Воробьев подал на Капчуков в суд

Договор аренды Шарташского лесопарка расторгается. Почему - фоторепортаж «URA.Ru»

Размер текста
-
17
+

Зачинщик борьбы за возврат Шарташского лесопарка государству депутат Госдумы Антон Баков ни минуты не сомневался в победе

Правительство Свердловской области разрывает «сделку года»: 11 августа областной арбитражный суд рассмотрит иск, подписанный министром госимущества Молотковым о расторжении договора аренды Шарташского лесопарка, заключенного с компанией братьев Капчуков «Луара». Корреспондент «URA.Ru» съездил на Шарташ, чтобы воочию увидеть нарушения, допущенные одиозными предпринимателями, а заодно оглядел владения бизнесмена Савельева, который собирается на берегу озера построить шикарный коттеджный поселок. Почему Воробьев «сдал» близнецов, когда Чернецкий даст Бакову звание «почетный гражданин Екатеринбурга» и вся хроника борьбы за лес – в репортаже «URA.Ru».
 
Накануне прокуратура Свердловской области, Росприроднадзор и отдел Генеральной прокуратуры в УрФО выступили с заявлениями о результатах проверки природоохранного законодательства на территории Шарташского лесопарка. Проверка проводилась «в связи с повышенным общественным вниманием». «Повышенность» внимания объяснялась просто. 31 августа 2005 года правительство Свердловской области заключило с компанией «Луара» договор о сдаче в аренду 750 гектаров живописного лесопарка вокруг озера Шарташ. Компания «Луара» принадлежит братьям Капчукам, а свердловским правительством руководит Алексей Воробьев. Его давно подозревали в покровительстве Капчукам – так что, когда общественность узнала о факте заключения договора, к премьеру появились новые вопросы.
 
Капчуки только подливали масла в огонь – пообещали застроить лесопарк коттеджами, превратив его в огромный элитный поселок, «Уральскую Рублевку». Вскоре братья подверглись уголовному преследованию (правда, по другим причинам). Один оказался в СИЗО, второй сбежал за границу – в Объединенные Арабские Эмираты. В области усилиями депутата Госдумы Антона Бакова развернулась нешуточная кампания с митингами, уличными акциями и наружной рекламой – Баков обвинял Воробьева в раздаче «уральских лесов и озер» коммерсантам с сомнительной репутацией.
 
Заинтересовавшись создавшейся ситуацией, надзорные органы в марте начали проверку Шарташа. Результаты неутешительные: на территории лесопарка уже начато незаконное строительство, а компания «Луара» не выполняет условия договора – не убирает мусор на берегу озера. По результатам этой проверки МУГИСО обязали направить в арбитражный суд иск о расторжении договора аренды. В среду в пресс-службе министерства утверждали, что «претензии к «Луаре» за прошедший период сняты». «URA.Ru» стало интересно: действительно ли устранены нарушения, о которых шла речь? Удалены ли «мусор и костровища», против которых возражал Росприроднадзор? И что происходит с постройками, на сносе которых настаивает прокуратура?
 
Улики против Капчуков
Вообще, искать несколько построек на территории в 750 гектаров – задача не из легких. Лесопарк раскинулся вокруг озера, береговая линия которого больше двенадцати километров. Подъезд к берегу на машине практически везде запрещен. Тем не менее, мне почти сразу же повезло. На выезде с улицы Проезжей местные жители рассказали: да, совсем недавно на самом берегу озера построили какую-то турбазу. Подъезд к этой самой базе перекрыт знаком «кирпич». Правда, на подробной автомобильной карте города этого знака нет – значит, если его поставили легально, то только в этом году. Знак же помят, поколочен, продырявлен в нескольких местах и прикреплен к деревянному столбу ржавым гвоздем. Такие знаки возле Шарташа встречаются повсюду – их воруют где-то и устанавливают незаконно, чтобы не пустить любопытных к новым коттеджам и постройкам.
 
Любопытный – это как раз я. Метрах в ста от берега высится новенькое, с иголочки здание в четыре этажа. Эта и есть та самая туристическая база. Судя по данным Росприроднадзора, ее построила ФГОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно – художественная академия». Здание пока пустует, на окнах нет занавесок, на территории не видно даже сторожа. Если прокуратура будет настойчивой, то шторы и охрана не понадобятся – строение возведено незаконно и подлежит сносу. Правда, поднимется ли у властей рука сносить четырехэтажную громадину – большой вопрос.
 
Напротив, через проселочную дорогу – огороженные забором деревянные домики. На запертых воротах табличка – Екатеринбургский лесхоз. Лесхоз вроде как должен следить за сохранностью парка, но на самом деле против него в Кировский суд также направлен иск (по крайней мере, так утверждают в прокуратуре). Лесхоз, как и прочих, обвиняют в возведении незаконных построек. Попытки коммерсантов построить что-нибудь можно понять – сотка земли под Екатеринбургом стоит уже $5000, а среди предпринимателей бытует мнение: если уж построил дом, то никто его не заберет и не снесет.
 
Дальнейшая прогулка по берегу выявляет еще один вид коммерции на Шарташе. У берега работает летнее кафе, еще несколько участков размечены ограждающей красно-белой лентой под другие точки общепита. Это компания «Луара» сдает землю под некапитальное строительство и летние кафешки – по 80-100 рублей в месяц за квадратный метр (сначала сдавали по 300, но никто не брал). В кафе – ни единого посетителя, зато рядом – куча мусора и следы костров. Такие «украшения» на Шарташе – повсюду. Именно они послужили поводом к обвинению в несоблюдении «Луарой» условий договора аренды. В Мингосе утверждают, что все эти кучи бутылок и костровища уже ликвидированы. На деле это, разумеется, не так.
 
В гостях у Савельева
С северной стороны озера уже развернулось довольно бурное строительство. Правда, здесь однотипные коттеджи находятся на порядочном расстоянии от береговой линии, ближе к старой деревянной застройке. На первый взгляд, стройплощадка выглядит заброшенной, но вскоре у ворот появляются строители-южане.
 
- А что, стройка законсервирована? – спрашиваю у них.
 
- Строим-строим, - отвечают гости из Средней Азии. – Скоро все закончим тут.
 
Если пойти по восточной стороне озера, через Изоплитскую улицу, то можно добраться до еще одного знаменитого места. Это – бывший совхоз «Цветы Урала», о чем оповещает ржавая вывеска на входе.
 
Сторож позволяет пройти на территорию и пофотографировать. Цветы здесь представлены лишь зарослями иван-чая – прямо скажем, не жемчужина флористики. Зато на поле уже пригнали строительный кран.
 
- Не работает совхоз-то? – спрашиваю я у сторожа.
 
- Развалили, - машет тот рукой. – Давно уже. А сейчас какой-то коммерсант купил все, говорят – построит пятьдесят коттеджей. Всех отсюда выгнал.
 
«Какой-то коммерсант» - это президент «AVS Group» Валерий Савельев. Он выкупил «Цветы Урала» у прежнего владельца – известного барда Александра Новикова. Приблизительная цена этого надела - $30 миллионов. Савельев намерен построить здесь поселок, название которого пока держится в строгой тайне. Он будет представлять собой  сверхкомфортный городок с замкнутой инфраструктурой и с сильным историко-этническим уклоном. Его стилизуют под средневековый европейский городок с размеренной и неторопливой жизнью. Сейчас над проектом трудятся европейские архитекторы, а также ведутся согласования с городской администрацией. Бывший совхоз сегодня – это одна из немногих площадок на берегу Шарташа, где можно легально начать строительство. Савельев надеется продать в нем все дома еще до завершения строительства.
 
Едем дальше. На берегу озера – еще одна летняя кафешка. Рядом с бутылкой пива «Охота крепкая» расположились несколько местных жителей.
 
- Особо тут не строят, - рассказывают они. – Хотя несколько коттеджей есть. Ты иди дальше, по лесу. Там на машине не проехать, только на самосвале. Так и ищи – по следам грузовиков. Куда грузовики едут, там и стройка.
 
И правда, – на пригорок метрах в пятистах от кафе ведут колеи, оставленные большегрузными самосвалами. Дорога мрачноватая. На одном из деревьев висит фотография коротко стриженого человека средних лет с подписью: «Шафаков Ринат Рафаэльевич». И две гвоздики. Наверное, Рината Рафаэльевича привезли в этот уголок лесопарка в багажнике, избили и оставили умирать.
 
Впрочем, скоро тут будет совсем иначе: через дощатый забор видно, что через месяц-другой здесь закончат строительство нескольких трехэтажных домиков. Потом к ним проведут асфальтированную дорожку и сорвут фотографию покойного. А пока, чтобы любопытные журналисты не подходили слишком близко, за забором свирепо лают и гремят цепями сторожевые псы.
 
Лесная сенсация
Рядом – пример уже устроенного быта. Владелец следующего дома оказался хитрее своих соседей. Судя по всему, он просто выкупил старый разваливающийся домишко с солидным участком, укрепил его стены кирпичом, поставил на окна решетки и превратил допотопный барак в самый настоящий коттедж. Во дворе припаркован «Peugeot» последней модели.
 
Пока я брожу по лесам и озерам, мне удается дозвониться до отдела Генпрокуратуры в УрФО и арбитражного суда. При помощи пресс-секретарей этих структур удается узнать почти сенсационную новость: 16 июня 2006 года министр по управлению государственным имуществом Алексей Молотков (тот самый, который подписывал договор с «Луарой») действительно направил в суд исковое заявление о расторжении договора аренды. Номер иска – А60-149341/06, рассмотрение дела назначено на 10 августа 2006 года, 11.20 минут утра. Судья – Андрей Биндер. В пресс-службе министерства факт существования иска неохотно, но подтверждают. Оказывается, он был направлен не из-за нарушений договора аренды, а «по другим причинам». Что за причины, выяснить не удалось – попросивший час на уточнение информации пресс-секретарь МУГИСО Николай Белков перестал брать трубку.
 
Взять комментарий оставалось только у Антона Бакова – ведь, по сути, именно его кампания вынудила Алексея Молоткова подать иск о расторжении договора аренды.
 
- Я рад победе, - говорит Баков. – Скоро о ней узнают все. Мы показали, кто настоящий хозяин в области – это не правительство, а народ. Думаю, теперь Аркадий Чернецкий должен мне дать звание почетного гражданина Екатеринбурга. В 2000 году я судился с Путиным и отстоял Дворец пионеров, который хотели отдать под резиденцию Латышева. В 2006 я отстоял Шарташ. Кто еще сделал для города больше? Вот пусть в августе и дадут почетного мне, а не какому-нибудь старому идиоту.

Чтобы уберечь свои постройки от любопытных глаз, коммерсанты поступают просто: воруют или находят списанные в утиль дорожные знаки и вешают их на подъездах к своим коттеджам и турбазам. Такие нелегальные знаки на Шарташе - почти повсюду

За этими знаками - много всего любопытного. Вот, например, здание только что простроенной четырехэтажной турбазы. Пока она пустует - и рискует никогда не заселиться, если прокуратура докажет в суде незаконность ее возведения

Вот эта же база с другой стороны. В ней есть спортзал, обширный гараж, домик для лодок

Прямо напротив - «офис» Екатеринбургского лесхоза. Такое соседство не напугало строителей турбазы, да и не удивительно - на самих лесников тоже подали в суд за незаконное строительство

По всему берегу - улики против «Луары». Например, вот такие костровища. По условиям аренды, компания обязана соблюдать чистоту в парке. Пренебрежение этой обязанностью дало прокуратуре повод заставить правительство области расторгнуть договор

Кучи мусора - тоже в перечне обвинений к «Луаре». На фоне видно летнее кафе: братья Капчуки сдали часть своей земли в субаренду мелким коммерсантам, чтобы было на что жить

Это - пейзаж бывшего совхоза «Цветы Урала». Теперь тут нет никаких цветов, кроме сорняков. Зато уже есть строительная техника, которую пригнал бизнесмен Валерий Савельев. Скоро эта техника начнет возводить тут уникальный коттеджный поселок

«Найти стройки просто, - объясняют местные жители. - Ищите следы большегрузных самосвалов, и обязательно упретесь в забор…»

А за забором обязательно будет полудостроенный коттедж…

…Или даже несколько

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...