11 июня 2021
10 июня 2021

«Сначала говорили: „Врач пришел, не знает, как в Сеть войти“, а теперь: „Айтишника“ на медицину поставили»

Эксклюзивное интервью «URA.Ru» от главного медика Южного Урала

Размер текста
-
17
+
Дмитрий Тарасов: «Про меня ходили слухи, что я родственник экс-мэра Челябинска, что “совсем пацан”, что вообще не врач»

До сих пор в рядах общественности Южного Урала недоумевают — исполняющим обязанности министра здравоохранения Челябинской области назначен Дмитрий Тарасов, ранее глава министерства информационных технологий и связи региона, структуры, не имеющей прямого отношения к лечебному делу. Высшее медицинское образование и кандидатская диссертация злопыхателей не убеждают — мол, он халат уже лет десять не надевал! Зато профессиональное сообщество, ранее негодующее, стало успокаиваться. Новичок, оказывается, тему знает... Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью Дмитрия Тарасова «URA.Ru».

— Дмитрий Алексеевич, ваше прежнее министерство, хоть и самое продвинутое из всех структур правительства области, в плане информационных технологий и связи, не отличалось открытостью для СМИ. И вы в том числе, между прочим. А вот руководить минздравом и не быть при этом публичной личностью, невозможно. Назначили вас, и мгновенно оказались в центре внимания. Наверное, сразу узнали о себе такое, о чем и не ведали? Какие сплетни услышали?

— Первое, — начал загибать пальцы Тарасов. — Я родственник экс-мэра Челябинска Вячеслава Тарасова. Второе — мне 28 лет, то есть «совсем пацан». Третье — я не врач, в медицине никогда не работал.

— Ну, то, что вы не имеете отношения к экс-мэру, и что лет вам побольше, аж 35, и что образование имеется, пресса-то как раз знала. Даже выяснила, что вы представитель славной медицинской династии. Но ведь перерыв-то в профессии действительно был! И судя по официальной биографии, немалый — 8 лет. А медицинский стаж и вовсе только 6 лет, после вуза.

— Вся семья медицинская, дедушка и бабушка — академики. Бабушка, ее, к сожалению, уже нет, Лариса Николаевна Тарасова, ученица профессора Александра Борисовича Кацнельсона, стояла у истоков была основателем офтальмологической службы на Южном Урале. Все действующие офтальмологи в Челябинске считают себя ее учениками. Дедушка — известный уролог. Мама, папа — все врачи. Жена — медик. У нас только один дедушка был военный, потому я и родился в Риге, где он тогда служил. Так что с династией — правда. А вот насчет стажа, ошибаетесь. Чаще всего медицинский стаж не начинается только после вуза. Я работал с 16 лет. Начинал санитаром в приемном покое, потом медбратом, потом работал на скорой помощи. И только в 2009 году приостановил врачебную деятельность. До самого последнего дня, то есть до перехода на госслужбу, брал по несколько дежурств в месяц в областной больнице в качестве хирурга.

До 2010 года Дмитрий Тарасов, будучи успешным в бизнесе, продолжал дежурить в хирургии

— Зачем? Вы же уже тогда бизнесом всерьез занимались! Кстати, как ваши родители, дедушка и бабушка восприняли ваш уход в коммерцию?

— С отцом у меня был очень долгий разговор, часов шесть, — Тарасов чуть смутился, — Он все говорил, что вот, я защитил диссертацию «Комплексное хирургическое лечение псевдокист поджелудочной железы», далее — докторская. И путь вроде бы ясен, а я, получается, все бросаю. На самом же деле, я не собирался оставлять практику, потому и оставил за собой дежурства. Хирургия для меня любимое дело. А что касается коммерции... Понимаете, я в аспирантуре в 2002 году получал 2 тыс. рублей. И вот в свободное время от аспирантуры, написания диссертации, дежурств, стал заниматься монтажом локальных сетей микрорайона. Точнее, этим мы с друзьями стали заниматься.

— Это когда кабельное телевидение и выделенку для Интернета как воздушки от крыши к крыше тянули? Коммунальщики ругались и обрывали.

— Да-да! Те самые кабели. Параллельно продолжал учебу в аспирантуре. И продолжал дежурить в больнице. Даже тогда, когда уже работал в «Инвитро — Урал» исполнительным директором. Это была лабораторная диагностика нового уровня, когда на пробирку с анализом наносился специальный штрих-код, а результаты можно было получить по электронной почте. Я отвечал организационные вопросы, в том числе и за ИТ-стратегии. Ну, а затем меня пригласили на работу комитет по информационным технологиям, в правительство области. Комитет чуть позже стал министерством.

— Вернусь к тому, с чего начали. Работа вашего предыдущего ведомства как-то была малозаметна. Вы, вообще, чем занимались?

— Мы реализовывали программу «Информационное общество»«.

— Это в рамках «Электронной России»?

— Нет! — весело пояснил собеседник, — «Электронная Россия», так громко объявленная, закончилась, простите, пшиком. Ей на смену пришло «Информационное общество», включающее в себя «Электронное правительство». Электронный документооборот, доступ населения к госуслугам в электронном виде. Сегодня 120 услуг уже переведены в электронный вид. Создали центр обработки данных правительства Челябинской области, чего просто не было. Запустили систему социального экономического мониторинга, похозяйственного учета. Учет делали совместно с минсельхозом, сделали так, как им было необходимо. Ну, в общем, много чего сделали такого полезного, избавив коллег и муниципалитеты от кропотливой ручной работы. И теперь область по разным показателям входит в первую десятку-двадцатку лидеров по России по реализации федеральной программы.

— И было не жалко оставлять то, что получалось?

— Ну... Конечно, жалко. Но возникают новые задачи, которые надо решать!

— И как же вас восприняло сообщество?

— Когда я появился в комитете информтехнологий, про меня сказали — «врач пришел, не знает, с какой стороны клавиши у клавиатуры»! А теперь говорят, «айтишника» на медицину поставили. Когда проводил коллегию, один из ее участников стал задавать мне вопросы с такой формулировкой, понять которую, а уже тем более ответить, может ответить только профессиональный медик.

— Ответили?

— Не только ответил, но и свои вопросы задал. Тут же выяснилось, что он ситуацией, в своем же учреждении, не владеет.

Главный медик Челябинской области Дмитрий Тарасов — представитель врачебной династии

От редакции: Профессиональное сообщество, как стало известно «URA.Ru», еще до коллегии выяснило, что Тарасов — практик. Поэтому знание темы никого не удивило, да и про «корни» навели справки. Еще главврачи оценили, что как уверенно новый руководитель вел себя с вышестоящими руководителями, пришедшими на коллегию и попытавшимися взвалить на него все грехи предшественников. «А ему палец в рот не клади!» — поняли медики, решив, что пока единственный недостаток у новичка — молодость. И еще многих волнует, сумеет ли молодой начальник найти общий язык с медицинским сообществом. Увы, не у всех его предшественников это получилось. А еще Тарасов встречался с одним из бывших руководителей здравоохранения, ныне давно на пенсии, но до сих пор пользующихся авторитетом в профессиональной среде. «Умный парень! — подвел итог встречи экс-руководитель, — Ему бы команду хорошую». Назначение первым заместителем министра Агаты Ткачевой он горячо одобрил.

— И много у нас таких, не владеющих ситуацией?

— Пока вникаю в ситуацию. Есть и приятные сюрпризы. Как-то ехали из одной территории, проезжали Кыштым. Решил я нагрянуть внезапно в местную больницу, застигнуть врасплох. Меня-то в лицо и сейчас мало знают, а тогда тем более! Охрана оказалась строгой, попросили удостоверение. Потом спустился дежурный хирург. Чистый, трезвый, во всем блеске. Чуть позже и главврача увидел. Прошлись, посмотрели — все работает, все устроило.

— Но ведь так не везде!

— Не везде, — коротко Тарасов. — Но пока смотрим.

От редакции: На самом деле, Тарасов уже не просто смотрит. Одному из главврачей, накопившему большую кредиторку, предложено уволиться. Другому сделано «последнее китайское предупреждение». Еще предстоит «смотреть» и принимать решения по одному из южных районов, где главврачи меняются по несколько раз за год. И непонятно, кто виноват — глава, который не может ни с кем ужиться, или просто нет хороших кадров.

— Понятно, что в современных условиях эти две сферы, информтехнологии и здравоохранение, должны слиться. Но все-таки почему наша медицина, по крайней мере в Челябинской области, все еще тянется за процессом информатизации, порой откровенно отставая? Вот вы рассказывали про пробирки в частных медцентрах, про штрих-коды и про рассылку результатов по электронке, а я только вздыхала. Что же у нас с медициной государственной происходит? Будут клиенты муниципальных клиник получать результаты анализов по Интернету? Смогут заводить личные кабинеты на специальном портале? Будет ли такой портал? Появятся ли у врачей электронные карты?

— Стоп! Вопросов много, и все на одну тему. На самом деле уже и в государственной медицине активно используются технологии. Признаю, что в Челябинской области не так все технологично. Татарстан от нас, к примеру, далеко ушел, потому что этой темой давно занимаются, еще с 2006 года, и понятно, что ушли далеко вперед, и нам надо сильно постараться, чтобы нагнать. И портал будет, и над тем, чтобы получать результаты анализов, работаем. Электронные карты тоже разрабатываем, там своя специфика, надо учитывать все специализации, пока нет готового программного решения.

— Жестко все регламентируется?

— Очень жестко. Плюс очень жесткие сроки. Да и 94 закон о закупках далек от совершенства. Например, согласно программе модернизации, поставку оборудования осуществляет одна фирма, а подготовкой помещения должна заниматься другая. А ведь поставщик знает, как надо помещение под оборудование подготовить. Все это жестко подкосило реализацию программы и снизило ожидаемый эффект.

— А чиновники на местах не виноваты? Вон в Южноуральске депутаты не хотят принимать медицинское оборудование...

— С Южноуральском будем разбираться, недоработки есть, безусловно, — жестко пояснил Тарасов. — А населению неплохо бы сделать выводы, как те, кого они выбрали, относятся к ним, к их здоровью. Тормозя процесс, они просто лишают жителей качественного медицинского обслуживания. Причем это те люди, которых они сами выбирали.

— Депутаты говорят, что сфера коррупционная! А вообще, на ваш взгляд, все эти скандалы с уголовками сильно подпортили имидж медицины Южного Урала?

— Ну... — Тарасов опять задумался. — Конечно, все, что с этим связано, не радует. Была и есть гордость за профессию, а тут такое... Отрасль большая, социально значимая. В целом же, таких скандалов и в других сферах предостаточно. Но кто у нас на виду? Социалка, коммуналка, политика, власть, правоохранительные и судебные органы. И любой негатив становится темой для всеобщего возмущения. А такие скандалы не только портят имидж, но и мешают работать.

— Как же исправить ситуацию?

— Только результатами. Адекватной работой, направленной на сбережение здоровья нации и улучшением качества медицинских услуг. И еще. Я ведь не зря сказал про гордость, поводы для нее есть. У нас запущена трансплантология, результаты обнадеживают. У нас отличный федеральный кардиоцентр, где работают замечательные специалисты, и центр востребован. У нас хорошо налажены малоинвазивные методы лечения в хирургии, гинекологии, урологии, многих других направлениях. Ну, можно долго перечислять, чтобы никого не обидеть и все упомянуть.

— Кстати! А как вы решите извечный спор? Прежние руководители минздрава спорили с руководством ФОМС. Первые считали, что даже скромная сельская больничка должна иметь суперсовременную аппаратуру, вторые полагали, что в небольших поселениях достаточно специалиста, способного предоставить стандартный минимум услуг, а все прочие услуги надо закрепить за межтерриториальными центрами.

— Я считаю, что будущее за кустовой медициной. На селе — специалист, аналог земского врача. У него должен быть определенный набор аппаратуры для постановки первичного диагноза. В сложных случаях, особенно, когда требуется оперативное вмешательство, переправлять пациентов в специализированные центры разного уровня в зависимости от сложности ситуации. Туда, где есть необходимые специалисты и не получится так, что кто-то в отпуске, а его некем заменить. А при кустовой медицине, самое главное, будет существовать школа — старые специалисты будут учить молодых. Но это уже тема для отдельного разговора...

— Свободного времени у вас много? Чем любите заниматься?

— Книги люблю, шахматы люблю. А на все прочее просто времени не хватает. Но я уже привык жить и работать в таком ритме.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...