» в подразделениях свердловского полицейского главка. Одна из них прошла в 2015 году в отделе УВД Екатеринбурга, подчиненному областному «экономическому» управлению. В результате потери доступа к секретной документации лишился работы подполковник Синелобов. Он, говорят коллеги, ушел работать участковым. Однако куда более скандальная история произошла в ноябре 2014 года. Тогда аналогичная акция проводилась в оперативно-розыскной части собственной безопасности ГУ МВД по Свердловской области. Сотрудники ФСБ нагрянули в главк по традиционному сценарию, что сильно возмутило шефа свердловской полиции Михаила Бородина. Он, как говорят осведомленные источники, подключил московские связи и не допустил изъятия компьютеров. Однако проведенная ревизия все равно нашла запрещенные к свободному обороту секретные документы, что впоследствии привело к увольнению двух сотрудников. В их числе оказался один из заместителей начальника ОРЧ СБ Петра Авсюкова. По одной из версий, проверке предшествовала провокация. Так, на ряд незащищенных компьютеров секретные документы закачала одна из сотрудниц, уволившаяся незадолго до визита сотрудников ФСБ. Что, кроме результатов дежурной проверки, в сентябре 2016 года хотели получить чекисты, пока неизвестно. Известно, однако, что ревизия проводилась в отсутствие Михаила Бородина. Генерал в это время был в Москве. В пресс-службе ГУ МВД по Свердловской области комментировать действия УФСБ не стали.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...