Задержанные в Грузии российские офицеры рассказали, как сидели в тюрьме

Размер текста
-
17
+

Два российских офицера Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ), которые были арестованы грузинскими властями и освобождены в понедельник, подполковник Александр Баранов и капитан второго ранга Алексей Завгородный в интервью «Известиям» вспоминают службу и рассказывают, как сидели в тюрьме, сообщает «NEWSru.com»

По словам офицеров, их допрашивали нечасто, но и не информировали о происходящем. «Такое впечатление, что они все для себя уже решили», - говорит Баранов. Однако грузинские полицейские относились доброжелательно: им дали приказ - они его выполняли.

Грузинская сторона настаивает, что офицеров во время ареста хорошо содержали в тюрьме. Однако Баранов говорит: «В следственном изоляторе была ужасная камера. Все стены черные, изрисованные, обожженные огарками от свечек - там часто отключают электричество и поэтому жгут церковные свечки. Но на следующий день перевели в просторную чистую камеру. Это уже в самой тюрьме. Представители российского посольства сказали: держитесь, мы здесь для того, чтобы выручать наших граждан».

По словам офицеров, кормили их в грузинской тюрьме утром манной кашей и чаем, днем был каравай белого хлеба и щи. «Невкусные», - говорит Баранов. Завгородный не соглашается: «Да ладно... Это ж была тюрьма, а не санаторий. Кстати, в следственном изоляторе МВД давали отличный борщ. С мясом, как положено. В общем, под стражей обращались корректно. Видно, указание поступило. Честно говоря, хорошее обращение для нас стало признаком скорейшего освобождения».

«Когда меня привезли из Батуми в Тбилиси, то показали сюжет в новостях о том, как брали двух российских офицеров из Тбилиси. Но это скорее для того, чтобы произвести какое-то психологическое воздействие. Я сразу заявил, что без представителей нашего посольства ни на какие вопросы отвечать не буду. Назначенный адвокат - а это была молодая девушка - все время молчала. А потом... рекомендовала во всем сознаться», - свидетельствует Баранов. - Представители следствия показали мне Уголовный кодекс Грузии - статью 314, часть 1 – «Шпионаж». Почему-то показали на грузинском языке. Эта статья предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы за передачу сведений, являющихся государственной и военной тайной Грузии».

По словам военных, в тюрьму к ним приходили представители Красного Креста, они с ними общались, но разговор был довольно нейтральным.

Офицеры поняли, что их освободят, когда в понедельник с утра одному вернули шнурки. Весь день напряженно ждал - час, два, три, пять, а потом пришли, говорят: «Бери вещи, выходи». Но ничего не объясняли. Подошел такой здоровый грузин-полицейский и сказал: «Знаешь, куда едешь? Скоро узнаешь».

Когда сняли наручники и посадили в машину ОБСЕ, то представитель этой организации сказал: «Теперь вы уже на нашей территории. Все. Скоро домой». На борту сообщили, что будет встречать министр обороны.

Вопрос, нужны ли санкции против Грузии, офицеры оставили без ответа: «Мы люди военные. Не наше это дело - вдаваться в тонкости большой политики». Когда же у них поинтересовались, что они будут делать потом, российские офицеры отвечают коротко: «Служить».

Два российских офицера Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ), которые были арестованы грузинскими властями и освобождены в понедельник, подполковник Александр Баранов и капитан второго ранга Алексей Завгородный в интервью «Известиям» вспоминают службу и рассказывают, как сидели в тюрьме, сообщает «NEWSru.com» По словам офицеров, их допрашивали нечасто, но и не информировали о происходящем. «Такое впечатление, что они все для себя уже решили», - говорит Баранов. Однако грузинские полицейские относились доброжелательно: им дали приказ - они его выполняли. Грузинская сторона настаивает, что офицеров во время ареста хорошо содержали в тюрьме. Однако Баранов говорит: «В следственном изоляторе была ужасная камера. Все стены черные, изрисованные, обожженные огарками от свечек - там часто отключают электричество и поэтому жгут церковные свечки. Но на следующий день перевели в просторную чистую камеру. Это уже в самой тюрьме. Представители российского посольства сказали: держитесь, мы здесь для того, чтобы выручать наших граждан». По словам офицеров, кормили их в грузинской тюрьме утром манной кашей и чаем, днем был каравай белого хлеба и щи. «Невкусные», - говорит Баранов. Завгородный не соглашается: «Да ладно... Это ж была тюрьма, а не санаторий. Кстати, в следственном изоляторе МВД давали отличный борщ. С мясом, как положено. В общем, под стражей обращались корректно. Видно, указание поступило. Честно говоря, хорошее обращение для нас стало признаком скорейшего освобождения». «Когда меня привезли из Батуми в Тбилиси, то показали сюжет в новостях о том, как брали двух российских офицеров из Тбилиси. Но это скорее для того, чтобы произвести какое-то психологическое воздействие. Я сразу заявил, что без представителей нашего посольства ни на какие вопросы отвечать не буду. Назначенный адвокат - а это была молодая девушка - все время молчала. А потом... рекомендовала во всем сознаться», - свидетельствует Баранов. - Представители следствия показали мне Уголовный кодекс Грузии - статью 314, часть 1 – «Шпионаж». Почему-то показали на грузинском языке. Эта статья предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы за передачу сведений, являющихся государственной и военной тайной Грузии». По словам военных, в тюрьму к ним приходили представители Красного Креста, они с ними общались, но разговор был довольно нейтральным. Офицеры поняли, что их освободят, когда в понедельник с утра одному вернули шнурки. Весь день напряженно ждал - час, два, три, пять, а потом пришли, говорят: «Бери вещи, выходи». Но ничего не объясняли. Подошел такой здоровый грузин-полицейский и сказал: «Знаешь, куда едешь? Скоро узнаешь». Когда сняли наручники и посадили в машину ОБСЕ, то представитель этой организации сказал: «Теперь вы уже на нашей территории. Все. Скоро домой». На борту сообщили, что будет встречать министр обороны. Вопрос, нужны ли санкции против Грузии, офицеры оставили без ответа: «Мы люди военные. Не наше это дело - вдаваться в тонкости большой политики». Когда же у них поинтересовались, что они будут делать потом, российские офицеры отвечают коротко: «Служить».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...