28 мая 2022
27 мая 2022

«На кого еще надеяться власти, кроме этих людей?»

Военные кланы в уральской политике: хранители гостайн, солдаты удачи и спецпоручители

Размер текста
-
17
+
«План Андропова», разработанный 30 лет назад, реализован в полном объеме. Люди в погонах проникли в госуправление и экономику, заняв там ключевые посты. Выходцев из силовых структур в уральской политике и бизнесе не перечесть. Но мы провели расследование и вычленили сплоченные военные кланы, порожденные армией. Основные правила непобедимого армейского братства, а также невероятные истории офицеров, вставших «у руля» - в специальном «мужском» проекте «URA.Ru».
 
БЫВШИХ «КОМИТЕТЧИКОВ» НЕ БЫВАЕТ
 
Самой влиятельной группой в уральской политике остаются экс-чекисты. Именно бывшие сотрудники службы безопасности неизбежно оказываются главами гражданских госструктур. Этот тренд был задан президентом Путиным, собравшим из офицеров ФСБ целую команду.
 
Представителями спецслужбы среди чиновников и политиков Урала, к примеру, являются главный федеральный инспектор по Ханты-Мансийскому автономному округу Дмитрий Кузьменко, зампред комитета Госдумы по обороне, избранный от Свердловской области, Игорь Баринов, в биографии которого сказано, что когда-то он был командиром регионального подразделения группы «Альфа» (спецназ ФСБ), один из создателей «Таганского ряда» Виктор Тестов вышел из оперуполномоченных областного КГБ. Последнее  назначение фсбшника на чиновничью должность состоялось всего несколько дней назад: главным федеральным инспектором по Свердловской области стал бывший замначальника регионального УФСБ Владимир Шабанов. А некоторое время назад у свердловского губернатора Куйвашева появился новый советник – им стал отставной генерал-лейтенант ФСБ Борис Козиненко.
 
Почему чекисты занимают ключевые должности в аппаратах власти – объяснять не надо. Они системны, исполнительны, верят в особую миссию и к любому делу подходят как к спецзаданию. Когда в 2004 году на выборах в Облдуму у кандидата от ОПС Уралмаш Александра Куковякина появился оппонент из ФСБ по фамилии Шептий, большинству наблюдателей исход голосования стал ясен.
 
 
 
У Виктора Шептия два профессиональных праздника – День работников органов безопасности и День ВДВ
 
Сейчас вице-спикер свердловского Заксобрания, член генерального совета «ЕР», глава свердловских единороссов Виктор Шептий не признается, было ли его внедрение в законодательную власть спецзаданием. Вопрос о причинах ухода из спецслужбы он объясняет достаточно пространно. «Я был командиром оперативно-боевой группы. И перспективы, пожалуй, были. Почему ушел? Наверное, так звезды сложились. Я не боюсь менять жизнь. И это еще не последняя перемена в жизни. Если предложат заняться чем-то другим – соглашусь», –  говорит Шептий.
 
Он дает понять, что не жалеет о своем выборе, но нам показалось, что сегодняшний успешный политик скучает по прошлой жизни. Когда он рассказывает о своих командировках в Чечню (в первую, и вторую кампании) и ранениях, задержание боевиков банды Курдюмова, и начиненном взрывчаткой «Урале», который чудом не взорвался, его глаза горят. С особой теплотой Шептий вспоминает забавные случаи, пережитые вместе с однополчанами. «В 1995 году, когда мы прибыли в Грозный, наша боевая командировка продлилась 2 месяца. Взяли все необходимое. Привезли модный японский магнитофон, но только на третий день обнаружилось, что есть только одна кассета – группы «Мираж»... Любую их песню я спою хоть днем, хоть ночью, - смеется Виктор Анатольевич. – А однажды наш БТР обстреляли из засады. Один сотрудник спрыгнул на землю, но когда увидел, что машина продолжает движение, погнался за ней. Встать и бежать под обстрелом означало подставляться под пули, и он, так сказать, «бежал по-пластунски». Когда мы из-под обстрела ушли, увидели, что у товарища полный рот земли. Спросили – не подкоп ли он делал. Мы тогда не просто смеялись, мы, что называется, ржали».
 
С боевыми товарищами он общается до сих пор и даже обменивается подарками. Шептий с гордостью демонстрирует запонки с символом десантных войск, в которых он служил, до начала карьеры в ФСБ. Их ему подарил друг-вдвшник.
 
 
 
ДЕСАНТ И ТЯЖЕЛАЯ АРТИЛЛЕРИЯ
 
Те, кто служил в ВДВ, считают, что именно их братство отличается исключительной сплоченностью, которая сохраняется даже после окончания военной карьеры. В свердловский клан бывших десантников входят и депутаты, и бизнесмены: второй основатель «Таганского ряда» Анатолий Никифоров, депутат Гордумы Екатеринбурга Андрей Бура, бывший гендиректор Уралвагонзавода Николай Малых, председатель свердловского отделения РОСТО (ДОСААФ) Геворг Исаханян.
 
«С теми, с кем я вместе воевал в Афгане, я до сих пор дружу. Андрея Банникова (председатель Нижнетагильской организации ветеранов Афганистана) я раненого вытаскивал с поля бо,я и мы до сих пор вместе», - рассказывает руководитель общественной организации инвалидов войны в Афганистане, глава свердловского Русского географического общества Михаил Горюнов. В память о погибших воинах он построил памятник «Черный тюльпан» в Екатеринбурге – лично собирал на проект деньги, обивал пороги властных структур и ФПГ. И в итоге собрал огромную по тем временам (в 90-е годы) сумму – 3,5 млрд рублей. В этом ему очень помогли представители «афганской когорты» - генерал-полковник Юрий Греков и генерал-майор Василий Исаев.
 
По крепости армейского братства с вдвшниками соперничают представители клана артиллеристов. «У нас одни ценности, у нас одна Родина. И это не пафос. Мы ежегодно проводим встречи выпускников, и в нашей базе 3 тыс. человек. Наши приезжают со всего постсоветского пространства и из-за границы. Не думаю, что хотя бы один гражданский вуз может похвастаться таким крепким братством. Среди наших выпускников много известных людей. Есть бизнесмены, депутаты, мэры городов, есть очень известные люди, например, генерал-майор Олег Веселков - ГФИ Пермского края», – говорит создатель торговой сети «Кардинал», депутат гордумы Екатеринбурга, глава содружества выпускников СВВПТАУ  Рафаэль Шихов.
 
 
Рафаэль Шихов говорит, что лучшая машина – это «военный уазик, как память о юности»
 
На вопрос чему учит армия, он отвечает, не задумываясь. «Мужской дружбе. А еще дисциплина – это великая наука. Нельзя руководить, не умея подчиняться. И дело продолжать через «не могу» тоже там учат. У меня двое сыновей – близнецы Роман и Евгений. Один лейтенант юстиции, второй в армии служит – присяга в декабре была. Ему даже в голову не пришло «откосить», – гордится артиллерист. 
 
 
Близнецы Роман и Евгений Шиховы не стали «косить» от армии
 
У другого известного бизнесмена и депутата, создателя AVS Group Валерия Савельева собственной военной истории нет, но сыном он тоже очень гордится. Евгений Савельев так же, как и дети Шихова, не пытался достать «волчий билет» и пошел в армию. Там он попал в спецназ ГРУ.
 
РЕЗИДЕНТЫ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ
 
Главное разведывательное управление –  орган внешней разведки Минобороны и центральный орган управления военной разведкой в Вооружённых силах. Без подразделений военной разведки, которые по праву относят к элите российской армии, не обошлась ни одна кампания (даже из тех, которые называются гуманитарными и миротворческими). Попасть в ГРУ непросто, кандидат должен соответствовать огромному списку требований, но Евгению Савельеву это удалось. Он служил в Самарской области в бригаде специального назначения, поступив туда, как разведчик-снайпер дослужился до замкомандира группы.
 
«Я понимал, что служба в армии не только мой долг, но и возможность увидеть себя без лишней мишуры. Что дала мне служба? Понимание того, что события, которые произошли со мной в армии, нужно уметь правильно переложить на текущую жизненную ситуацию, использовать уже имеющиеся знания. Со временем осознаешь, что все повторяется, только в иных масштабах. Добавляется уверенность в своих силах. Это для меня и есть полученный опыт», – рассказывает Евгений Савельев. Он говорит, что люди, с которыми он служил, стали для него по-настоящему близкими. Не только сослуживцы, но и офицеры, многому научившие.
 
 
Евгений Савельев попал в элитное подразделение
 
В уральской политике спецназ ГРУ представлен весьма неплохо. Так, начальником отдела муниципального контроля мэрии Екатеринбурга работает бывший военный разведчик Сергей Паховский, заместитель руководителя управления Росрезерва в УрФО Артур Сабитов тоже вышел из спецназа ГРУ. Оттуда же и председатель правления регионального Союза ветеранов Афганистана, который также является полпредом губернатора Свердловской области в Законодательном собрании, Виктор Бабенко. В спецназе ГРУ служил и депутат ЗакСО Максим Иванов.
 
 
Максим Иванов говорит, что гражданским не понять многих простых вещей
  
«После института я попал в Баку. Потом в Карабах. У нас не принято особо распространяться, куда и когда ездил, и что видел. Мы это только узким кругом обсуждаем. И хорошее и плохое. Иногда немного цинично, потому что цинизм – это защита от реальности», – говорит Иванов.
 
С особой теплотой он отзывается о тех, с кем был в горячих точках. Вспоминает, как с несколькими ребятами вывозили из Чечни раненого Игоря Баринова. Говорит, что с тех пор в этих людях уверен на все сто. Давняя дружба с Бариновым помогает и сейчас. «Он не поступается  принципами. Как сказал, так и будет. Он меня отстоял, когда Мишарин звонил Володину, чтобы меня убрали из списка на выборах. Хотя ему проще было бы не вмешиваться», – рассуждает бывший разведчик. Он не отрицает – военные кланы есть. И считает, что это хорошо. «А на кого губернатору надеяться кроме людей, которые и о личной ответственности знают, и о командной?» – задается вопросом Иванов.
 
Еще один военный разведчик, которого с Уралом связывает служба, – герой России, ставший президентом. Речь идет о главе Республики Ингушетия – Юнусбеке Евкурове, который с 2004 года являлся замначальника штаба Приволжско-Уральского военного округа. В Екатеринбурге у него много друзей, и поэтому после большой свадьбы в своем родовом селе тут он отпраздновал вторую – для узкого круга. Тамадой у Евкурова был Виктор Шептий.
 
 
Тамадой на свадьбе Евкурова был Виктор Шептий
 
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ХРАНИТЕЛИ ТАЙН
 
Еще одно особое подразделение – «Восьмое отделение», занимающееся защитой сведений, которые отнесены к гостайне. Несмотря на то, что зачастую российские технологии уступают западным, наши секреты заполучить непросто. Армейские шутят: это потому, что ни одна разведка в мире, оснащенная новейшей техникой, не сможет украсть данные из пакета в ящике стола. Просто пакет нужно менять почаще. И стол.
 
Эта служба возникла сразу после Революции в 1918 году, когда Ленин издал декрет, по которому со всего Союза начали собирать самых верных комиссаров. Из них и создали восьмое отделение. Подразделение занимается противодействием утечке данных во внешнюю разведку, шифрованием внутренней информации. Сейчас Россия вышла в международный юридический протокол, и большой объем работы осуществляется посредством электронной связи с применением ЭЦП, что очень расширило задачи и компетенции службы. Поэтому хранители теперь отвечают и за защиту закрытых высокотехнологичных каналов связи. О людях и работе, которую они делают, ничего не известно. Специалисты восьмого отделения всегда находились в КГБ, ЦК и обкомах партии. Сейчас они работают в МВД, ФСБ, Роскосмосе, Минобороны и профессионально защищают тайны Газпрома.
 
 
Леонида Гункевича хорошо учили защищать государственные тайны. Он ничего нам не сказал
 
Сопредседатель свердловской «Деловой России» Леонид Гункевич учился на «хранителя». В 1990 году он закончил самое маленькое в СССР секретное училище, которого не было ни в одном справочнике. «Все, что мы там учили, было либо «особой важности», либо «совершенно секретно». Ни одного конспекта взять с собой было нельзя. С тем, что ты выучил в аудитории и придешь на экзамен. Тем, кто едет в горячие точки, вбивали в голову, что нельзя отдавать врагу технику, или хоть одну бумажку. Прямо в аппаратной  была мина в открытом доступе. И кувалда. В инструкции было написано, что в случае угрозы сгребаешь все секретное, и бьешь кувалдой. Четыре года учили, как нужно закончить службу», – рассказывает он.
 
Потом Гункевич поехал в Азербайджан по распределению и в 21 год стал начальником Восьмого управления соединения войск ПВО (самым молодым начальником службы в ПВО). «Это было во время ГКЧП. Вся информация проходила через нас. Мы фактически видели, кто какие распоряжения давал, кто что подписывал. Это очень интересно было, кто как себя проявлял. Потом комиссия приехала, и всех опрашивали… Потом большая страна развалилась. Не было никакой политической воли, спецсвязи, представления о том, что с нами будет завтра, поэтому многие части покидали расположения. Наше офицерское собрание написало обращение к Ельцину. Просили его, чтобы он принял хоть какое-нибудь решение о нашей судьбе. И он принял. Нас распределили по новым местам службы», - вспоминает Гункевич.
 
 
В училище не было даже конспектов
 
Офицеры разъехались по республикам бывшего СССР. Один «однокашник» Гункевича сейчас является начальником службы, которая охраняет гостайны внутренних войск Украины. Другой - возглавляет службу в Белоруссии. Близкий товарищ, имя которого нельзя называть, возглавляет «Восьмое отделение» Минобороны. А Гункевич приехал в Екатеринбург и в 1994 году, когда было массовое сокращение Вооруженных сил, уволился.
 
Завершение карьеры не означает, что человек перестал быть военным, сохраняя армейские привычки, склонность к порядку, дисциплине и соблюдая строгую иерархию в любом коллективе, где работают. Если спросить их о самых значимых вещах в их жизни, они, не сговариваясь, отвечают одинаково: долг и братство. А после паузы просят не смеяться над этими словами. «Вам этого все равно не понять, – грустно вздыхает Максим Иванов. – Вам ведь никто в спину не стрелял».
 
Редакция «URA.Ru» поздравляет всех защитников Отечества и просто настоящих мужчин с праздником!
Подписывайтесь на телеграм-канал «Екатское Чтиво», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...