19 января 2019
18 января 2019

«Вячеслав Лашманкин звонит в редакцию и говорит, как писать?.. Такого, конечно, не бывает»

Новый главред «Областной газеты» Дмитрий Полянин – о будущем издания, на которое налогоплательщики тратят 140 миллионов в год

15 февраля 2012 в 18:15
Размер текста
-
17
+
С сегодняшнего дня у свердловской «Областной газеты», крупнейшего регионального издания страны, новый главный редактор – Дмитрий Полянин. Еще пару лет назад он был одним из самых заметных критиков областной власти, но затем вошел в команду топ-менеджмента «ОГ», заметно умерил фрондерский пыл, а теперь и вовсе возглавил официозное издание. При этом Полянин все-таки не чиновник от журналистики, а именно журналист – много лет возглавляет свердловский Союз журналистов, как свои пять пальцев знает систему СМИ региона, а когда-то и сам издавал бойкий городской таблоид «Вечерние ведомости». В интервью «URA.Ru» он пояснил, что будет происходить с «Областной газетой» в ближайшие годы, какой хочет видеть газету губернатор Александр Мишарин и как его администрация может влиять на редакционную политику.
 
- Когда вы пришли в «Областную газету» на пост заместителя главного редактора, многие сразу говорили, что ваши амбиции – когда-нибудь занять редакторское кресло. Получается, все это время вы ждали этого назначения и именно с таким расчетом работали?
 
- Не совсем так. Хотя такая возможность действительно обсуждалась заранее, я никогда не исходил из того, что это обязательно случится.
 
- Обсуждалась с кем?
 
- Обсуждалась с нашими учредителями и с главным редактором (Романом Чуйченко – прим. ред). Но я исходил из того, что надо спокойно заниматься своей работой, а не ждать, когда произойдет назначение. Сейчас, когда учредители приняли такое решение, естественно, я не могу ему не порадоваться. Но одновременно я сожалею по поводу того, что Роман Чуйченко уезжает из Свердловской области. Мы с ним сработались, и противоречий между нами никогда не возникало.
 
- В чем заключался ваш функционал как заместителя редактора? Что именно вы делали в «ОГ» до сегодняшнего дня? Многие говорили, что вы и «тянете» газету.
 
- Газету всегда делает коллектив. Название моей должности было «директор по развитию – первый зам главного редактора». То, как я выполнял свою функцию по развитию газеты, очень легко проверить по тому, что происходило с газетой в течение этого года.
 
- А что происходило?
 
- У нас появился полноцвет, у нас изменились полосы, стало больше контента, связанного с оперативной информацией, и быстрого реагирования на события. Появились разные точки зрения. Стало больше дискуссий, круглых столов. Появились новостные колонки, которых раньше не было в газете, – туда попадают события, которые не удостоились отдельного материала, но не заметить их невозможно. Сейчас мы стараемся фиксировать все, что заслуживает внимания. Многие наши материалы стали цитироваться в других СМИ. Если раньше говорилось, что газета не может конкурировать с телевидением, то сегодня об этом фактически не идет разговоров. Потому что в газете появляются эксклюзивные материалы, которые мы публикуем первыми и которые становятся предметом цитирования.
 
- Как складывались ваши отношения с Чуйченко? Я помню, что в 2010 году, еще до работы в «Областной газете», писали в своем блоге, что Чуйченко «далеко до уровня наших журналистов».
 
- Действительно, я писал такое и от своих слов не отрекаюсь. Объясню свою позицию. Я исходил из того, что когда происходило назначение Романа Юрьевича, в Свердловской области трудилось 5000 журналистов. У нас очень сильная школа уральской журналистики. Возглавляя Союз журналистов, я не мог не выразить неудовольствие таким назначением. Одно из ключевых изданий региона, одно из самых хорошо финансируемых изданий оказалось под управлением человека, которого мы практически не знали. Поэтому я и писал так жестко. Но позже, когда мы с Романом Юрьевичем начали работать вместе, мое мнение было скорректировано. Я увидел, как человек подходит к газете. Я увидел, что в тех вопросах, где Чуйченко не был специалистом (а он все-таки не был до конца газетчиком, и спорные моменты возникали), он советовался с теми людьми, что работали с ним рядом. Многие решения принимались коллегиально, после обсуждения в редакции. Роман Чуйченко сделал ставку на коллектив, и это было очень правильное решение.
 
- Сейчас, когда решался вопрос о вашем назначении, учредители интересовались его мнением?
 
- Конечно, губернатор его прямо спросил, кого бы он хотел видеть своим преемником.
 
- И он назвал вашу фамилию?
 
- Да.
 
- Что сейчас представляет «Областная газета»? Какое хозяйство вам досталось?
 
- Если сравнивать с другими изданиями, то это – самое крупное после «Российской газеты» государственное печатное издание в РФ. В том числе по тиражу. Меня радует, что у нас есть очень мощные учредители – представители и исполнительной, и законодательной власти. Лучший «наблюдательный совет» себе представить сложно. Не нужно придумывать какое-то общественное СМИ, когда нашим учредителем выступает Законодательное собрание, представляющее людей, которые проголосовали на выборах.
 
- «Областную газету» как раз часто критиковали депутаты-оппозиционеры – за то, что она не предоставляет равноправного доступа на свои страницы представителям разных политических сил. Помню, когда об этом заходила речь на «Правде жизни», Роман Чуйченко огрызался и отшучивался – мол, оппозиции работать лучше надо, тогда и писать о ней будут больше. Вас я не могу представить себе так же огрызающимся. Как вы будете выправлять эту ситуацию?
 
- Этот вопрос обсуждается постоянно, в прошлом году мы проводили специальную встречу с депутатами Заксобрания. Думаю, в этом году такая встреча тоже пройдет. Когда депутаты спросили меня об этом, я ответил, что в газете будут представлены мнения всех партий и фракций, но пропорционально тому, сколько они взяли голосов в областной думе. Поскольку наша аудитория состоит из тех же самых людей, избирателей, и мы не можем не уважать их мнение. Это общеевропейская практика.
 
- То есть, уточним: газета будет представлять точки зрения различных политических партий пропорционально тому, сколько эти партии получили мест в думе?
 
- Да. Это самая разумная позиция. Нельзя не учитывать дискуссии, которая идет в обществе. Разговаривать нужно не на улицах, не на митингах, а на страницах СМИ. Нужно выстраивать механизмы обратной связи и взаимодействия с любыми более или менее общественными и политическими движениями.
 
- Гарантируете, что на страницах «ОГ» смогут выступать любые политические силы, действующие в рамках закона?
 
- Да, и это же обсуждалось с губернатором. У него есть абсолютное понимание этого.
 
- Сколько сейчас человек в штате «Областной газеты»?
 
- 88 человек.
 
- Это практически целое министерство.
 
- Система большая, я этого не скрываю и не могу скрывать: мы должны быть прозрачными, так как в основном живем на деньги налогоплательщиков.
 
- Кстати, сколько тратится на газету каждый год?
 
- Сегодня в бюджете предусмотрено 140 миллионов, но эта цифра будет несколько ужата, останется порядка 120 миллионов в 2013 году.
 
- Вам эта сумма кажется адекватной? Вы будете просить ее увеличить или наоборот продемонстрируете, что газета может работать эффективнее и сократить издержки?
 
- Считаю, что газета должна увеличивать свои доходы, за счет них должно осуществляться развитие газеты.
 
- Сегодня газета убыточна?
 
- Она «в нолях».
 
- То есть ее доходы – те же 140 млн, как и расходы?
 
- Она зарабатывает чуть меньше, но если учитывать печатаемый объем нормативных актов (а для нас это, по сути, госзаказ), то мы выходим «в ноль». Если убрать нормативные акты, газета будет убыточной.
 
- Как может увеличиваться доход государственной газеты?
 
- Мы собираемся наращивать розничную продажу. Кроме того, мы должны привлекать больше рекламы, при этом не на уровне объявлений «куплю козу – продам козу». Должны появиться мощные рекламодатели, в том числе федеральные. В идеале доли государственного финансирования и собственных доходов газеты должны быть сопоставимы.
 
- Какой сейчас тираж у «ОГ»?
 
- 75 тысяч экземпляров, но в следующие периоды он будет несколько больше.
 
- Мне приходилось слышать, что в реальности у «ОГ» всего 35 тысяч подписчиков, еще несколько тысяч расходятся в розничной продаже, куда деваются остальные экземпляры – неясно.
 
- Доля розничной продажи – это действительно небольшая цифра. Дело в том, что сети распространения сейчас вообще не очень охотно занимаются продажей газет, предпочитая продавать дорогие глянцевые журналы или, например, шампунь. Мы будем усиливать розницу – заходить в супермаркеты, крупные торговые сети, развивать уличную продажу. Газета должна продаваться везде, где есть поток людей.
 
- Я правильно понимаю, что сейчас часть тиража вообще раздается бесплатно?
 
- Нет, в чистом виде бесплатной раздачи нет, но есть благотворительная подписка – предприятия перечисляют нам средства для того, чтобы мы подписывали ветеранов. Все эти данные публикуются на первой полосе.
 
- Сколько реальных подписчиков у газеты?
 
- 60 тысяч. Эта цифра подтверждается «Почтой России» и Национальной тиражной службой.
 
- «ОГ» нередко воспринимается как газета принудительной подписки. Как сделать так, чтобы она стала газетой на которую хотелось бы подписаться?
 
- Люди и сейчас подписываются сами, но я считаю, что контент действительно должен меняться к лучшему. Людям интересно читать то, что затрагивает их жизнь, – комментарии, обсуждения законопроектов, каких-то инициатив. Людям нужна и потребительская информация. Нужно рассказывать о том, чем гордится Свердловская область. Люди побеждают на международных соревнованиях, писатели получают премии, идет разговор о поддержке культуры и искусства…
 
- Но особый интерес вызывает не рассказ о благополучии, а полемика, дискуссия вокруг острых вопросов.
 
- Без сомнения. Без полемики и дискуссии не бывает журналистики. Мы как журналисты подходим к созданию газеты с точки зрения интересов аудитории. Тиража без аудитории не бывает.
 
- Вы уже сказали, что было сделано в газете за последний год. Что еще предстоит поменять? Теперь у вас для этого есть все полномочия.
 
- Сам тип издания останется консервативным. Это не значит, что оно будет «замороженным» или «заторможенным». Это значит – сдержанный и качественный стиль. Мы стремимся давать информацию, на которую можно ссылаться и говорить: «Если это есть в «Областной газете», так на самом деле и есть». Кроме того, мы хотели бы больше внимания уделять обратной связи с читателями: не просто публиковать их письма, а анализировать реакцию читателей. Например, если мы видим, что в нескольких городах люди начинают одновременно говорить об одном и том же, это уже проблема областного уровня и ей должно уделяться повышенное внимание.
 
- Как осуществляется эта связь – бумажной почтой или «ОГ» развивает новые технологии общения?
 
- Месяца через три мы должны представить новый обновленный сайт газеты, где будет развитая система обратной связи. Плюс мы обязательно зайдем в социальные сети, а социальные сети появятся на страницах нашей газеты. Впрочем, у нас сохраняется очень большая бумажная переписка. Конечно, не все жители Свердловской области сидят в Интернете, многие по старинке пишут нам письма. Особенно это касается отдаленных территорий. У нас огромный объем корреспонденции. Мы используем ее для работы, проводя журналистские расследования на основе поступающих писем. Если к нам приходит письмо, мы не футболим его, а пытаемся получить ответ у чиновников – и добавить свою информацию.
 
- Могут появиться в журналистском коллективе какие-то новые яркие имена, может быть «специально приглашенные звезды»?
 
- Мы хотели бы сами создавать «звезд», да они у нас и так есть. Будем стремиться давать людям возможность раскрыться еще больше. Приглашать «звезд» мы не хотим – это значит расписаться в собственной беспомощности. Будем сами растить профессионалов, будем звать тех, кто хочет себя пробовать. Будем искать людей на журфаке и т.п.
 
- Вы сказали об электронной версии, а я помню, что обсуждался еще проект с электронными «читалками», на которых будет выходить «ОГ». Что с ним?
 
- Эти «читалки» уже есть, мы осуществляем их тестовую эксплуатацию. Но чтобы запустить их на рынок, нам нужно создавать контент, который будет соответствовать электронной форме чтения и электронной аудитории. Думаю, в течение года мы к этому придем и у нас появится не только сайт, но и специальное устройство, и масса сервисов, привязанных к нему, – например, информация о ценах на лекарства или о том, куда можно подать заявку по проблемам ЖКХ и т.п. Там будет и выход на портал госуслуг, и формы связи с губернатором. Это уже больше, чем просто газета.
 
- А версия для iPad может появиться? У «Вечернего Екатеринбурга» есть.
 
- Такая версия уже есть, ее можно скачать в «AppStore», просто мы пока это не афишируем. Стоит $1 в месяц.
 
- Есть какие-то примеры газет – российских или зарубежных,  на которые вы как редактор ориентируетесь? Помнится, когда Чуйченко приходил на пост редактора «ОГ», говорилось, что она должна стать чем-то средним между «Российской газетой» и «Коммерсантом».
 
- Я стараюсь не творить себе кумиров и думать своей головой. Хотя, конечно, я очень внимательно наблюдаю за тем, что делают другие издания, отмечаю сильные вещи. Кроме того, я в свое время стажировался во многих СМИ, в том числе в Европе и США. Мы учитываем все эти тенденции, но копировать не собираемся.
 
- Какие задачи ставил перед вами губернатор, когда проходило назначение?
 
- Во-первых, создание механизмов обратной связи – чтобы мы были представлены на всех платформах, в том числе цифровых. Во-вторых – увеличение аудитории издания за счет появления разных вариантов подписки – коммерческой, социальной, благотворительной и т.п.
 
- Насколько администрация губернатора влияет на редакционную политику?
 
- Странный вопрос. Для нас одинаково влиятельны все люди, которые представляют наших учредителей. Мы не можем не учитывать их точку зрения и, конечно, мы будем ее учитывать.
 
- То есть учредители вмешиваются в редакционную работу.
 
- Такого вмешательства нет, и нет «обязательных заданий», которые кто-то может предположить. Все гораздо тоньше. Это система взаимодействия – при этом все содержательные вещи обсуждаются и делаются самим журналистским коллективом. Как подать ту или иную тему, сколько этому места уделить, подавать ли ее вообще – решает редакция.
 
- Ну, для понимания: как часто вы как редактор «ОГ» будете ходить в администрацию губернатора?
 
- Я буду часто туда ходить, потому что это очень важно информационно – держать руку на пульсе и знать, что происходит. Сотрудники администрации губернатора периодически проводят встречи с журналистами, тут для «ОГ» исключений нет. Но «специальных заданий» никто не дает.
 
- То есть нет такой ситуации, что Вячеслав Лашманкин поднимает трубку и говорит вам: «напиши так»?
 
- Я год проработал первым зам редактора, и такого никогда не было. По крайней мере, я о таком не слышал. И вряд ли это появится – у администрации губернатора есть адекватное понимание целей и задач издания, того, насколько оно должно быть самостоятельным. Сегодня я могу сказать, что издание самостоятельно.
 
- Насколько эта самостоятельность принципиальна для вас? Если администрация губернатора начнет активно влиять на редакционную политику и это пойдет вразрез с вашими убеждениями, вы расстанетесь с местом или встроитесь в систему?
 
- Вся моя жизнь построена на том, что я отвечаю на этот вопрос. Если я пойму, что в отношениях с учредителем возникла проблема, которую я разрешить не в состоянии, то, конечно, я должен буду оставить свою должность. Но сейчас я таких проблем не вижу. Не думаю, что у учредителей есть задача сделать для газеты или ее читателей хуже.
 
- Что касается общественных проектов, в которых вы принимаете участие, – Союз журналистов и комитет «Право выбора». Ваш новый статус не помешает работе в них?
 
- Про Союз журналистов я уже сказал на предыдущей конференции – я бы хотел оставить пост председателя, тем более что я занимаю его уже десять лет. Надо, чтобы приходили новые люди. Но из самого Союза журналистов я, конечно, никуда не денусь и буду ему помогать. А из комитета «Право выбора» я не выходил, и работа в нем прямо связана с моими убеждениями. Я считаю, что выборы должны быть честными, и эту тему в нашем городе начали отстаивать раньше, чем по всей стране. Это мои убеждения: выборы должны быть честными, прозрачными, и вообще – они должны быть.
 
- Если получится так, что после президентских выборов в марте появятся значительные подозрения о нарушениях, которые имели место на избирательных участках в Свердловской области, «Областная газета» будет о них писать?
 
- А почему мы не должны об этом писать? Конечно, будем.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...