«Бобик нефтяной экономики сдох. И блохи с этого бобика уже начали бежать. Дальше будут рецессия и срыв в экономический спад».

Федеральный Белый дом разработал pr-кампанию к юбилею кризиса 1998 года. Но она начала сбоить

13 августа 2013 в 09:34
Размер текста
-
17
+
Эксперты напоминают, что в 2008 году Алексей Улюкаев, еще в статусе первого зампреда Центробанка, публично не признавал наступление кризиса

Всего за несколько недель россиян атаковали министры федерального правительства и известные банкиры, делающие заявления о стабильности экономической системы страны. Реакция на эти слова традиционная: значит, все будет плохо. Источники агентства в Белом доме подтверждают: громкие слова — часть разработанной pr-кампании. А экономисты напоминают: последний выступающий — министр Улюкаев — не признавал и кризис 2008-го. Сводки с полей, позитивный и негативный сценарии (кризис — будущей осенью) и то, о чем говорилось сразу после переизбрания Владимира Путина, но никто не слышал — в нашем материале.

Через четыре дня — 17 августа — российская экономика отметит 15 лет со времени дефолта, после которого фактически рухнули вся бюджетная конструкция и кредитно-денежная система страны. А заодно и вера официальным заявлениям: на уровне подсознания живет цитата Бориса Ельцина «Интерфаксу», данная за несколько дней до девальвации рубля: «Это твердо и четко. Мое утверждение — не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано».

Сегодня в газете «Коммерсантъ» появилось интервью с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, где он утверждает, что «рецессии нет и не будет». «Стагнация, наверное, термин уместный. Очень низки темпы роста, это — фактор институциональный, структурный, макроэкономический. И это то, чем нужно будет заниматься очень долгое время», — сказал он.

Ранее во время своей недавней поездки в Новосибирск похожее «антикризисное» заявление делает глава Сбербанка Герман Греф: «Ситуация макроэкономическая достаточно здоровая. Ключевая проблема — резкое падение темпов экономического роста. Это не означает, что будет серьезная катастрофа. Сейчас Россия находится в переходной стадии, когда нам надо уделить максимум внимания развитию экономике и помочь экономике восстановить динамику», — успокаивал он журналистов.

Психологом для общества после падения рубля на 5% был и министр финансов Антон Силуанов: «Колебания они на то и колебания: сегодня чуть повыше, завтра чуть пониже. Самое главное — не нервничать и не перекладывать из валюты в валюту».

Все эти заявления от главных функционеров российской экономики были сделаны фактически на протяжении одного месяца. Некоторые аналитики видят в этой тенденции желание властей получить некий карт-бланш по времени, чтобы успеть максимально подготовиться к кризису, пока людей не охватила паника. При этом директор экономического департамента компании ФБК Игорь Николаев считает, что таким поведением правительство может успокоить разве что только себя, потому что как минимум бизнес ни в какие позитивные прогнозы не верит.

«Наоборот, от неопределенности в экономической ситуации повышается напряженность. Бизнес замирает в своих инвестициях, он понимает, что официальные „обещалки“ — это только „хотелки“ власти, и тогда наступает инвестиционная пауза. Это мы, кстати, видели по показателям динамики инвестиций в июне, когда было „-3,7%“, и строительство тогда же упало на 8%. В таком оптимизме можно доиграться то того, что наша экономика серьезно уйдет в минус», — считает эксперт.

Он же утверждает, что Россия сейчас фактически в рецессии — надо дождаться только формальных показателей: данных ВВП за второй квартал по сравнению с первым кварталом этого года. «Но не это важно. Важно, что сформировалась устойчивая тенденция к скатыванию в рецессию. Не в этом квартале — так в следующем все равно упадем. Потому что такая крупная экономика, институционально неразвитая, как наша, вдруг не развернется в обратную сторону. Если у нас еще год назад по промышленному производству было 4,5 % и 3,5% роста, то сейчас все последние месяцы — это снижение, снижение, снижение. И никаких чудес ждать не стоит», — рассказывает экономист Игорь Николаев.

Источники, близкие к Белому дому объясняют «URA.Ru», что члены правительства дают интервью и делают публичные заявления в рамках единой утвержденной информационной политики для снижения напряженности в обществе. «Во многих крупных компаниях уже прекращен прием новых сотрудников, зарплаты почти не индексируются. Это пока мало заметно, но негативные звоночки уже есть, и нужно, пока это возможно, их заглушать. Потому что паника среди населения — самое плохое, что может быть в период негативных экономических тенденций. А так правительство делает все возможное, чтобы снизить риски», — рассказывает один из правительственных аналитиков.

Напомним, и сам переход Улюкаева из Центробанка в правительство в конце июля этого года объяснялся необходимостью укрепить экономической блок в период предкризисной ситуации в стране.

Экономист Андрей Бунич, оценивая успокоительную политику властей, вспоминает 2008 год: «Тогда Алексей Улюкаев в должности первого зампреда Центробанка уже называл реальный экономический спад — всего лишь „неустойчивым равновесием“. Интересно, как скоро теперь в роли министра он придумает еще одно третье равновесие — когда совсем все станет плохо?», — скептически задается вопросом наш эксперт и прогнозирует для России внутреннюю девальвацию: цены на местные товары резко вырастут, а зарплаты либо останутся на том же уровне, либо начнут снижаться. По его мнению, в ближайшее время члены правительства будут также убеждать руководство в необходимости значительного сокращения социальных расходов.

Член экономического Совета при президенте РФ, директор Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан не прогнозирует для российской экономики никакого апокалипсиса, но при этом и роста тоже: «Бессмысленно говорить о российской ситуации отдельно от мировой. Исходно неверная постановка вопроса. А мировая ситуация в ближайшие пять лет будет развиваться плохо. То есть рецессии и небольшие оживления будут друг друга сменять. Большого роста впереди не видно. А значит, нас ждет все то же самое», — уверен экономист.

Между тем, как рассказывают «URA.Ru» на условиях анонимности депутаты из бюджетных и экономических комитетов Госдумы, отсутствие роста в российской экономике чревато серьезной социальной угрозой: «За эти два года у нас был принят пакет законопроектов, которые значительно увеличивали социальную нагрузку на бюджет — вся эта работа проводилась при условиях уже неактуальных прогнозов по росту ВВП. В первом квартале рост был 1,6%, во втором 1,2% . За счет чего должен произойти резкий разворот к росту, чтобы достигнуть прогнозируемые 3%? Это нереально, а, значит, социальные направления в бюджете в любом случае придется пересматривать. Среди населения это, конечно, вызовет серьезные возмущения», — уверен наш собеседник.

Экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин предсказывает рост ВВП в этом году до 2,3% и не исключает, что уже к следующей осени российская экономика может уйти в штопор. «Сейчас формально это действительно не рецессия, — объясняет он, — а, как говорит Улюкаев, стагнация. То есть очень медленный рост. Но дело в динамике. Нет никакой разницы — у нас рост 5% или 0,5%, потому что для сохранения социально-политической стабильности вот этой сегодняшней модели управления должен быть рост ни менее 5,5% — это граница и порог, за которой российская экономика не может обеспечить аппетиты всех групп влияния.

А 5,5% у нас в последний раз было в 3 квартале 2008 года и после этого уже не будет. Экономическая система 2000 года, основанная на нефтяной ренте, окончательно сломалась в середине прошлого года. Когда темпы экономического роста резко затормозились и стали неуклонно падать. При этом в третьем квартале прошлого года можно было ссылаться на засуху, но засуха прошла, а падение продолжилось. Бобик нефтяной экономики сдох. И блохи с этого бобика уже начали бежать, о чем свидетельствует динамика оттока капитала. Дальше будут рецессия и срыв рецессии в экономический спад. Другое дело, что не в этом году. Я думаю, что раньше следующей осени мы в штопор не сорвемся».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...