{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
Готовить Екатеринбург к ЭКСПО будут Ковальчуки. Ройзмана ведут в губернаторы. Куковякин - медиамагнат
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 65,99
Динамика за 2 недели
Евро 74,90
Динамика за 2 недели
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
16 ноября 2018
18:51  10 августа 2011 0

«Я их всех на хер послал. Никуда отсюда не уеду. Если надо, до Путина дойду»

Что делать с «Музеем камня» в центре Екатеринбурга? Аренду не платит, помещения в аварийном состоянии, съезжать - отказывается

Здание «Большого Урала» построили в 1930-е годы. С тех пор оно не ремонтировалось. Госорганы считают, что сегодня «Музей камня» опасен для его посетителей
Конфликтная ситуация вокруг помещения в центре Екатеринбурга. Своего места прописки может лишиться частный «Уральский музей камня», расположенный в здании гостиницы «Большой Урал». Музей квартирует здесь с 1999 года, и все эти годы его владелец Владимир Пелепенко не платил аренду собственникам здания. Помещение музея, где часто находятся дети, несколькими комиссиями признано аварийным и непригодным для использования: там могут обрушиться деревянные перекрытия. Пелепенко говорит, что платить аренду не собирается, выводам комиссий не верит и просит оставить его в покое на три года – пока в центре Екатеринбурга не построят новое здание для музея. Корреспондент «URA.Ru» считает, что это – классический для Екатеринбурга конфликт энтузиаста-одиночки и окружающей рыночной действительности.
 
«Уральский музей камня» - частная организация, принадлежащая коллекционеру Владимиру Пелепенко. Она появилась в здании на Красноармейской, 1, по соседству с гостиницей «Большой Урал», в конце 1990-х годов. В то время памятниками истории и культуры еще распоряжались областные власти, и в августе 1999 года тогдашний председатель правительства Свердловской области Алексей Воробьев подписал постановление, которое должно было предоставить в аренду обществу с ограниченной ответственностью «Уральский минералогический центр «Недра» (ООО «УМЦ «Недра») «с целью размещения частного Уральского музея камня» помещение площадью 1761 квадратный метр. Срок аренды – двадцать лет, одно из особых условий: в первые годы арендатор будет за свой счет ремонтировать помещение и арендную плату вносить не станет.
 
С тех пор прошло 12 лет. За это время у помещений сменился собственник – право распоряжаться памятниками отошло федерации, а та через Росимущество передала все блоки гостиницы «Большой Урал», включая и помещения Музея камня, ФГУП «Федеральный компьютерный центр фондовых и товарных технологий» («ФТ-Центр»). Этот ФГУП через свои филиалы распоряжается огромным фондом государственной недвижимости в разных регионах страны, по сути это – оператор Росимущества, сдающий в аренду площади и зарабатывающий для казны средства. ФГУП в свою очередь сначала передал здание в аренду частной управляющей компании ООО «Форест», а с января 2011 года поручил другой компании, ООО «УК ФанФан менеджмент», управлять зданием (ранее эта компания управляла одноименным торговым центром – потому и название такое).
 
 
Владимир Пелепенко называют свою коллекцию камней уникальной и говорит, что сделал подарок городу, выставив ее на обозрение. Поэтому и за аренду не платит
 
Как рассказал «URA.Ru» представитель этой управляющей организации Андрей Зангиров, Музей камня с самого начала оказался крайне проблемным арендатором. Он вообще не вносил арендные платежи и за несколько лет накопил огромные долги перед собственником. Отчаявшись получить долг от дирекции музея, ФГУП обратилось в суд и инициировало процедуру банкротства ООО «УМЦ «Недра». В декабре 2010 года арбитражный суд Свердловской области признал «Недра» банкротом, запустил на нем процедуру конкурсного производства и, в конечном счете, предприятие было ликвидировано, а помещения возвращены конкурсным управляющим ФГУП «ФТ-Центр». «Таким образом, юридически «Музея камня» в этом помещении уже нет, - поясняют представители управляющей компании. – ООО, которому в 1999 году премьер Воробьев передавал помещение, ликвидировано». Вместо него директор музея Владимир Пелепенко теперь использует общественную организацию «Уральское минералогическое общество – Уральский минералогический музей» - совсем другое юридическое лицо.
 
 
Не иметь Музея камней на Урале было бы странно… Но как вписать энтузиаста Пелепенко в современный мир, где за все надо платить?
 
В управляющей компании говорят, что уже несколько лет ФГУП и его агенты пытались реконструировать то крыло гостиницы, где сейчас находятся Музей камня и ресторан «Ем Сам». С рестораторами уже договорились: те временно съедут из помещения на время реконструкции. А с музеем договориться не могут – директор Владимир Пелепенко требует предоставить ему альтернативные помещения на время ремонта, с возможностью экспозиции его коллекции минералов и в центре города. При том, что за аренду музей, повторимся, вообще не платит и является частной организацией, статуса учреждения культуры не имеет.  
 
Представители «УК Фан-Фан менеджмент» показывают многочисленные акты осмотра помещений музея – разнообразные комиссии признавали их аварийное состояние, говорили о возможности обрушения деревянных перекрытий. «Отмечено, что на всех этажах III и IV блоков здания на потолочной поверхности наблюдаются участки разрушений площадью до 4-х квадратных метров, наличие больших прогибов деревянных балок, провисание монолитных бетонных плит. Сделан вывод о возможном внезапном обрушении участков штукатурного слоя потолочной поверхности и досок потолка междуэтажных перекрытий, а также участков бетонных перекрытий, угрожающем здоровью и жизни людей», - говорится в акте 2009 года (с тех пор состояние помещений не улучшилось). Еще в 2006 году МЧС потребовало немедленно прекратить эксплуатацию помещений и запретило находиться в них людям. Управляющие жалуются, что директор музея отмахивается от решения всех комиссий, не позволяет даже провести в своих помещениях экспертизу конструкций и блокирует возможность реконструкции здания. В конце июня этого года Октябрьский суд постановил приостановить деятельность музея и опечатал часть помещений – но, по сути, музей как работал, так и работает.
 
 
Пелепенко говорит, что его музей выживают злые чиновники. А управляющие зданием напоминают, что у директора здесь же работают и производство, и камнерезная лавка с очень недешевыми поделками
 
Что правда – то правда: Владимир Пелепенко человек с непростым характером, в существующее представление о рыночной хозяйственной деятельности не вписывается и честно признается: «Не нравится мне все это, современное!». Мы беседуем в его кабинете, в том самом помещении, где вот-вот могут обвалиться потолки – в окружении разложенных на столе минералов и окаменелостей, вплоть до яиц динозавра, которые вот буквально только что привезли откуда-то из Монголии. «Никому я аренду не платил и платить не собираюсь», - с вызовом говорит Пелепенко. Он считает, что его музей - благо для общества, и он не должен платить кому-то за его существование. «У меня уникальная коллекция минералов. Я выставил ее, считай, бесплатно. Для города, для области выставил. Билет у меня стоит три копейки, для пенсионеров и школьников - бесплатно. Детские кружки тут, сто ребятишек занимается», - директор ведет меня по помещениям музея, где и вправду расставлены детские стулья и красуются на полках трогательные поделки.
 
Пелепенко рассказывает, что в 1999 году правительство области выделяло ему помещения, пообещав, что денег за аренду брать не будут. Однако когда собственник сменился на федеральное Росимущество, об этих договоренностях уже не вспоминали. Новые владельцы начислили самую высокую арендную ставку, утверждает Пелепенко, и сделали все, чтобы выжить музей из помещения. «Это потому что я им не кормушка, на мне денег не заработаешь», - говорит директор, заверяя: все эти ФГУПы только и думают, как бы украсть побольше денег. «Я послал на хер директора этого «ФТ-центра», и мне наплевать на все эти юридические вещи, - показывает он на стопку бумаг. – Им меня отсюда не выгнать». Несколько минут Пелепенко со смаком ругает чиновников областного правительства, отдельно достается Анатолию Гредину, который не отвечает на письма. Мишарина директор тоже не жалует («Пришла новая власть – не понимает ничего ни в металле, ни в камнях!»), но на всякий случай пытается договориться с ним о встрече. На главного федерального инспектора Виктора Миненко и вовсе зол: «Обещал встретиться и прячется от меня!». Говорит, что если Музей всерьез возьмутся выселять, дойдет и до Путина («Я ему в 2000 году выставку показывал – мы с ним вот также разговаривали, с нами еще Россель ходил»).
 
Впрочем, версия о злом ФГУП, которое выселяет музей и детские кружки, хоть и покажется публике привлекательной, все же далеко не однозначна. На самом деле, у Пелепенко в помещении не только музей, но и камнерезная лавка (ценники – до нескольких сотен тысяч рублей), и издательство, и даже небольшое ювелирное производство. Владельцы здания говорят, что по ночам в подвале работают трехтонные станки, от которых вибрирует все крыло, а сам Пелепенко клянется – в музее трудится единственный ювелир, который разве что склеивает поломавшиеся поделки… Как бы то ни было, из 1761 метра площади собственно музей занимает только 600 метров. Часть площадей используется для коммерческой деятельности, а арендной платы балансодержатель ФГУП не получают. «Это странно. Получается, что Пелепенко предоставляет чужую недвижимость в аренду коммерческим организациям, получает за это средства, а собственник – не получает ничего», - говорят в управляющей компании. «Эта ювелирная лавка мне доходов не приносит, я только деятельность музея ей покрываю», - возражает Пелепенко. Как его проверишь?..
 
В этой истории многое запутанно. Сменился собственник помещений – с области на федерацию. Сменилось юридическое лицо музея: ООО, подписавшее договор в 1999 году, более не существует, теперь есть только общественная организация (на последнем заседании в Октябрьском суде даже судья запуталась в этих двух юрлицах – одном из прошлого века, втором современном). Но и ФГУП «ФТ-центр» несколько недель назад прекратил свое существование, его преемник – теперь ФГУП «УНЦ «Информ ВЭС»… Пересказывать все перипетии судебных заседаний – нужно написать еще два таких же материала.
 
У директора музея есть свое видение выхода из ситуации: «Я уже получил землеотвод на улице Добролюбова. Мне надо года три, чтобы построить там новый Музей камня, шикарный будет подарок городу. Пусть эти три года меня не трогают, и потом я перееду». Средства на строительство Пелепенко обещает найти («Я с Чубайсом, например, общался») и говорит, что если свердловский губернатор не будет ему помогать, то он повесит на новом музее табличку – «Мишарина не пускать». В общем, как вы понимаете, директор Музея камня – человек непростой, может быть даже чересчур ехидный, сравнивая с другим похожим конфликтом – этакий Николай Коляда от минералогии, палец в рот не клади.
 
Трудно даже представить, как в конечном счете закончится эта история. Если по закону – то Музею, судя по всему, нужно съезжать, здание – закрывать на ремонт и потом заселять туда нормального арендатора, который сможет платить по рыночной цене. Но экспозицию, конечно, жалко, и немолодого Пелепенко с его трудным характером, горящими глазами и помешательством на камнях – тоже жалко. Это конфликт даже не между ФГУПом и директором, это конфликт внутри самого общества: энтузиасты-одиночки почему-то плохо вписываются в мир рыночных отношений и не хотят вести себя по правилам капиталистического общежития. Может, все-таки Александру Мишарину поискать временные помещения для музея – а то вдруг Пелепенко и впрямь доберется до Путина, Чубайса, построит новый музей и повесит на нем обещанную табличку?

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров