16 мая 2022

Кризис проберет всех от мозгов до самых внутренностей

"Сначала появилась тревога, а потом заболело все". Врачи в панике: Урал тихо с ходит с ума. Первые симптомы

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
В реанимацию людей будут укладывать чувство тревоги и мысли о том, что Россия отделилась от всего мира Фото:

В ближайшие месяцы россияне и жители Свердловской области в частности могут в массовом порядке оказаться на больничных койках с серьезными заболеваниями сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта. К таким последствиям приводят неврозы, которые в период экономического кризиса стали буквально бичом для общества.

По словам психотерапевтов, в настоящее время ими фиксируется резкий рост обращений с тревожными и депрессивными расстройствами. Дальше ситуация будет только усугубляться в связи с наступлением весны, которая традиционно «подбадривает» людей с нестабильной психикой. «Рост обращений к нам на госпитализацию ощутим, — констатирует руководитель клиники неврозов „Сосновый бор“, главный психотерапевт Свердловской области Михаил Перцель. — Но это не отражает того, что на самом деле происходит в обществе. Это не полная картина. Многие просто боятся идти к психотерапевтам. В результате люди обращаются к невропатологам и терапевтам с проблемами, связанными с тревогой, но уже тогда, когда они начинают проявляться телесными симптомами».

Психоневрологическая областная больница №5. Магнитогорск, больница, псих, палата №6, дурдом, шизофрения
В тревожном состоянии селовек может реагировать по-разному. Может впасть в депрессивный ступор, а может начать вести себя, как агрессивный слон в посудной лавке. фото — Илья Московец © Служба новостей «URA.Ru»

Помимо эмоциональных нарушений, человек, страдающий неврозом или депрессией, так или иначе впоследствии начинает страдать еще и по психосоматическим мотивам, у него появляются телесные недомогания. «Как минимум — колебания артериального давления, изменения иммунной системы. Он становится уязвим для всех других болезней. В первую очередь — сердечно-сосудистых, желудочно-кишечных и т.д. В результате вскоре появится большое количество сердечников, желудочников, язвенников», — говорит Перцель.

С ним согласны коллеги из Санкт-Петербурга. Здесь начинают бить тревогу даже «соматические» врачи. Они испытывают такой серьезный наплыв пациентов с тревожными состояниями, что с некоторых пор вынуждены посещать специальные семинары по психиатрии.

«Мой знакомый главврач одной из клиник, которая занимается всем, но психиатрией в меньшей степени, вместе со мной посещал семинар по тревоге. У него, как и у меня, появилось очень много пациентов, которые приходят и говорят, например: у меня болит живот. А когда их начинают расспрашивать, выясняется, что сначала появилась тревога, а потом заболел живот. Или приступ паники начался, — рассказал „URA.Ru“ практикующий врач-психиатр, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник института Бехтерева Олег Гончаров. — При этом, в государственных учреждениях ничего не происходит. Никакого роста обращений, поскольку госслужба, как правило, общается с народом достаточно тяжелым. Например, если это шизофреник, то ему уже совершенно все равно, кризис у нас или нет. А человек нормальный, который социально сохранный, он психиатров обойдет десятой стороной, потому что, если ты попадаешь в эту систему, то у тебя возможна абсолютная социальная стигматизация, даже если тебя просто увидят в диспансере».

Безработица. Клипарт., екатеринбург, центр занятости
Потеря работы может привести человека не в центр занятости, а на больничную койку... фото — Анна Майорова © Служба новостей «URA.Ru»

Эти слова подтверждает главврач екатеринбургской психиатрической больницы № 6 Виктор Плахоцкий. В его государственном медучреждении обычная ситуация, роста первичных обращений не наблюдается. Однако доктор не исключил, что это временно. «Может быть, позже начнется, загадывать не буду. Сокращения на предприятиях обычно приводят к тому, что люди начинают болеть. Реакция на потерю работы у людей очень серьезная. Пока массовые увольнения, видимо, еще не произошли», — говорит Плахоцкий.

Впрочем, та же потеря работы может заставить человека, наоборот, отказаться от помощи психотерапевтов. «С одной стороны, в кризис растет количество людей с проблемами, а с другой — обращаемость может даже падать. Хотя бы по причине того, что у людей нет денег. Психические проблемы народ может решать разными способами. Например, путем обильных возлияний», — рассуждает Гончаров. В этом случае, по его словам, официальная психиатрия, наркология особенно, фиксирующие только обращаемость, не будут располагать нормальной статистикой и полной картиной мира.

Клипарт 3, бомж, бездомный, бродяга, алкоголик
...или того хуже — под забор фото — Вячеслав Егоров © Служба новостей «URA.Ru»

Между тем реакция людей на кризис 2014 года будет куда тяжелей, чем на кризисы прошлых лет, — считают специалисты. Так, 1998 год не казался после потрясений конца 80-х и лихих 90-х чем-то из ряда вон выходящим. Если ты живешь около вулкана, то очередное землетрясение для тебя — просто природный факт. В 2008 году все произошло слишком быстро и безболезненно. «Но сейчас после относительно длинного периода стабильности народ расслабился. Реакция будет жестче, — говорит питерский психотерапевт. — К тому же раньше мы шли каким-то относительно демократическим путем, нам казалось, что мы со всем миром, а теперь мы явно не со всем миром, и часть народа переживает по этому поводу. В общем, всем сейчас будет очень непросто, даже детям».

Речь о том, что родители будут вынуждены больше времени тратить на заработок денег, а подростки будут предоставлены сами себе. Это может повлечь за собой рост наркомании, алкоголизма среди молодежи и ухудшение криминогенной обстановки в целом.

Стоит отметить, что в среде психотерапевтов все же находятся и оптимисты, которые считают, что кризис — это некое подобие войны, во время которой, как известно, неврозов и им подобных патологий не случалось. Разве что реактивные психозы имели место. «Может, наоборот, количество расстройств во время кризиса снизится. Например, во время войны такое бывает, потому что люди заняты выживанием, и определенные проблемы, такие как экзистенциальные смыслы, уходят на второй план», — резюмирует заведующая кабинетом психологической помощи «Путь к себе», главный психотерапевт Екатеринбурга Тамара Кричевская.

В ближайшие месяцы россияне и жители Свердловской области в частности могут в массовом порядке оказаться на больничных койках с серьезными заболеваниями сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта. К таким последствиям приводят неврозы, которые в период экономического кризиса стали буквально бичом для общества. По словам психотерапевтов, в настоящее время ими фиксируется резкий рост обращений с тревожными и депрессивными расстройствами. Дальше ситуация будет только усугубляться в связи с наступлением весны, которая традиционно «подбадривает» людей с нестабильной психикой. «Рост обращений к нам на госпитализацию ощутим, — констатирует руководитель клиники неврозов „Сосновый бор“, главный психотерапевт Свердловской области Михаил Перцель. — Но это не отражает того, что на самом деле происходит в обществе. Это не полная картина. Многие просто боятся идти к психотерапевтам. В результате люди обращаются к невропатологам и терапевтам с проблемами, связанными с тревогой, но уже тогда, когда они начинают проявляться телесными симптомами». Помимо эмоциональных нарушений, человек, страдающий неврозом или депрессией, так или иначе впоследствии начинает страдать еще и по психосоматическим мотивам, у него появляются телесные недомогания. «Как минимум — колебания артериального давления, изменения иммунной системы. Он становится уязвим для всех других болезней. В первую очередь — сердечно-сосудистых, желудочно-кишечных и т.д. В результате вскоре появится большое количество сердечников, желудочников, язвенников», — говорит Перцель. С ним согласны коллеги из Санкт-Петербурга. Здесь начинают бить тревогу даже «соматические» врачи. Они испытывают такой серьезный наплыв пациентов с тревожными состояниями, что с некоторых пор вынуждены посещать специальные семинары по психиатрии. «Мой знакомый главврач одной из клиник, которая занимается всем, но психиатрией в меньшей степени, вместе со мной посещал семинар по тревоге. У него, как и у меня, появилось очень много пациентов, которые приходят и говорят, например: у меня болит живот. А когда их начинают расспрашивать, выясняется, что сначала появилась тревога, а потом заболел живот. Или приступ паники начался, — рассказал „URA.Ru“ практикующий врач-психиатр, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник института Бехтерева Олег Гончаров. — При этом, в государственных учреждениях ничего не происходит. Никакого роста обращений, поскольку госслужба, как правило, общается с народом достаточно тяжелым. Например, если это шизофреник, то ему уже совершенно все равно, кризис у нас или нет. А человек нормальный, который социально сохранный, он психиатров обойдет десятой стороной, потому что, если ты попадаешь в эту систему, то у тебя возможна абсолютная социальная стигматизация, даже если тебя просто увидят в диспансере». Эти слова подтверждает главврач екатеринбургской психиатрической больницы № 6 Виктор Плахоцкий. В его государственном медучреждении обычная ситуация, роста первичных обращений не наблюдается. Однако доктор не исключил, что это временно. «Может быть, позже начнется, загадывать не буду. Сокращения на предприятиях обычно приводят к тому, что люди начинают болеть. Реакция на потерю работы у людей очень серьезная. Пока массовые увольнения, видимо, еще не произошли», — говорит Плахоцкий. Впрочем, та же потеря работы может заставить человека, наоборот, отказаться от помощи психотерапевтов. «С одной стороны, в кризис растет количество людей с проблемами, а с другой — обращаемость может даже падать. Хотя бы по причине того, что у людей нет денег. Психические проблемы народ может решать разными способами. Например, путем обильных возлияний», — рассуждает Гончаров. В этом случае, по его словам, официальная психиатрия, наркология особенно, фиксирующие только обращаемость, не будут располагать нормальной статистикой и полной картиной мира. Между тем реакция людей на кризис 2014 года будет куда тяжелей, чем на кризисы прошлых лет, — считают специалисты. Так, 1998 год не казался после потрясений конца 80-х и лихих 90-х чем-то из ряда вон выходящим. Если ты живешь около вулкана, то очередное землетрясение для тебя — просто природный факт. В 2008 году все произошло слишком быстро и безболезненно. «Но сейчас после относительно длинного периода стабильности народ расслабился. Реакция будет жестче, — говорит питерский психотерапевт. — К тому же раньше мы шли каким-то относительно демократическим путем, нам казалось, что мы со всем миром, а теперь мы явно не со всем миром, и часть народа переживает по этому поводу. В общем, всем сейчас будет очень непросто, даже детям». Речь о том, что родители будут вынуждены больше времени тратить на заработок денег, а подростки будут предоставлены сами себе. Это может повлечь за собой рост наркомании, алкоголизма среди молодежи и ухудшение криминогенной обстановки в целом. Стоит отметить, что в среде психотерапевтов все же находятся и оптимисты, которые считают, что кризис — это некое подобие войны, во время которой, как известно, неврозов и им подобных патологий не случалось. Разве что реактивные психозы имели место. «Может, наоборот, количество расстройств во время кризиса снизится. Например, во время войны такое бывает, потому что люди заняты выживанием, и определенные проблемы, такие как экзистенциальные смыслы, уходят на второй план», — резюмирует заведующая кабинетом психологической помощи «Путь к себе», главный психотерапевт Екатеринбурга Тамара Кричевская.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...