{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
Со счетом 92 против 61 выиграла Осака.
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 66,24
Динамика за 2 недели
Евро 75,71
Динамика за 2 недели
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
11 декабря 2018
10 декабря 2018
17:04  19 октября 2016 0

Архитектор собора Святой Екатерины: «Я сам был против Храма-на-воде»

Автор скандального проекта — об осушении пруда, наставлениях Козицына и упертых уральцах

Андрей Гусельников
© Служба новостей «URA.RU»
Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, эскиз храма на воде
Михаил Голобородский уверен, что храм будет построен, несмотря на протестыФото: Владимир Жабриков © URA.Ru

На фоне споров о строительстве Храма Святой Екатерины автор проекта собора Михаил Голобородский рассказал «URA.Ru» о предстоящем осушении городского пруда в Екатеринбурге, о наставлениях, которые дают ему олигархи Андрей Козицын и Игорь Алтушкин, и о том, что он сам был против первоначальной идеи размещения храма в акватории пруда.

— Михаил Венидимович, каково вам в роли создателя самого резонансного проекта в Екатеринбурге?

— Я предполагал, что будут бои. Потому что уж очень смелая и вызывающая идея.

— Давайте вспомним, как рождалась эта идея. Сперва церковники предлагали воссоздать кафедральный собор на историческом месте — ныне площади 1905 года.

— Я был тем провокатором, который пару лет назад отрицал эту идею: считаю, что храмы на своих исторических местах сейчас были бы неуместны. Инфраструктура Свердловска формировалась и развивалась уже без этих храмов: проезды, площади.

Снежный Екатеринбург, площадь труда, часовня святой екатерины, каменный цветок
Площадь Труда с фонтаном — сама по себе памятник архитектуры, трогать ее нельзя, считает архитектор. Часовенки, построенной в память о стоявшем здесь храме, вполне достаточно
Фото: Александр Ельчищев © URA.Ru

— Потом появился «проект губернатора Мишарина» — возведение собора Святой Екатерины на площади Труда. Вы тоже были против?

— Сквер на площади Труда с фонтаном — это памятник конструктивизма, целостный ансамбль, которым сегодня так модно у нас в городе гордиться. А в память о том храме была поставлена часовня. Ее автор — Александр Долгов, но я был одним из соавторов, мы вместе с ним своими руками строили эту часовню.

Но что представлял собой Екатеринбург тогда, в 18 веке? Несколько тысяч человек. Для такого города и храмы строят маленькие. Потом к ним стали делать расширительные пристройки, но они немного добавили.

Сегодня нужен собор для миллионного города, где все верующие должны чувствовать общность, видеть друг друга и богослужение. Не годятся эти храмы для этой цели [если их воссоздать]. Это будет выстрел в пустоту. Нужен новый храм на новом месте.

— К текущей ситуации: в понедельник на губернаторской рабочей группе концепция собора Святой Екатерины была одобрена. Были представлены три варианта его размещения: на отсыпном острове посреди городского пруда, на насыпном берегу в северной части акватории и на острове между стрелкой «Динамо» и набережной. Выбрали последний. Почему?

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, эскиз храма на воде
Вариант, на котором решили остановиться: насыпной остров между набережной городского пруда и стрелкой «Динамо»
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Он меньше контактирует с набережной и меньше по площади. Когда мы нарисовали вариант на насыпном берегу, то уменьшили зеркало пруда, а тут его контур остался тот же. Сам остров стал частью акватории. Потом — есть еще впадающая в пруд [подземная] речка Мельковка, которая несет с собой воду и грунт. Если делать большой остров, тем более сложной формы, то будет создаваться еще больше условий для отложения ила и грязи. При выбранном варианте такого затора не будет.

— Часто проектное решение отличается от его реализации: фактически остров не получится больше, чем вы нарисовали?

— Может быть, немного, метра на полтора-два в радиусе он и будет больше, когда мы начнем детально прорисовывать проезды, пешеходные дорожки. Все-таки по этим двум мостам должны заезжать машины (пожарные, скорая помощь, продукты), а также заходить пешеходы (это будут комбинированные мосты). Конечно, там не будет постоянной езды, проезды будут экстренного назначения. Мы вовсе не открываем транзитный проезд через остров на «Динамо».

— Но географически он будет?

— Он нужен хотя бы для того, чтобы подъехала машина епископа: по обычаю он приезжает к главному входу, где его встречают священники перед началом богослужения. А свадьбы? Тоже надо подъехать — хотя бы молодоженам. Пусть стоянки для гостей будут на берегу, возле «Космоса», а на мосту будет висеть цепочка и охранник будет открывать, кому надо.

Воду в пруду откачают

Первоначальный проект, наделавший много шума: храм полностью закрывал бы собой стрелку «Динамо». Архитектор заявил, что так делать ни в коем случае нельзя
ФОТО: Михаил Голобородский

— Все-таки почему храм на воде?

— Есть желание, чтобы его видели все, чтобы он не был где-то «заткнут» — все-таки этот храм должен встретить юбилей Екатеринбурга. Это подарок к 300-летию города. И восприниматься он будет по-разному: когда мы будем видеть его с набережной — это одна картина, вблизи — другая. При приближении вы сможете рассмотреть декор более детально. Это будет не только архитектурный декор — заказчики хотят насытить фасады изображениями, выполненными в технике мозаики.

Это будет сияние золотого фона, на котором будут переливаться всеми цветами лики святых и евангельские сюжеты — так что мимо вы не пройдете. В обход храма будет площадка — «гульбище» по церковной терминологии. Люди могут выходить из храма и спускаться на прогулочную площадку, откуда можно будет близко увидеть эти образы. Экскурсоводы смогут рассказывать детям и молодежи эти сюжеты, биографии святых.

— В одном из интервью вы говорили, что остров будет не насыпной, а на сваях…

— Насыпной — это очень условно: конечно, никаких верениц с самосвалами, которые повезут сюда щебень и землю, не будет. В том месте заводь неглубокая, поэтому будет сделана временная перемычка между берегами и вода будет выкачана.Русло Мельковки на время строительства уберем в трубу, краны по воде плавать не будут. На сухом участке будут забиты сваи, будет сделана монолитная железобетонная плита по верху этих свай, и уже на этой плите будут возводиться стены нашего острова. А потом реку и воду вернут.

Течение в подземной речке Мельковке достаточное сильное, особенно во время дождей
ФОТО: Андрей Гусельников

— В Мельковке, хотя она и течет под землей, на самом деле мощное течение. Не боитесь, что оно будет размывать основание храма?

— Нет — все технические меры для этого будут приняты. Будем привлекать специалистов-гидрологов. Вообще для проектирования и строительства этого здания будет привлечено очень большое количество людей, которые получат здесь работу, которые будут детям и внукам с гордостью рассказывать, что они принимали участие в возведении храма.

— Не будет ли сыро в Храме-на-воде? Не появится ли плесень на иконах, не будет ли болеть настоятель?

— Сегодня с развитием технологий есть масса гидроизолирующих составов. Да, может быть, будет немного более влажно в нижней, цокольной части, но для этого есть система вентиляции. И нижний этаж не будет местом постоянного пребывания людей — это будет техническое подполье. В любом доме в подвале сыро, но здесь, я думаю, такой сырости, как в жилых домах, не будет.

— Нет ли опасности затопления здания — вдруг уровень воды резко поднимется?

— Берег острова будет даже выше, чем отметка набережной — ведь просят, чтобы мосты позволяли лодкам проезжать под ними. А разве у нас набережные заливает когда-нибудь? К тому же есть шлюз на плотине, который сбрасывает воду — выше этой отметки вода не может подняться.

Проект одобрили заказчики и жена

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, голобородский михаил
С архитектором мы встречаемся в его кабинете в архитектурном университете, где он руководит кафедрой истории искусств и реставрации
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Советовались ли вы с другими архитекторами, дизайнерами, когда рисовали эскиз?

— У меня целая группа помощников — это мои коллеги (например, Владимир Руднев), это моя замечательная помощница и ученица Даша Сазыкина. Даже жена моя (она тоже архитектор) всегда смотрит и говорит: это нравится, это нет. И я всегда прислушиваюсь к ее мнению, для меня оно как глас народа: если ей не нравится, значит, точно иду не в ту сторону.

— В последние месяцы мы наблюдаем, как идея превращается из слуха, вброса в реальный проект, который уже воплощается в жизнь. Благодаря чему стало возможно такое «чудо»?

— Чудо было бы невозможно без заказчиков — это УГМК и «Русская медная компания», Андрей Козицын и Игорь Алтушкин. С ними считаются. Но с их стороны тут нет никакой корысти, это люди, которые многое делают для города. Все знают об этом соборе, но обо всем остальном, что они строят, почему-то никто не говорит.

— Их имена уже навсегда вписаны в историю Екатеринбурга: храм Большой Златоуст, монастырь Ганина Яма. Зачем им еще и этот храм?

— Хотите сказать, они делают это не из тщеславия? Вот сейчас идет освящение собора в Лондоне, где тоже мой проект и это тоже на деньги Алтушкина. Просто его попросил архиепископ Елисей, владыка Сурожский, и он помог. Потом нашлись и другие спонсоры, но начиналось все с него.

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, голобородский михаил
Архитектор Голобородский: «Я работаю не для денег — для Бога»
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

 — А вам зачем этот проект — для искусства или для денег?

— Для Бога. Это больше, чем искусство.

— Когда вы получили задание сделать эскизы проекта?

— В марте 2015 года. Но мы ничего не подписывали, это была исключительно идея. Теперь, когда эскиз созрел, начинается проектирование, прорабатываются все технические вопросы.

— Сейчас уже можно говорить о стоимости строительства?

— Благодетели между собой говорят о цене — они примерно представляют грандиозность и смелость своих замыслов, но, честно скажу, я этих цифр не помню. Меня как автора проекта это и не должно волновать.

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, голобородский михаил
Во время проектирования предстоит получить множество разрешений разных ведомств, но проектанты готовы «искать компромиссы»
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Когда начнется стадия проектирования?

— В ближайшие дни мы окончательно прорисуем эскизы, и один из вариантов должен быть утвержден на градостроительном совете — он пройдет в день рождения Екатеринбурга, 18 ноября (это, кстати, и мой день рождения). После этого начнется процедура получения заданий и разрешений. Еще нужно будет провести предпроектные исследования (это и геология, и археология, и гидрология), но в это же время мы уже можем параллельно проектировать здание.

Кстати, я хотел бы поблагодарить всех членов рабочей группы, которые обсуждали проект и вносили свои предложения: это и замечательная композиция, которую предложил наш председатель Союза архитекторов Олейников, и очень оригинальное предложение Вяткина — он прямо болеет за него, сильно переживает. Я всем им благодарен.

— Насколько решение строить на воде удорожает проект и само строительство — по сравнению с возведением на земле, на ровном месте?

— Не могу сказать. Вот когда будет раздел сметной документации, тогда про это можно будет поговорить. Конечно, процесс усложняется — будут дополнительные затраты. Но у нас в центре города нет такого ровного места — для этого пришлось бы снести несколько небоскребов или жилой квартал. Что дешевле?

Архитектору не стыдно

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, эскиз храма на воде
Один из подвариантов проекта: то же место, только остров не с двумя, а с семью мостами
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Идея Храма-на-воде нравится далеко не всем: многие горожане выступают против нее, собирают подписи под петицией. Как считаете, почему так много людей против?

— Потому что у каждого есть какие-то насущные проблемы: кому-то не хватает больниц, кому-то — детских садов, всем нам не хватает хорошего асфальта в городе. А тут храм! «Зачем он?» — говорят люди. Но как существовать городу, который носит имя святой, если у него нет храма ее имени — он разрушен?

У нас какая-то особая упертость. Может быть, это такое влияние старообрядцев или то, что тут столько колоний было… Пуританство такое уральское.

В Екатеринбурге не давали ничего хорошего проектировать и строить. А если и начинали, то не заканчивали: как при конструктивизме, который был оборван на взлете, так и в эпоху сталинской архитектуры начала 50-х годов все архитектурные ансамбли не закончены. Безликость 60-70-х годов все задавила!

— Коллеги очень просили меня задать вам вопрос: «Не стыдно ли вам?»

— Мне не стыдно.

— Не опасаетесь ли вы, что спустя годы ваше имя станет символом позора или безвкусицы?

— Жизнь покажет. Очень часто представления меняются с поколениями, причем даже в одном и том же обществе нет одинаковых мнений. Говорят, что о вкусах не спорят, но это о вкусах отдельного человека, а о вкусах общества спорить можно. Тот же Храм-на-Крови в Петербурге в советское время в искусствоведении поносили, как только могли, поносили всю архитектуру второй половины 19 века, называя ее насквозь гнилой и буржуазной, а это ведь самый сильный и яркий этап в развитии архитектуры, переходный, этап поисков, экспериментов. И только к 70-м годам 20 века появилась статья «Эклектика — тоже стиль», только тогда глаза открылись.

— А стилистику Храма-на-воде как можно обозначить?

— Это стилизация, образцом для нее взята русская архитектура середины 17 века — так называемое русское узорочье, когда после многих веков следованиям византийским традициям русская культовая архитектура приобрела абсолютно яркий и самобытный облик. Строить храмы стали не монастырские люди, как прежде, а люди светские — промышленники, купцы. И вот они-то со своим купеческим, «мещанским» вкусом и привнесли жизнерадостное светское начало. Так что здесь этот стиль получает вторую, незаметную сначала даже для меня основу — кто заказчик-то?

Интервью с архитектором Михаилом Голобородским - автор проекта эскиза Собора Святой Екатерины. Екатеринбург, эскиз храма на воде
Заказчики готовы платить, губернатор одобрил — проектанты готовы начать работу, засучив рукава
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Зачем на Урале такой затейливый, узорчатый храм? Считаете, такая стилистика уместна?

— Если, когда вокруг небоскребы, храм будет сереньким — вы его и не увидите. Сейчас все эти строения — фоновая застройка, и «перебить» ее, выделиться можно только за счет здания, отличающегося от них — и по богатству и многообразию пластики, и по яркой раскраске. Они это чувствуют, Козицын с Алтушкиным, своим нутром, что ли, что именно так надо.

 — Они прямо проговаривают, что хотели бы?

— Да, мне было сказано: «Мы хотим здание, схожее по своему облику, художественному началу с храмом Василия Блаженного и с храмом Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге». Это не значит, что нужно повторять планы или общую композицию, а вот яркость, насыщенность декором — да.

— Все творческие люди немножко пророки. Чем кончится дело — будет храм построен?

— Я думаю, будет. Однажды мне поручили проектировать новые интерьеры Александро-Невского собора в Зеленой роще, я рисовал, а заказчик все повышал и повышал художественную планку. И я думал: «Неужели это будет когда-нибудь реализовано? Да на это уйдут десятилетия! Все будет упрощено, я буду лить слезы!» Но все было реализовано в короткие сроки и с величайшим чаянием. А это те же заказчики. Так что я полагаю, что все будет.

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров