23 августа 2019

Вокзал для двоих

Тем, кто собирается показать Екатеринбургу «кузькину мать»

Размер текста
-
17
+
В рекламных роликах митинга противопоставляются рабочие и офисные работники, Нижний Тагил и Екатеринбург, индустриальное и постиндустриальное
Завтрашний митинг уральских рабочих на привокзальной площади Екатеринбурга – не просто столкновение путинцев и антипутинцев. Это встреча двух систем – индустриальной и постиндустриальной. Третьи силы стремятся использовать противоречия между ними, чтобы законсервировать комфортные им экономические и политические порядки. Не будем поддаваться на их провокации. Давайте дружить домами. 
 
28 января на привокзальной площади Екатеринбурга, при стечении, как обещают организаторы, 15 тысяч представителей рабочего класса Среднего Урала, состоится митинг в поддержку кандидата в президенты России Владимира Путина (официально – «В поддержку человека труда», но все всё понимают). Однако, если присмотреться попристальнее, увидим, что дело вовсе не в политике, а в конфликте двух способов и образов производства и, следовательно, двух ценностных систем – индустриальной и постиндустриальной.  
 
Люди разные – и песни разные 
 
В чем их отличия? Для начала перечислим основные черты города индустриального типа:
 
- моноэкономика: в городе одно или несколько крупных предприятий, собственником которых является либо государство, либо структуры, как правило, так или иначе подконтрольные государству;
 
- высокая степень косности производства, невосприимчивость к инновациям;
 
- соответственно, экономика зависит от федерального центра (госзаказы, дотации и т.д.);
 
- на фоне градообразующего промышленного гиганта сфера услуг (включая, к примеру, досуг) второстепенна;
 
- в структуре населения высока доля группы промышленных рабочих;
 
- как следствие, конвейерный способ промышленного производства, как в зеркале, отражается в личной жизни горожан, которые «по гудку» приходят и уходят с работы, ведут однообразный, монотонный образ жизни;
 
- вертикально организованные структуры (начальник - подчиненный) преобладают над горизонтальными, сетевыми;
 
- вследствие этого – авторитарный и сакральный характер власти, политическая монолитность, подавленность гражданских инициатив;
 
- низкий уровень самоорганизации населения, склонность к социальному иждивенчеству;  
 
- в системе ценностей приоритет принадлежит нуждам базового характера: жилье, пища, одежда – отсюда ценность «стабильности», выраженной в «стабильности» рабочего места и рода занятий, «стабильности» зарплаты;
 
- привычка к «стабильности» сильно ограничивает мобильность населения, по пословице «где родился, там и пригодился».
 
Теперь – портрет постиндустриального города:
 
- многоукладность экономики, большое количество предприятий разнообразной специализации, в основном малого и среднего бизнеса, филиалов международных и федеральных компаний, превалирование частной формы собственности;
 
- преобладание в структуре производства сферы торговли и услуг;
 
- рыночная «гибкость», «эластичность» бизнеса, высокий уровень его адаптивности и конкурентоспособности;
 
- большое количество образовательных учреждений, научных организаций, отсюда – инновационный характер мысли и действия;
 
- относительная независимость от федерального центра – экономическая и посему политическая;
 
- разночинный характер населения – это в основном организаторы бизнесов, «офисные работники», чиновники, «бюджетники», «люди творческих профессий»;
 
- многообразие образов жизни (хотя бы: кто-то «жаворонок», а кто-то – «сова»), разнообразный досуг;
 
- горизонтальные, сетевые структуры (прежде всего благодаря зрелости информационных технологий) не уступают вертикальным;
 
- подвижная политическая система, наличие сразу нескольких центров власти, один из наиболее влиятельных – гражданская среда;     
 
- высокое качество самоорганизации индивидов и сообществ, ставка на собственные силы;
 
- потребительское отношение к власти по принципу «какая нам от нее выгода?», неприятие политического насилия и постоянный политический торг;
 
- приоритеты в системе ценностей – за личной свободой, политической, творческой, физической, отсюда – высокая мобильность горожан.
 
Надо ли подробно объяснять, что Нижний Тагил (именно его заводчане якобы выступили с инициативой проведения «рабочего» митинга в Екатеринбурге) является примером города индустриального типа, а Екатеринбург тяготеет ко второму, постиндустриальному?  
 
Именно Екатеринбург — самый «лакомый» кусочек для любой иностранной или крупной отечественной компании, задумавшей обосноваться на Урале. Именно Екатеринбург – точка концентрации многочисленных зарубежных консульств и крупнейший транспортный узел. Именно Екатеринбург - территория Уральского федерального университета и «столица» Уральского отделения Академии наук.
 
Екатеринбург - третья Интернет-столица России. Проникновение Интернета в городе - около 45%, это почти вдвое больше общероссийских показателей. Екатеринбург — лидер по количеству информационных агентств и Интернет-пользователей: здесь сосредоточено порядка 40% всех уральских СМИ, более 70% всех новостных сообщений на Урале поступает из Екатеринбурга, половина уральских Интернет-дневников, блогов – «родом» из Екатеринбурга.
 
Екатеринбуржцы, в пример остальным, до последнего боролись за всенародные выборы мэра (и кажется, добьются таки своего), именно екатеринбуржцы на декабрьских выборах Госдумы дали партии власти рекордно низкий процент среди всех городов-миллионников, а после выборов наплевали на запрет местной, нелегитимной в их глазах администрации и числом в несколько тысяч человек вышли на «несанкционированную акцию протеста».
 
Чужие игры
 
Казалось бы, у Нижнего Тагила (и похожих на него городов), с одной стороны, и Екатеринбурга, с другой, - слишком много краеугольных различий, чтобы прислушаться друг к другу, понять друг друга и попробовать действовать сообща. Этим и воспользовались организаторы митинга на привокзальной площади.
 
Судите сами. В мобилизационном видеоролике, который изладили накануне митинга, грозный баритон требует к ответу тех, «кто расшатывает ситуацию в стране и готовит бунты», некие «темные силы, которые толкают Россию в цветную революцию». А на экране – «великое стояние» на проспекте Сахарова, один к одному – протестный митинг в Екатеринбурге: все те же «Интернет-хомячки». Получается, что, по мнению уральских рабочих (а грозный баритон вещает именно от их имени), мы, екатеринбуржцы, и есть те самые «темные силы». В другом похожем ролике закадровый баритон чеканит: «Голос рабочего класса должен быть услышан». Понятно, что авторы-агитаторы апеллируют не к власти, а все к тем же «хомячкам»: это им предназначен ставящий на место окрик рабочего класса, а также нижнетагильский танк, который, слава всевышнему, додумались оставить «на приколе».
 
 
Скажите, тагильчане, как бы вы поступили, если бы в ваш дом завалились вооруженные незнакомцы - и давай учить вас жизни и «качать права»? Вот-вот. Отчего же екатеринбуржцы должны терпеливо сносить подобные «наезды», тем более что это совсем не в и характере? Так ведь и до кулаков недалеко.
 
Одним словом, налицо – провокация столкновения разных социальных групп, разжигание социальной розни, статья 282 УК РФ, до двух лет лишения свободы. Предлагаем прокуратуре рассмотреть «творчество» организаторов завтрашнего митинга в этом ключе.     
 
Сдается нам, в сценарии противостояния, который реализуется на наших глазах и в нашем доме, есть еще и третья сила, действующая под девизом «разделяй и властвуй». Раззадорить и поссорить соотечественников, побудить к кровопролитию, чтобы затем оправдать консервацию и экономических порядков, и политических манер. Похоже на то – не так ли?
 
В чем конечная цель провокаторов? Закрепостить всех нас в границах проржавевшей, но еще не утратившей своего устрашающего вида Системе, где нет места личному интересу, а порядок жизни диктуется некой общей Идеей, общим Проектом, где вместо «творческого беспорядка» - одни прямые углы, а индивидуальность ничтожна – поскольку ценность представляет не человек, а «единый народ», однородная клееобразная масса. Такой гигантский, серый завод-крепость с одним главным начальником и одетыми в униформу, беспрекословно исполнительными «муравьями», где вместо союза единомышленников – давящая на психику иерархическая вертикаль, вместо свободолюбивого духа творчества – закон железной дисциплины, вместо плодотворной дискуссии – не допускающий обсуждения приказ. А за циклопических размеров заводским забором – сплошные враги, осада. Так что лучше на свежий воздух и живые лучи солнца лучше не высовываться, а всю жизнь просидеть взаперти – так безопаснее, «стабильнее». Скажите, оно всем нам - и екатеринбуржцам, и тагильчанам - надо?       
 
Мы разные, но мы вместе
 
На самом деле, между нами нет пропасти и не может быть взаимной ненависти и отвращения. Всему есть свое место, назначение и польза на благо всех. И мы говорим не о вражде двух систем - индустриальной и постиндустриальной, а о диалоге, поиске общих ценностей и принципов развития.        
 
Мы нужны друг другу больше, чем каждым из нас – та самая «третья сила». Стоит ли с пеной у рта доказывать само собой разумеющееся: «индустриальное» не значит «плохое» и «отсталое», «рабочий» не значит «варвар» и «быдло». Без индустрии (безусловно, модернизированной, передовой, а не на тиссеновских станках, вывезенных из оккупированной Германии) ни о каком суверенитете и говорить не приходится (тут ярчайшие, убедительнейшие примеры - Германия и Китай, пожалуй, наиболее устойчивые сегодня экономики, а отнюдь не США, которые когда-то отказались от своей промышленности, сделав упор на «постиндустриальные» отрасли – финансовые институты, Голливуд и т.д.). И танки, производимые в Нижнем Тагиле, (хоть и говорят, что они могли бы быть покачественнее и посовременнее, а это в наших силах), что ни говори, являются значительным фактором обороноспособности страны, то есть опять же ее суверенности.
 

Очевидно, что ни один производитель «постиндустриальных» услуг ни в жизнь не обойдется без продуктов индустрии – от рельсы до автомобиля. Более того, в средних городах малый и средний бизнес, производители услуг выживают только благодаря спросу, порождаемому платежеспособностью работников промышленных предприятий. И уж конечно, справедливо заметить, что постиндустриальный Екатеринбург развивается, в том числе, благодаря деятельности промышленных гигантов Урала.
 
Вместе с тем, повторимся, всем нам нужна промышленность современная, высокотехнологичная и высокопроизводительная, экологичная, одним словом - конкурентоспособная. И здесь не обойтись без образовательно-научного потенциала «Екатеринбургов».
 
Далее, коренная модернизация, автоматизация производства неизбежно приведет к сокращению рабочих рук. Людей предпенсионного возраста эта перспектива тревожит, наверное, меньше. А вот куда деваться их детям и внукам, чем себя занять, на чем зарабатывать, как обеспечивать свои семьи? Тут, по идее, и придет на помощь малый и средний бизнес, сфера услуг – и здесь «Екатеринбурги» будут и «учебными пособиями», и рынками для приложения своих талантов и сил и сбыта своих товаров.       
 
Мы уж не говорим о том, что без стандарта, который задают «Екатеринбурги», жителям «Нижних Тагилов» не видать разнообразного шопинга и досуга (мы имеем в виду торговые и развлекательные центры, аквапарки и т.д.).
 
В конце концов, тагильчане, разве вы хотите себе и своим детям заранее и на всю жизнь установленного «потолка» в 20 тыс. рублей, «короткого поводка» без свободы заниматься призванием, ехать куда хочешь, принадлежать себе? Беззащитности перед коррумпированными чиновниками, полицейскими и судами, перед вседозволенностью разномастных начальников? Идиотских ограничений – что читать и смотреть, о чем говорить? Зависимости от единоличной воли «кремлевских старцев»? Уверены, что нет. Раз так – не ссорьтесь с Екатеринбургом, а перенимайте его опыт – в бизнесе, творчестве, политике, гражданских инициативах.
 
Приезжайте к нам – пожалуйста, на здоровье! Но без злобы и зависти, без угроз. Екатеринбург открыт для вас других – сильных духом, добрых сердцем, пытливых умом.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...