16 июля 2019

«Говорю Гиви: „Конец мне“. Он всех кидает на выручку и вытаскивает меня»

Челябинский депутат вернулся с Донбасса залечить раны. «Помощь предлагали и губернатор, и мэр»

Сергей Леонов
© Служба новостей «URA.RU»
19 ноября 2014 в 16:11
Размер текста
-
17
+
«Потому что я мужик. Русский мужик» ФОТО – страница «Вконтакте» Александр Негребецких

Пока большие челябинские политики боятся открыто поддерживать Новороссию, опасаясь санкций, рядовой депутат городского собрания Златоуста Александр Негребецких воюет в числе добровольцев за Донецкую народную республику . Сейчас он приходит в себя после четырех ранений и контузии, полученных в боях. Ветеран чеченских кампаний вернулся домой лишь на время — в январе снова на войну. Первое интервью после возвращения Негребецких дал корреспонденту «URA.Ru».

— Когда мы в прошлый раз разговаривали, у вас планировался штурм аэропорта Донецка. Насколько тяжело он дался?

— Если честно, тяжело. Там я ранения и получил. Но после этого еще две недели ходил в бой.

— Вы уже с ранениями еще две недели воевали?

— Да. Потому что я мужик. Русский мужик. Да там все так. Понимаешь, русский дух — это самое главное.

— А что за ранения?

— Минометные осколки. Нога, бедро и рука.

— И все-таки понадобилась госпитализация. Уже невмоготу было?

— Потому что вдобавок еще и контузию получил. Мне тогда Гиви сказал: «Давай съезди, отдохни. Ты, может быть, даже больше сделаешь, если гуманитарку привезешь именно для солдат». И я поехал.

— Как, на чем?

— Ребята скинулись на бензин и привезли меня в Ростов, потом сложились деньгами и купили билет на поезд. И вот так я поехал домой.

— Один?

— Да.

— По прибытию обратились в больницу?

— Нет, сразу домой, к жене, к дочери, к сыну. В больницу не обращался. Хотя все знают, предлагали устроить, но я отказываюсь. У меня жена может поставить и капельницы, и уколы.

— Но консультации-то какие-то проводили, чтобы восстановление быстрее прошло?

— Нет. Мы (я и все ребята) называем эти осколки «пиявками». Их отрывают и тут же тебя перевязывают. А потом течет во втором месте, в третьем, в четвертом.

— А кто помощь предлагал?

— Все, начиная от губернатора, заканчивая главой города. Но не хочу ни от кого зависеть.

— Сейчас как себя чувствуете?

— Уже нормально. Когда только приехал, плохо говорил, никто понять не мог, о чем. Сейчас рука двигается, нога двигается, бедро почти в порядке. Самостоятельно хожу.

— Теперь останетесь в Златоусте?

— Ориентировочно в январе возвращаюсь в ДНР. Только нужно будет собрать гуманитарку. Нам не надо денег, только сигареты и непортящиеся продукты: консервы, например. Обмундирование очень нужно. Медикаментов — 180 медицинских пакетов, которые к автоматам привязывают.

— А почему 180?

— Этого я не могу сказать. Это пойдет и в отряд Гиви, и в отряд Моторолы, и еще один отряд. Я не могу сказать.

— Потом домой?

— Планирую, что еще полтора-два месяца пробуду в ДНР.

— А почему именно полтора-два?

— Если не ранят, то буду больше. Там постоянно кого-нибудь да долбят.

— Вы упоминали Гиви. Воюете в его отряде?

— Нет, мы просто товарищи. Я к нему сам постоянно приезжал и воевал. Он уже привык: «Урал приехал. Что, воевать?». Я говорю: «Да». «Ну пойдем...». А потом, когда я ему сообщаю, что мне все, кирдык приходит, он кидает всех, чтобы меня вытащить. Это было не раз. Я же каждый день в бой ходил, постоянно с Гиви. И он привык, что в одно и то же время я к нему приходил. И он всегда был со мной. И из-за этого на фотографиях и видео мы постоянно с Гиви. Еще до ранения он говорил, что мне нужно отдохнуть. И, когда меня так вот жахнуло, Гиви говорит: «Все, давай отдыхай». А я просто головой махаю ему, сказать ничего не могу. Он меня вытащил, я пошел, помылся, и все. В машину сел и мне дурно стало. Он вообще не любит, когда люди ходят раненые да контуженые.

— Вы в прошлый раз говорили, что командование там не совсем правильно себя повело, от этого были большие потери...

— То командование погибло. Мы сейчас вообще сами по себе. Есть начальство, дает приказ: что нужно взять. Но только разные люди и разные подразделения идут выполнять.

— То есть они стратегию определяют: что нужно взять. А вы уже тактику: как взять?

— Да. Вот у нас Абхаз и Чук — два отличных мужика. Они могут все тактически правильно просчитать. Я же привык ходить двойкой, тройкой максимум. И они свою группу ведут, а я стороной захожу, другой. Только с тройкой своей, и все.

— Тройка у вас уже сложившаяся?

— Да. Это я, потом еще Сибирь, которому 67 лет — он охотник. И еще у нас человек из Ейска. Он местность знает. Не буду его называть.

— Вы говорили, что вам звонили и предлагали помощь, кто звонил?

— Глава Златоуста Жилин мне даже туда постоянно звонил, спрашивал, как дела. Даже когда я раненый был. Недавно звонили из Заксобрания области. Пригласили приехать во вторник, пообщаться. Приятно, когда поддерживают здесь, дома. Я уже потихоньку руку тренирую. А в ногах — это так, пиявки. Так что скоро буду в порядке.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...