«Мы не понимаем, куда «Русград» дел 2,5 миллиарда. Пусть объяснят, пусть покажут»

Михаил Максимов – о конфликте вокруг «Екатеринбург – ЭКСПО»

24 октября 2011 в 20:53
Размер шрифта
-
17
+
Еще год назад Михаил (Мирдагаян) Абсалямов и Михаил Максимов были большими друзьями
Конфликт вокруг выставочного центра «Екатеринбург – ЭКСПО» продолжается. Во вторник свою позицию наконец озвучит правительство Свердловской области – первый вице-премьер Михаил Максимов соберет журналистов, чтобы публично оспорить претензии строительной компании «Русград». Не раскрывая всех козырей, накануне этой встречи Максимов дал интервью «URA.Ru», рассказав о том, сколько все-таки стоил выставочный центр, почему до сих пор не удается рассчитаться с субподрядчиками, какие бонусы выписывал себе Михаил Абсалямов и что теперь будет с павильонами на Кольцовском тракте.
 
- «Русград» достаточно конкретно озвучил свои претензии. В компании говорят, что строительство выставочного центра обошлось им в 7,5 миллиарда рублей, а инвесторы заплатили всего 5 миллиардов. Из-за этого деньги не могут получить и субподрядчики, которые даже обратились к полпреду президента с просьбой вмешаться в этот вопрос.
 
- Мы молчим, потому что у нас есть определенные задержки с оформлением документации. Преподносят, будто это наша вина, но это не так. Оформлением занимаются заказчик и генподрядчик, а мы выступаем инвестором.
 
- В целом вы не согласны с позицией «Русграда»?
 
- Я считаю, что сейчас «Русград» пытается реализовать новый способ зарабатывания денег на строительстве. Они проплатили PR-кампанию, попросив СМИ негативно освещать конфликт, – мол, свердловские власти и «Уральский выставочный центр» (юрлицо-инвестор – ред.) не выполняют обязательств перед застройщиками. Это в корне не так. Мы все взятые на себя обязательства выполнили, а нам сверх этих обязательств еще 30% пытаются нарисовать. Мы обещали профинансировать 5 миллиардов - и оплатили это. А теперь нам говорят – это стоит 7,5! Хорошо, если так, давайте внимательно разбираться, откуда взялась эта цифра? Вместо этого начинается информационное давление: вот, свердловские власти не выполнили свои обязательства. Все ровно наоборот – это они не выполнили перед нами обязательства.
 
- В какой части?
 
- В первую очередь, в части стоимости. Допустим, ты захочешь отремонтировать квартиру за 10 тысяч долларов. Ты отдал их строителям, приезжаешь через какое-то время, а тебе говорят: мы все отремонтировали. Только, знаешь, на туалет нужно еще две тысячи. А у тебя нет этих денег. Ну, тогда живи без туалета! Или, допустим, тебе этот туалет построили, но ты им не можешь пользоваться, пока не заплатишь $12 тысяч. А договаривались-то на 10 тысяч.
 
- Что в данном случае «туалет»? В чем именно недоделки?
 
- Не закончен первый пусковой комплекс, не построен конгресс-холл. А уже построенные павильоны они теперь пытаются не отдать нам на баланс – мол, сначала платите нам 7,5 млрд. А договаривались на 5 млрд.
 
- Эта цифра, 5 млрд, как-то прописывалась в договорах?
 
- Конечно, я принесу на встречу с журналистами все эти документы. Сначала вообще была цифра в 4 миллиарда, но это была совсем предварительная оценка. Потом она выросла до 7,5 – мы очень ругались по этому поводу, кричали. Но тогда сказали: хорошо, если вы подтвердите эти 7,5 миллиарда экспертизой, мы их оплатим. А теперь они уже называют цифру в 9 миллиардов – это вообще ни в какие рамки не лезет.
 
Я считаю, что генподрядчик просто не справился со своей функцией. Его отношения с субподрядчиками не зависят от того, как он работает с нами. С нами он работает по сметам, с подрядчиками – по своим расценкам. И он должен подписать все документы и принять на себя эти риски. Если он попадает в ситуацию, при которой становится банкротом, - то это были его риски. Вообще, «Русград», по идее, получает на этом проекте огромное вознаграждение - сотни миллионов рублей за выполнение функций генподрядчика. Но эти деньги нужно было заработать. Именно в этом его функция – организовать субподрядчиков, с ними рассчитаться, и уже общую стоимость сложить в целом и взять с нас. А получилось как? У «Русграда» не получается сложить, и он своим «субчикам» тоже не подписывает ничего, не платит деньги. Говорит – идите к губернатору, стучите касками и требуйте денег. Пусть он мне заплатит два с лишним миллиарда, тогда я с вами рассчитаюсь. Но это неправильно, это с ног на голову.
 
- То есть вы готовы сейчас оплатить 7,5 миллиарда, если экспертиза подтвердит такую стоимость?
 
- У нас общий договор на 7,5 миллиарда, но работы-то не закончены, конгресс-холл не построен. И если даже недоделанная работа вылезла в такую сумму, мы хотели бы понимать, откуда она взялась, что произошло? Где так просчитался генподрядчик, что он ошибся на 2,5 миллиарда?
 
- Почему не удается достигнуть понимания в переговорах?
 
- Еще один нюанс: мы в этих переговорах уже общаемся с четвертым человеком. Сначала был Мирдагаян Абсалямов, потом пришел другой директор, потом третий, а теперь четвертый – какой-то юрист, который вообще никогда не принимал участия в этом проекте. И Мирдагаян полностью вышел из капитала компании, оставив себе 20%. То есть ситуация такая: в проект мы входили с определенными людьми, которые брали на себя определенные обязательства. А теперь компанию передали юристам, поменяли переговорщиков и пытаются требовать с инвестора дополнительные деньги, раздувая шумиху. Созывают журналистов, и перед ними выступают спикеры, которые вообще ни на одном строительном совещании не были.
 
- «Рейдерский захват» «Русграда», о котором заявляли в компании, имел место? Или это какая-то уловка?
 
- Не берусь сказать – может, у них действительно возникали такие проблемы. Но есть определенные вопросы, которые впоследствии вылезли: например, мы не знаем, куда делись деньги с депозитов. Им переводились деньги, а они не выплачивали их подрядчикам, храня на депозитах. И где сейчас эти деньги, порядка 200 миллионов рублей, мы не знаем. Были и другие вопросы, связанные непосредственно с Мирдагаяном. Скажем, в апреле он выплатил себе бонус в 100 миллионов рублей. Теперь они говорят – а мы не контролируем компанию, мы можем обанкротиться. Это очень некорректное поведение. Генподрядчик – это репутационная функция. Тебе верят заказчики и тебе верят субподрядчики. Ты упаковываешь интересы большого количества подрядчиков так, чтобы инвестор получил конечный продукт за оговоренные деньги. А они от этой функции полностью отказались – пускай "УВЦ" сам разбирается с подрядчиками.
 
- У вас есть сейчас претензии к экспертизе, например к срокам прохождения?
 
- У нас есть претензии к разработчикам документации. Экспертиза сейчас оценивает проектную документацию. Вот проектировщики написали в проекте: отсыпать три миллиона кубометров грунта. Экспертиза должна оценить, сколько это стоит. А потом мы еще выясним, сколько на самом деле было отсыпано.
 
- Есть предположения, что цифры не совпадут?
 
- Трудно обсуждать. Окончательный расчет должен был быть в апреле. Сейчас мы говорим «Русграду»: подписывайтесь, если вы уверены, что у вас не было никаких нарушений! Формируйте задолженность перед субподрядчиками, раз вы уверены в своих действиях. Почему вы перекладываете риски на плечи заказчика? Зачем тогда вы брали 4% от сметы за функции заказчика и 5% за функции генподрядчика? Это вообще-то 500 миллионов рублей. Еще раз говорю – это новый способ зарабатывать: подписаться на 5 млрд, потом затребовать 7,5, устраивать PR-кампанию, поднимать людей на митинги и писать письма Куйвашеву: вмешайтесь и сделайте нашу работу, разберитесь с субподрядчиками. Это в голове не укладывается.
 
- У вас есть претензии по качеству стройки?
 
- Есть. Самое основное – грунты. И не под самим зданием, которое стоит на сваях и которому ничего не сделается, а на прилегающей территории. Площади и дорогам уже конец.
 
- Этого можно было избежать?
 
- Это вопрос к строителям. Мы платили за это по полной программе и хотели быть уверены, что через год и два у нас будут ровная площадь и ровные дороги. А сейчас мы видим эти проблемы, и сразу предупреждаем: мы удержим 30-40% за благоустройство, потому что нам нужны будут деньги, чтобы все это переделать.
 
Еще одна претензия – к пуску систем, которые не до конца отлажены, и у нас огромный перечень вопросов по эксплуатации, которые не устраняются подрядчиком. Нам субподрядчики рассказывают, что им генподрядчик запрещает заканчивать работы на объекте. Почему так? Некорректная позиция. Как будто последний день живут.
 
- Вы сейчас общаетесь с субподрядчиками?
 
- Мы попросили у каждого из них свое видение ситуации, чтобы могли разобраться. Сколько вы выполнили работ? Сколько вам заплатили? Сколько вам остались должны? Тогда мы могли бы оценить масштаб претензий подрядчиков к «Русграду». Потому что он с нас просит 2,5 миллиарда, а сколько они с него – мы не знаем. Может быть, там реальный долг 350-400 миллионов? Надо это выяснить, и тогда бы мы могли целевым образом эти деньги выплатить. Но когда мы запрашиваем эту информацию, «Русград» начинает кричать: что вы лезете не в свое дело?! Да, мы лезем, мы профессионалы: покажите нам все бумаги, объясните, сколько стоили работы. Мы не можем просто так дать бюджетные деньги, просто потому что Абсалямов просит. Мы должны понять, были ли сделаны объемы этих работ и по каким расценкам они выполнялись. Может, там цены в 2-3 раза выше рыночных?
 
- Если «Русград» виноват в этой ситуации, то кто виноват в выборе «Русграда»?
 
- Даже спорить не буду - инвестор, конечно. Это было злоупотребление нашим доверием.
 
- Когда, собственно, начался конфликт?
 
- Когда впервые нам предъявили 7,5 миллиарда – в феврале 2011 года. Тогда мы стали требовать объяснить, почему так растет цифра.
 
- Птицефабрика, которая закладывалась в «Сбербанке», чтобы взять кредит на строительство, до сих пор в залоге?
 
- Уже нет, поручительство действовало до 1 сентября. Предполагалось, что 1 сентября мы передадим «Сбербанку» вместо нее в качестве залога построенный и поставленный на баланс объект. Сейчас птицефабрика вышла из залога, а поставить объект на баланс нам пытается не дать «Русград». При том, что другого источника покрытия долга у нас нет, потому что в «Сбере» недовыбрана кредитная линия. Взять оттуда деньги мы можем, только если передадим им залоги. А залоги нам пытается не отдать «Русград». Они сами себя ставят в странное положение.
 
- Что будет с «ЭКСПО»? Он будет закончен?
 
- Да, будем искать нового строителя.
 
- На конкурсной основе?
 
- «Русград» тоже заходил на конкурсной основе. И что с ним делать? У него уставный капитал 10 тысяч рублей, что с него взять? Если нужны гарантии больше, нужно звать «Strabag», но ценник сразу вырастет на 30% и всю маржу застройщик увезет отсюда в Европу.
 
- А в этот раз, думаете, маржа осталась в регионе?
 
- Это уже вопрос моральных качеств генподрядчика. Если ты обещал всем и губернатору, что будешь нормально работать, а в итоге это вылилось в такой кипеж, – это уже непрофессионализм, некомпетенция и попытка слишком много заработать.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер шрифта
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров