24 июня 2021

Судью Ишенина «убил» Кодекс этики

Трагедия в суде Екатеринбурга вскрыла кадровую проблему в системе правосудия

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Суд Цыбко. Челябинский областной суд. Челябинск., фемида, челоблсуд
Фемида, которой служил Дмитрий Ишенин, оказалась несправедлива Фото:

Суицид судьи Дмитрия Ишенина приподнял завесу над тайнами судейского сообщества. Оно известно своей закрытостью как от посторонних глаз, так и от чужих людей — в сакральной среде не рады ни тем, ни другим. Вживаться и выживать в этой системе становится все труднее. Доходит до того, что огромные зарплаты получать просто некому. Что происходит в судах, как ломаются профессиональные «лифты» и какой «подарок» три года назад оставил председатель облсуда Иван Овчарук своему сменщику Александру Дементьеву — в материале «URA.Ru».

Сегодня в Екатеринбурге простились с судьей Кировского районного суда Дмитрием Ишениным. Он застрелился у себя дома в ночь на минувшую субботу. Трагедия произошла спустя несколько часов после получения руководством суда награды — по итогам 2015 года он признан одним из лучших в Свердловской области. Никто не мог предположить, что произойдет после торжества.

Собеседники агентства указывают, что толкнуть на суицид судью могла психологическая перегрузка, которую сгенерировала существующая судебная система. «Одним из факторов стала нагрузка на работе. Не секрет, что у судей по полсотни и больше гражданских дел и это — в порядке вещей.

Людям домой уйти некогда, часть отпуска проводят на работе. Есть судьи, у которых в кабинете раскладушка, а голову моют в туалете под краном. И это при зарплате от 250 тысяч рублей в месяц»,

 — описывает инсайдер будни рядового служителя Фемиды в Екатеринбурге.

Постоянный цейтнот обусловлен тотальным дефицитом кадров: судей не хватает даже в облсуде, не говоря о судах районных. Де-факто своих хозяев ждут до сотни судейских мантий, де-юре — вакансий чуть меньше. «Сто вакантных мест это, конечно, перебор. Сейчас во всей Свердловской области не хватает 73 судьи», — объяснила официальный представитель региональной Квалификационной коллегии судей Светлана Зорина. Она, к слову, не считает ситуацию критической и предлагает рассматривать ее как рабочую.

Вместе с тем, никто из собеседников не оценивает нагрузку, которая ложится на работников правосудия. Председатель Кировского райсуда Ольга Гаврилова от комментариев отказалась, ее помощница по работе со СМИ отвечать на вопрос о завале делами Дмитрия Ишенина (у него в производстве было более 100 исков) не стала. «Это внутренняя политика суда», — пояснила собеседница.

Тяжесть судейской работы, тем не менее, не отпугивает соискателей статуса и больших окладов. Как уже писало «URA.Ru», одним из таких стала Елена Ишенина, последние 10 лет работавшая помощником председателя Кировского райсуда Юрия Левкина. Там же до 2010 года трудился и сам Дмитрий. После смены Левкина на Гаврилову в апреле 2015 года госпожа Ишенина перешла в Железнодорожный суд с перспективой стать в том районе судьей. Чтобы это произошло, самому Ишенину, перешедшему к тому времени в облсуд, нужно было исключить конфликт интересов. Он возникал из-за формальной подчиненности супругов, а потому

господину Ишенину нужно было уйти на нижестоящую должность. Этого требовал Кодекс судейской этики.

Таким образом, для завершения многоходовки Ишенину было предложено вернуться в Кировский райсуд.

В силу непредвидимых обстоятельств Елена Ишенина судьей не стала. «Можно сказать, что Дмитрий [Ишенин] попал в „идеальный шторм“: с одной стороны проблемы на работе, с другой — проблемы в семье. Причем непонятно, где было сложнее. Разлад с женой произошел как раз из-за сбоя в карьерном „лифте“ — он перестал работать по старым правилам», — рассказывает инсайдер о кадровой политике свердловского облсуда, который весной 2013 года возглавил Александр Дементьев. 

Как свидетельствуют источники в облсуде, именно Кодекс, принятый несколько лет назад, стал мощным заградительным механизмом. «Сейчас у соискателя мантии столько ограничений, что нужно быть почти святым, чтобы получить судейские полномочия. И по всем правилам у Ишенина просто не оставалось вариантов, иначе как согласиться на понижение. Но и это не сработало», — отмечает инсайдер.

Вместе с тем, как отмечают источники, Кодекс оказался также эффективным инструментом для ручной регулировки численности судейского сообщества.

«В бытность [прежнего председателя облсуда Ивана] Овчарука существовала выстроенная система, которая позволяла понять правила игры и логику прохождения всех этапов: от секретаря судебного заседания и помощника судьи до мирового и федерального судьи. При Дементьеве правила изменились — на процесс назначения стал влиять ужесточившийся Кодекс судейской этики. Вероятно, по какой-то из прописанных в документе причин супруга Ишенина не сумела получила вожделенный статус», — рассказывает один из собеседников.

Адвокат Сергей Колосовский несколько иначе оценивает кадровую политику Александра Дементьева. Он рассказывает, что незадолго до ухода с должности Овчарук устроил «холодное лето 53-го», проведя в состав областного суда людей, миновавших районные суды как ступень карьеры. С коллегой не спорит другой юрист, развивая тезис об искусственно созданном внутрикорпоративном конфликте.

Есть мнение, что, разрешая его, Дементьев вынужден не без помощи Кодекса прореживать старые еще овчаруковские кадры.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...