05 августа 2021

«Его отец преподавал Верховному муфтию основы ислама. Они были очень дружны, вместе путешествовали…»

Два представителя УрФО претендуют на пост высшего духовного лица мусульман России

Размер текста
-
17
+
Для Владимира Путина архиважно, кому «царствовавший» 32 года Талгат Таджуддин передаст власть: в последние годы в России мусульманская диаспора усилилась
Сразу два священнослужителя из Уральского федерального округа – муфтий Челябинской области Ринат Раев и муфтий Ханты-Мансийского автономного округа Тагирхазрат Саматов могут претендовать на пост Верховного муфтия России. Об этом сообщил сам действующий муфтий России Талгат Таджуддин. Всего в его списке три кандидата (третий - муфтий Москвы Альбирхазрат Крганов), но, по словам экспертов, главные претенденты - как раз из Уральского федерального округа. Они оба в хороших отношениях с Таджуддином, оба в свое время побывали на посту муфтия УрФО, имеют влиятельные связи и хорошие отзывы о проделанной работе. «URA.Ru» пообщалось с окружением уральских муфтиев и готово подтвердить, что выбор между ними сделать будет сложно.
 
«В отличие от Феофана он мало «светится»…»
 
46-летний Ринат Раев, уроженец деревни Карасево Курганской области, в молодости не думал, что когда-то станет муфтием Челябинской области. Он готовился к работе в сельском хозяйстве, учился в Троицком ветеринарном техникуме, там  же в Троицке окончил ветеринарный институт. Но его планы изменились, когда в 1993 году он получил диплом ветврача - сразу же Раев поступил в двухгодичное медресе, где ему, в 1995 году была присвоена квалификация «имам-хатыб». В 2000 году Раев окончил  Исламский институт имени Ризаэтдина ибн Фахретдина при Центральном духовном управлении мусульман России (ЦДУМ) по специальности «специалист теолог, преподаватель теологических наук». Уже во время учебы в исламском институте начал работать ответственным секретарем у Верховного муфтия России Талгата Таджуддина. И с тех, как все это отмечают, стал правой рукой муфтия.
 

Верховный муфтий России Талгат Таджуддин, южноуральский митрополит Феофант и муфтий УрФО Ринат Раев – две конфессии не ссорятся
 
Два года, с 2003-го по 2005-й, Ринат Раев руководил российским исламским университетом в Уфе, а потом был командирован Талгатом Таджуддином в Челябинск на должность председателя регионального духовного Управления мусульман Челябинской и Курганской областей. В 2008 году Раев стал главным муфтием УрФО. В декабре 2010 года при его непосредственном посредничестве было подписано соглашение между Верховным муфтием России Талгатом Таджуддином и губернатором Михаилом Юревичем. Стороны договорились сообща бороться с экстремизмом.
 
О Ринате Раеве все, по крайней мере те, с кем удалось связаться «URA.Ru», отзываются как об исключительно порядочном, высокообразованном и интеллигентном человеке. Вольно или невольно собеседники нашего агентства сравнивают Рината Раева с южноуральским митрополитом Феофаном и сетуют,  что Раев, в отличие от митрополита, «мало светится», то есть не тяготеет к явной публичности. К примеру, с губернатором Михаилом Юревичем Раев встречался уже не раз, но никакого «пиар-шума» помощники южноуральского муфтия из этих встреч не делают. Некоторые наблюдатели даже добродушно упрекают Раева в излишней академичности – дескать, не хватает простоты. Вот, мол, тот же Феофан на днях не смог сдержать праведного гнева по поводу спила православных крестов в Смеловском и назвал активисток движения FEMEN, устроивших подобную акцию в Киеве, «бесстыдными девками». Другие муфтия за академичность хвалят, отмечая, что Ринат Раев в своей речи не позволяет никаких вульгаризмов. Раев никогда не выступает против таких, почти гламурных, мероприятий, как конкурс на «Самую красивую татарочку».
 

На Южном Урале Рината Раева считают главным преемником Талгата Таджуддина, но в Югре с этим готовы поспорить
 
Примечательно, что когда в этом году в ряде школ Южного Урала были введены преподавание основ культуры православия, ислама, буддизма, иудаизма (по выбору), Феофан очень переживал, что очень мало школьников выбрали православие и винил в этом учителей и родителей. Ринат Раев был более осторожен в оценках и напоминал о том, что ЦДУМ в свое время предлагал Минобразования РФ ввести единый предмет, историю всех религий и культур, с выпуском учебника «Культура традиционных конфессий России». Раев объяснял это тем, что согласно Конституции, Россия – светская страна,  ни одна из религий не является государственной и не стоит делить детей по принадлежности их семей к той или иной конфессии. Впрочем, это, наверное, единственное разногласие у муфтия с православным духовенством. С митрополитом Феофаном, как и с руководителями других конфессий, у Раева вполне доброжелательные отношения.
 
 
Тагирухазрат Саматову удалось найти общий язык с нефтяниками. Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, когда бывает в ХМАО, находит время встретиться с югорским муфтием
 
Многонациональная Челябинская область, где более 10% населения составляют башкиры и татары, почти не отмечена какими-либо громкими скандалами в мусульманской среде. Это ставят в заслугу Раеву, умеющему гасить конфликты в зародыше, не доводя до шумных разборок. Правда, южноуральцы все-таки вспоминают одну историю, которая произошла в селе Аязгулово Аргашяского района. В отношении местного фермера Ильдара Якупова, у которого нашли запрещенную литературу, в 2010 году было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Якупова приговорили лишь к штрафу в 150 тысяч рублей, да и те деньги платить не пришлось – к моменту вынесения приговора истек срок давности. И этот инцидент единственный.  К тому же мечеть в этом селе зарегистрирована в Духовном управлении мусульман азиатской части России, то есть Раеву формально не подчиняется. И сейчас аязгуловцы просят Раева, чтобы он принял мечеть на баланс Духовного управления мусульман Челябинской области, то есть под свою опеку.  Вообще же Раев известен своим непримиримым отношение к ваххабизму.
 
Также все отмечают, что Ринат Раев никогда не выступает в роли просителя перед областными властями. Даже если речь идет о строительстве мечетей – их строят в селах, где проживает татаро-башкирское население, мирно решают все земельные проблемы с муниципальными главами. Да и средства на мечеть всегда находят. Разбогатевшие местные уроженцы охотно дают нужную сумму, а представителей власти уже приглашают только на открытие.
 
Может ли Ринат Раев стать Верховным муфтием? Скорее всего, именно так и будет, считают эксперты. Талгат Таджуддин очень доверяет Раеву, и, по наблюдениям окружающих, именно его готовит в свои преемники. Так, осенью прошлого года, когда верховный муфтий отмечал свой день рождения, все заметили, что Таджуддин от себя Раева буквально не отпускал. 
 
«Вы знаете, кто его отец? То-то же!»
 
Появление в списке претендентов на пост Верховного муфтия России фамилии югорского муфтия Тагира Саматова мало кого удивило. Эксперты отмечают, что есть несколько причин, почему именно его деятельность отмечена Талгатом Таджуддином. Во-первых, югорский муфтий – личность известная: он уже более десяти лет возглавляет региональное управление мусульман и, по мнению коллег, успешно с этим справляется.
 
Известно, что родился Саматов 11 июля 1960 года в Казани. Там окончил школу и профучилище. Свой трудовой путь начинал крановщиком. После службы в армии работал экскаваторщиком на комбинате нерудных материалов, крановщиком на железной дороге, машинистом тепловоза. Религиозное образование начал получать под руководством отца. В 1987 году поступил в медресе при мечети имени 1000-летия принятия ислама в Казани, затем перевелся в медресе при ДУМЕС в Уфе. С 1991 по 1993 годы он проходил обучение в медресе Ахмада Ясави в Турции.
 
«После обучения в 1993 году он был направлен в Сургут в качестве имама. Главная его задача была объединить полиэтничную мусульманскую общину. Уже тогда он знал, что работа в Сургуте – важный этап, так как ему сразу пообещали большие перспективы, а именно пост муфтия, если, конечно, оправдает ожидания. А для этого надо было выстроить отношения с муниципальными властями, с округом, добиться строительства мечетей», - рассказывает один из старых друзей Саматова.
 
Спустя шесть лет в ХМАО было создано Региональное духовное управление мусульман ХМАО, а возглавил его Саматов. Параллельно с ноября 2007 года по ноябрь 2008 года Тагирхазрат Саматов был муфтием УрФО.Находясь на посту муфтия ХМАО, Саматов получил высшее образование. Так, он окончил юридический факультет Сургутского государственного университета, а позже факультет религиоведения Российской академии государственной службы при президенте РФ.
 
 
Папа югорского муфтия Габдулхак Саматов- известный религиозный деятель - был учителем и другом Талгата Таджуддина
 
«Конечно, за время его работы в округе много сделано. Когда он только стал муфтием, если мне не изменяет память, в регионе было 16 местных мусульманских организаций, сейчас уже 29. Кроме того, ему удалось обеспечить все эти общины молельными домами. При его участии активно ведется строительство новых мусульманских храмов. Так, в Югре было построено 4 мечети и ряд объектов находятся в процессе строительства», - рассказывает один из заместителей Саматова. Другой сотрудник уточняет: «Он выстроил хорошие отношения с некоторыми нефтяными компаниями, и это помогает строить мечети. Например, в прошлом году свои мечети появились в Когалыме и Лангепасе», - говорит собеседник нашего агентства. Он также уточняет, что у муфтия сложились теплые отношения с президентом ЛУКОЙЛа Вагитом Алекперовым. «Когда этот нефтяник бывает в Югре, он часто находит время для разговора с нашим муфтием. Правда, долгими эти разговоры не назовешь», - говорят в окружении Саматова.
 
Единственное, что так и не удалось муфтию Югры, – это закончить строительство мечети в Сургуте: стройка идет уже 10 лет. Говорят, процесс растянулся из-за отсутствия средств. «Висит вопрос и со строительством мечети в Ханты-Мансийске. Вот сколько помню, Саматов постоянно говорит об этой теме. Выносил ее и на обсуждение с бывшим губернатором, и с нынешним. Но все говорят, что помочь ничем не могут  – это якобы не их полномочия», рассказывает собеседник «URA.Ru».
 
Еще один вопрос, который был для Саматова ключевым, – кадровый. «Когда его сюда направили, то на подмогу никого не дали. Всех имам либо взрастил, либо обучил. А это знаете какой труд? Православным в этом вопросе власти идут навстречу – помогают с жильем, решают соцвопросы. У нас же такого нет. Человек сюда приезжает, хочет имамом работать, а у него ни жилья, ни нормальной зарплаты, ни социальных преференций. Если по округу средняя зарплата идет 56 тысяч рублей, то у нас имам, который сюда приезжает,  получает в десять раз меньше. Очень многие поэтому отсюда просто уехали. И этот вопрос, конечно, тяжелый», - говорит коллега Саматова. 
 
Еще один из ключевых вопросов – это борьба с ваххабизмом. «Тагир Саматов сторонник традиционного ислама и, конечно, все проявления ваххабизма старается пресекать. Но округ тяжелый. Тут все как в котле, все перемешано. Пока он сдерживает все эти силы. Ему в этом остроумие помогает. Но без мечетей, без хороших кадров сделать это все сложнее и сложнее, я вам честно скажу. Четыре мечети для округа – это крохи, тем более что мусульман становится больше, хотят власти это признавать или нет. Но это так», - продолжает собеседник нашего агентства.
 
Про перспективы стать главным муфтием страны коллеги и знакомые Саматова говорят так: «Раз есть силы, то почему бы и нет». При этом указывают, что выбором главного муфтия не удивлены. «А вы помните, кто отец у Тагира Саматова? Известный религиозный деятель, занимавший в свое время пост главного казыя республики Татарстан Габдулхак Саматов. Он очень много сделал для возрождения ислама в постсоветское время. В 60-70 годах он организовывал подпольное медресе и там преподавал основы ислама религиозным деятелям, в том числе и будущему Верховному муфтию Талгату Таджуддину. Вообще, они были очень дружны. Вместе путешествовали, вместе ездили учиться на разные, так сказать, курсы», - вспоминает знакомый Саматова. Несколько лет назад Саматов старший умер, но его авторитет сохранился.
 
«Именно авторитет отца может сыграть роль в назначении Тагира Саматова. Но тут все будет зависеть от его собственного желания. Ведь с ХМАО его связывает сейчас не только работа – в округе у него семья. Брат Халиль Саматов – имам-мухтасиб в Когалыме, сын Камиль Саматов – имам соборной мечети Сургута. Захочет ли он оставлять их – большой вопрос», - делится мнением один из сотрудников Саматова. А заместитель Саматова добавляет: «Вы еще подождите назначать нового муфтия. Еще все может измениться».  
 
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...