24 сентября 2021

Ни экспертизы, ни объективности. Мать погибшего на дороге парня уже пять лет не может добиться справедливости. «Пешеход был пьян, а выезд на встречку — оправдан»

Размер текста
-
17
+

Пять лет назад недалеко от перекрестка Фрунзе—Серова произошло ДТП. 23-летний Виталий Колмаков нерешительно шагнул с тротуара на проезжую часть и посмотрел на брата и друга, которые уже переходили на другую сторону улицы Фрунзе. Вдруг резко выскочившая на встречку тонированная Hyundai Sonata, за рулем которой находился Антон Мартьянов, сбила Виталия, подбросила на капот и отшвырнула на тротуар. Это произошло 18 октября 2008 года в 19.25.

Через 20 минут «скорая» доставила молодого человека в горбольницу № 24. Врачи зафиксировали множественные повреждения. Через 56 дней Виталий умер, не приходя в сознание.

Когда начинается расследование ДТП, которое привело к смерти, сложно ожидать абсолютной объективности от родственников погибшего. Но хочется, тем не менее, чтобы выводы следствия были объективны и основывались на документах и фактах. Например, кто-то из очевидцев говорит, что Виталий Колмаков был нетрезв. Но, когда эти показания противоречат акту судебно-медицинского исследования («При анализе крови 18.10.08 алкоголь не обнаружен»), следствие, по логике вещей, должно опираться на медицинские документы. В деле № 1031701 все происходит несколько иначе. А в результате мама Виталия, Елена Колмакова, уже пятый год ходит по инстанциям и пытается добиться справедливости.

Алкоголь? Наркотики? Да нет, говорят, был трезвый

После того, как Hyundai Sonata сбил Виталия Колмакова, водитель выскочил из машины и попытался скрыться. Его задержали, заставили дождаться инспектора ДПС Салавата Сайфуллина, который впоследствии заявлял: «Водитель был трезв». Но почему-то сразу же после ДТП не направил Мартьянова на медицинское освидетельствование. Впоследствии выяснилось, что в компьютерной базе учета нарушении ПДД «СПРУТ» водитель Антон Владимирович Мартьянов фигурирует три раза. Последний раз он был замечен в «управлении транспортным средством в состоянии наркотического опьянения». За это нарушение был на полтора года лишен прав и вновь на законных основаниях сел за руль незадолго до трагедии на улице Фрунзе. На это инспектор Сайфуллин не обратил внимания. Данный факт можно было посчитать невнимательностью или халатностью. И это хоть и печально, но не преступно. Хотя, если бы страж порядка отметил это в первые минуты после ДТП, может быть, сейчас родители Виталия Колмакова не говорили о несправедливости и продажности правоохранительных органов.

То, что, по словам очевидцев, Виталий Колмаков был пьян, а водитель Мартьянов, по мнению инспектора ДПС, трезв, стало первым аргументом, по которому Елене Колмаковой вот уже пятый год отказывают в возбуждении уголовного дела.

Одна голова хорошо. А вторая следствию не нужна

Второй аргумент, который лежит в основе многочисленных постановлений о прекращении уголовного дела № 1031701, это поведение Антона Мартьянова за рулем и причины, заставившие его выехать на полосу встречного движения. Друзья Виталия Колмакова, успевшие перейти дорогу чуть раньше рокового столкновения, сами поехали в отделение милиции и потребовали опросить их об обстоятельствах случившегося. По их рассказам, они переходили улицу, а Виталий задержался на тротуаре. Когда друзья уже перешли дорогу (и проезжая часть была свободной), они услышали хлопок. Оглянулись и увидели автомобиль с тонированными стеклами и друга, лежащего на тротуаре. По версии Антона Мартьянова, ехал он медленно, увидев переходящих дорогу пешеходов и люк, сместился влево. Увидев Виталия Колмакова, начал тормозить, но не успел...

Следствие в результате приняло сторону водителя. Который был трезв, скоростной режим не нарушал, а на полосу встречного движения выехал, потому что объезжал пешеходов и люк на проезжей части. В заключении, которое фигурирует в материалах дела, на основании цифр и расчетов делается вывод: «Мартьянов А.В. не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода». Выезд на встречную полосу, таким образом, считается вынужденным объездом первых двух пешеходов и не противоречит требованиям ПДД.

Однако существует еще одно исследование ДТП и сделанное на его основании консультативное заключение специалиста НИИ по безопасности движения при Уральском лесотехническом университете. Эксперт—автотехник 1-ой категории Григорий Шакиров, рассмотрев материалы, дал ответы на вопросы, позволяющие понять, по чьей вине произошло ДТП. В документе на основании проведенных исследований указано, что скорость Hyundai Sonata перед началом торможения была 57,6 км/час. Автомобиль в момент наезда на пешехода находился на полосе встречного движения. Техническая возможность избежать наезда у водителя Hyundai Sonata зависела не от технических возможностей автомобиля, а от выполнения им требований ПДД. Но действия Мартьянова, согласно мнению эксперта, не соответствовали требованиям Правил. И именно это стало причиной наезда на пешехода.

Возбудить — прекратить. И так четыре раза

Уголовное дело в отношении Антона Мартьянова было возбуждено лишь через год после происшествия. Кстати, к тому времени злополучный автомобиль, ставший орудием смерти, давно уже был продан. Но дело, не дойдя до суда, было прекращено. В первый раз.

Через четыре месяца начальником ГСУ при ГУВД по Свердловской области генерал-майором юстиции Мироновым постановление о прекращении уголовного дела было отменено, возобновлено предварительное следствие. И через месяц снова прекращено. Во второй раз.

Через два месяца заместитель начальника ГСУ при ГУВД по Свердловской области полковник юстиции Матвеев вновь отменяет постановление о прекращении уголовного дела и возобновляет предварительное следствие. Проходит два месяца, и... уголовное дело прекращается. В третий раз. Надо заметить, что каждый раз решение о прекращении дела принимал один и тот же следователь А.М. Конюхов.

Через год прекращение дела признается незаконным и необоснованным уже судьей Ленинского районного суда Екатеринбурга Тараненко. Через четыре месяца следователь Пантелеева принимает решение «уголовное дело № 1031701 в отношении Антона Мартьянова прекратить и признать за ним право на реабилитацию». В четвертый раз.

Справедливость для сына и внучки

Елена Колмакова до сих пор пытается добиться справедливости. Она обращалась с жалобами в прокуратуру, суд, в администрацию президента. Официальные ответы, которые она получает, говорят о том, что прекращение дела незаконно. Принимается решение о его возобновлении. Но, учитывая некоторые странности, которые сопровождают расследование, надежды уже почти не осталось. Например, из дела, по ее словам, исчезли ходатайство адвоката о приобщении к делу заключения эксперта Григория Шакирова и сам оригинал документа. Не обращали внимания следователи, например, на тонировку автомобиля. Хотя инспектор ДПС Сайфуллин, давая показания, отметил: «Все стекла, включая лобовое, были покрыты темной тонировочной пленкой». Таких мелких недочетов и недоработок в работе следователей предостаточно.

Маме погибшего, Елене Колмаковой, остается вновь и вновь писать письма по всем инстанциям и обжаловать решение о прекращении уголовного дела в суде. Правда, есть у нее еще одно очень важное дело — воспитать внучку, дочь погибшего Виталия, совсем малышкой оставшуюся без папы.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...