18 октября 2021

О крашеных волосах Чубайса, дурном настроении Росселя и женском конфузе,

или Как корреспондент «URA.Ru» выполнял просьбу Лужкова

Размер текста
-
17
+

Чубайс уехал от Росселя в дурном настроении

А Россель с Чубайсом не договорились. Визит главного энергетика страны в Екатеринбург сразу анонсировали как миротворческую миссию. Чубайс сделал для примирения все – шесть часов он говорил о провидении Росселя, его талантах руководителя, вспоминал истории из прошлого. Но получить самое главное – 20 млрд. рублей - так и не смог: уехал из Екатеринбурга ни с чем. Корреспондент «URA.Ru» наблюдал за тем, как энергетик пытался помириться с губернатором и готов рассказать все нюансы: где заблудилась пресс-секретарь главы РАО, красит ли Чубайс волосы, о злом языке и говорящих бровях Росселя и многое другое.
 
Анатолий Чубайс опоздал на встречу с Росселем. Он должен был приехать в резиденцию губернатора в 11.45, но появился в здании лишь без пяти минут 12. Быстро пронесся в окружении многочисленных чиновников через главный зал здания, где находилась пресса, в галерею, а потом – в кабинет Эдуарда Росселя. Журналисты не сразу определили, кто именно из прошедших – Чубайс. Самый раскрученный деятель российской приватизации в реальности оказался не рыжим, его волосы были скорее шоколадного цвета. Этот факт тут же родил версию, что не чуждый передовым технологиям государственный деятель старается изменить свой образ и специально красит волосы.
 
Обсуждать внешний вид Анатолия Борисовича журналисты могли долго – из-за опоздания главного гостя церемония подписания соглашения была перенесена по времени. Знакомая, оказавшаяся членом делегации РАО ЕЭС, в это время рассказывала, что мероприятие действительно важное, поскольку Чубайс на рядовые подписания не летает.
 
Сотрудник администрации губернатора несколько минут спустя дополнил ее слова. «Это ж принципиальный момент. У Чубайса не самое завидное положение сейчас, и доклад по энергетике, который Россель готовит для Госсовета, может как ухудшить его положение, так и, наоборот, изменить в лучшую сторону», - пояснял чиновник. Он не вдавался в детали соглашения, обращая больше внимания на политическую сторону дела: «Разговор ожидается жесткий».
 
Анонс оправдался полностью. Вступительное слово Росселя длилось не больше трех минут и оригинальностью не отличалось. Бодро, четко, энергично губернатор повторил давно известные факты о темпах развития региона. Ничего нового. На лице Росселя читалось, что, рассказывая одно и то же, особого удовольствия он не испытывает, просто выполняет формальность. Губернатор был грозен.
 
Анатолий Чубайс напротив был очень мил и ясно ни с кем не хотел ссориться. «Сегодняшний день для нас – особенный, сегодняшнее событие не рядовое», - начал он. Лицо Росселя ничуть не изменилось. Чубайс перешел к проверенному средству – начал льстить губернатору (злые языки уверяют, что Эдуард Эргартович падок на лесть). «В 99-м или 2000-м году мы здесь же проводили совещание с вопросами, зачем нужна реформа, - Чубайс повернулся к Росселю, тот улыбался, но явно никак не мог вспомнить эту встречу. – Именно вы были среди немногих, кто смотрел не на тактику, не на мелкие вопросы, а в суть». На Росселя эта лесть не подействовала – он был хмур.
 
Смягчился он, лишь когда гость сказал: «Эдуард Эргартович не даст соврать – мы отвечаем за то, что подписываем». На этой фразе Россель начал активно кивать. «Сегодня мы подписываем документ, в котором учтены все вопросы, которые мне постоянно задавал Эдуард Эргартович, так, как он умеет задавать. Жестко и напористо», - так Чубайс закончил свою речь. Слово передали техническому директору РАО Борису Вайнзихеру. Он, как и шеф, в этот момент был похож на проштрафившегося ученика, который принес учителю работу над ошибками и теперь рассказывал, как и что он исправил, следя за реакцией преподавателя. С одной поправкой – господин Вайнзихер показывал губернатору программу развития энергетики до 2011 года. Он описывал изменения на каждый год: слайды с энергетической картой области сменяли один другой, Россель внимательно рассматривал каждый. Борис Вайнзихер внимательно следил за реакцией Росселя.
 
В целом губернатору понравилось. Он подписал соглашение с Анатолием Чубайсом и по-хозяйски дал ЦУ: «Все могут быть пока свободны. Пресса, проходите на брифинг». Журналисты перешли в галерею, где в отсутствие шефа его личный пресс-секретарь Маргарита Нагога давала указания. Одно из них получил и я, пока готовился передать Чубайсу просьбу мэра Москвы Юрия Лужкова. Во время съезда «Единой России» он признался, что хотел бы узнать, куда делись деньги, направленные на рост энергопотребления, и почему разваливается «Мосэнерго». Задать эти вопросы мэр Москвы просил свердловского губернатора. Но Эдуард Эргартович мог и позабыть, хотелось лично помочь столичному градоначальнику.
 
Маргарите Нагога эта идея не понравилась. «Вопросы задаем только тюменские», - сообщила она. «Как тюменские? Мы же в Екатеринбурге», - мое удивление, как и удивление находившихся рядом коллег было неподдельным. «В каком регионе находимся – те и вопросы», - упорствовала госпожа Нагога. Мы не сдавались, напоминая, что наши гости в Свердловской области, которой несколько минут назад Анатолий Чубайс отвешивал комплименты, называя уникальным субъектом Федерации. Маргарита Нагога не сдавалась долго, но все же признала свою ошибку. «Ой, перепутала области», - как ни в чем не бывало произнесла девушка, а вопрос так и не дала задать.
 
Впрочем, и без него было понятно, что критические замечания в адрес Чубайса, которые Лужков и Россель делали на съезде 2 декабря, не потеряли своей актуальности. На брифинге для прессы губернатор вновь вел себя как опытный учитель, принимающий у себя ученика. «Мы с ним, - Россель показал рукой на стоявшего рядом Чубайса, - два человека, которые все 16 лет взаимодействуют. Я знал его, когда он еще у Собчака работал, потом был председателем комитета по приватизации, руководителем администрации президента». Чубайс признался, что тронут такой лиричностью и долго рассказывал о том, как будет помогать Свердловской области развиваться. Все это время Россель пасмурно смотрел на журналистов.
 
Мне рассказали, что губернатор еще не решил главный вопрос, как взымать плату за техническое присоединение к сети. По плану РАО, каждый новый пользователь сети будет платить определенную сумму (в зависимости от необходимого объема электроэнергии). За пять лет энергетики оценивают общие выплаты в 17 млрд. рублей. А поскольку в программе развития дефицит в 3 млрд., то и их планируется до 2011 года перераспределить среди вновь подключившихся. Грубо говоря, свердловские предприятия за свои новые мощности и производства в течение пяти лет должны будут выложить энергетикам 20 млрд. рублей. Эдуарду Росселю этот вариант не очень нравится.
 
В тексте соглашения пункт про плату есть, но вот механизм ее взымания Россель для себя еще не определил. Моя коллега спросила губернатора и его гостя про этот момент. Анатолий Борисович радостно рассказал, что это за чудесное изобретение, имеющееся в десятках регионов, в том числе и в Москве. Губернатор сказал лишь: «Будем работать». Согласитесь, это не ответ. Его спросили еще раз. «Я же сказал, будем работать», - повторил Россель и ушел вместе с Чубайсом обедать.
 
Перед тем как подали закуски, Эдуард Эргартович распорядился закрыть заседание рабочей группы по разработке доклада для Госсовета от прессы. Вместо обещанного полного доступа на мероприятие разрешили лишь протокольную съемку. О чем говорилось за закрытыми дверями не сообщил даже губернаторский департамент информации.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...