16 июня 2024

«Грабить старушку можно, а вот долги вернуть — никто заставить не может». 77-летний свердловчанин не может добиться от приставов справедливости

Размер текста
-
17
+

Совершенно дикая история уже несколько лет происходит в Свердловской области — пенсионер и инвалид Владислав Калганов, 1936 года рождения, с 2006 года не может получить законно взысканных денег.

Все началось семь лет назад, когда в Кушве была ограблена 90-летняя мать Калганова. Бандиты связали и избили женщину, после чего забрали деньги. В итоге преступников поймали и осудили, кроме того, суд постановил возместить нанесенный ущерб — 32 050 рублей. Но мать не дождалась возмещения ущерба и умерла 9 января 2008 года.

Ее сын на правах наследника обратился в Кушвинский городской суд об удержании оставшейся части нанесенного матери ущерба. В итоге пенсионер выиграл суд, который обязал выплатить ему 25 045 рублей и 56 копеек. В декабре 2008 года Калганов написал заявление на имя начальника отдела подразделения службы судебных приставов Свердловской области. В нем пенсионер требовал взыскать с Кристины Дубровиной, 1990 года рождения (осужденная по делу о нападении на мать заявителя), эти 25 тысяч рублей. Но на этом, как говорит Калганов, возмещение ущерба закончилось.

Пенсионер не раз обращался к приставам и говорил, что денег ему никто не вернул. Но те лишь отвечали: «Ответчик в колонии не работает, взять с него нечего, а потому нечего ходить и надоедать».

11 марта 2011 года должник Дубровина вышла на свободу и переехала в Кушву. После этого Калганов вновь обратился к приставам, на что получил требование самому отыскать должника.

«Что это? Абсолютная беспомощность, отсутствие всякого присутствия? А может, это отшлифованный бюрократизм?! Походит человек, пообивает пороги служебных кабинетов, плюнет и перестанет ходить?» — говорит Калганов.

27 июня 2011 года он обратился с жалобой к главному судебному приставу УФСПП региона Салихову. Но ответ получил не от него, а от начальника отдела по работе с обращениями граждан Лещенко. Она написала, что нужно обращаться по этому вопросу в Кушвинский отдел, нерадивые работники которого и не могли ответить Калганову. Круг замкнулся.

4 апреля 2012 года Калганов вновь обратился к Салихову. На этот раз ответ ведомства был более развернутым: «У должника Дубровиной движимости, недвижимости, транспортных и механических средств, а также денежных сбережений нет, более того, Дубровина по-прежнему не трудоустроена, живет на иждивении у родственников и ведет аморальный образ жизни». Такой ответ возмутил Калганова не меньше: «Почему грабить девяностолетнюю старушку можно, а вот долги вернуть преступника никто заставить не может».

5 июля 2012 года Калганов обратился в Кушвинский городской суд с заявлением о претензии к начальнику Кушвинского отдела ФСПП Малыхину. Но заявление суд не принял, объяснив отказ тем, что Малыхин «не может быть виновным в волоките и бездеятельности этой службы».

20 июня 2012 года Калганов обратился к свердловскому прокурору Сергею Охлопкову с просьбой проверить и принять меры по взысканию задолженности. Но все осталось без изменений. «Денег я так и не получил ни копейки! Все ответы причастных организаций похожи друг на друга, как две капли воды!» — сетует Калганов.

Добавим, что пенсионер успел побывать 15 июня на приеме у заместителя главного судебного пристава Свердловской области Лобанова, 26 июня он обратился к уполномоченной по правам человека по региону Татьяне Мерзляковой. Но ответа до сих пор нет.

«Мне кажется, что пора принять меры к руководителям службы судебных приставов Свердловской области, которые за пять лет не смогли принять меры по взысканию с должника ни малейшей толики причитающегося мне по закону. Мне 77 лет, и частые визиты в Кушву к Малыхину для меня обременительны, да и поездки из Екатеринбурга в Кушву стоят немалых денег. Я уже проездил больше, чем мне положено по исполнительному листу. Но хочется правды и чести! Если закон говорит — верни деньги — верни. Если возглавляешь службу судебных приставов — служи, а не будь свадебным генералом. Не получила мама положенных ей по суду украденных денег. Умерла. Так неужели и мне до смерти ходить, кланяться, обивать пороги, писать жалобы во все инстанции. Почему бандитам такие льготы, а пострадавшим — страдания», — пишет Калганов в одном из своих обращений.

Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»

Сохрани номер URA.RU - сообщи новость первым!

Хотите быть в курсе всех главных новостей Екатеринбурга и области? Подписывайтесь на telegram-канал «Екатское чтиво» и «Наш Нижний Тагил»!

Все главные новости России и мира - в одном письме: подписывайтесь на нашу рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Совершенно дикая история уже несколько лет происходит в Свердловской области — пенсионер и инвалид Владислав Калганов, 1936 года рождения, с 2006 года не может получить законно взысканных денег. Все началось семь лет назад, когда в Кушве была ограблена 90-летняя мать Калганова. Бандиты связали и избили женщину, после чего забрали деньги. В итоге преступников поймали и осудили, кроме того, суд постановил возместить нанесенный ущерб — 32 050 рублей. Но мать не дождалась возмещения ущерба и умерла 9 января 2008 года. Ее сын на правах наследника обратился в Кушвинский городской суд об удержании оставшейся части нанесенного матери ущерба. В итоге пенсионер выиграл суд, который обязал выплатить ему 25 045 рублей и 56 копеек. В декабре 2008 года Калганов написал заявление на имя начальника отдела подразделения службы судебных приставов Свердловской области. В нем пенсионер требовал взыскать с Кристины Дубровиной, 1990 года рождения (осужденная по делу о нападении на мать заявителя), эти 25 тысяч рублей. Но на этом, как говорит Калганов, возмещение ущерба закончилось. Пенсионер не раз обращался к приставам и говорил, что денег ему никто не вернул. Но те лишь отвечали: «Ответчик в колонии не работает, взять с него нечего, а потому нечего ходить и надоедать». 11 марта 2011 года должник Дубровина вышла на свободу и переехала в Кушву. После этого Калганов вновь обратился к приставам, на что получил требование самому отыскать должника. «Что это? Абсолютная беспомощность, отсутствие всякого присутствия? А может, это отшлифованный бюрократизм?! Походит человек, пообивает пороги служебных кабинетов, плюнет и перестанет ходить?» — говорит Калганов. 27 июня 2011 года он обратился с жалобой к главному судебному приставу УФСПП региона Салихову. Но ответ получил не от него, а от начальника отдела по работе с обращениями граждан Лещенко. Она написала, что нужно обращаться по этому вопросу в Кушвинский отдел, нерадивые работники которого и не могли ответить Калганову. Круг замкнулся. 4 апреля 2012 года Калганов вновь обратился к Салихову. На этот раз ответ ведомства был более развернутым: «У должника Дубровиной движимости, недвижимости, транспортных и механических средств, а также денежных сбережений нет, более того, Дубровина по-прежнему не трудоустроена, живет на иждивении у родственников и ведет аморальный образ жизни». Такой ответ возмутил Калганова не меньше: «Почему грабить девяностолетнюю старушку можно, а вот долги вернуть преступника никто заставить не может». 5 июля 2012 года Калганов обратился в Кушвинский городской суд с заявлением о претензии к начальнику Кушвинского отдела ФСПП Малыхину. Но заявление суд не принял, объяснив отказ тем, что Малыхин «не может быть виновным в волоките и бездеятельности этой службы». 20 июня 2012 года Калганов обратился к свердловскому прокурору Сергею Охлопкову с просьбой проверить и принять меры по взысканию задолженности. Но все осталось без изменений. «Денег я так и не получил ни копейки! Все ответы причастных организаций похожи друг на друга, как две капли воды!» — сетует Калганов. Добавим, что пенсионер успел побывать 15 июня на приеме у заместителя главного судебного пристава Свердловской области Лобанова, 26 июня он обратился к уполномоченной по правам человека по региону Татьяне Мерзляковой. Но ответа до сих пор нет. «Мне кажется, что пора принять меры к руководителям службы судебных приставов Свердловской области, которые за пять лет не смогли принять меры по взысканию с должника ни малейшей толики причитающегося мне по закону. Мне 77 лет, и частые визиты в Кушву к Малыхину для меня обременительны, да и поездки из Екатеринбурга в Кушву стоят немалых денег. Я уже проездил больше, чем мне положено по исполнительному листу. Но хочется правды и чести! Если закон говорит — верни деньги — верни. Если возглавляешь службу судебных приставов — служи, а не будь свадебным генералом. Не получила мама положенных ей по суду украденных денег. Умерла. Так неужели и мне до смерти ходить, кланяться, обивать пороги, писать жалобы во все инстанции. Почему бандитам такие льготы, а пострадавшим — страдания», — пишет Калганов в одном из своих обращений.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...