25 июня 2019
24 июня 2019

«Пермь – разрушенная территория. Даже со здания Заксобрания облетает облицовочная плитка!»

Известный российский экономист впервые побывал в Прикамье и не смог молчать

27 июня 2012 в 17:38
Размер текста
-
17
+
От Ельцина Делягин в 97-м году получил личную благодарность. А Путину посвятил одну из своих монографий – «Россия после Путина»
Недавно в Перми побывал известный российский экономист Михаил Делягин. Создатель и директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук, академик Российской академии естественных наук,  член Совета по внешней и оборонной политике РФ выступил с лекцией «Русский народ в глобальной конкуренции» в рамках проекта «Русские  встречи». По итогам поездки и общения с людьми экономист написал про Пермь целый очерк, в котором дал неутешительную оценку состоянию города и региона, пресловутому культурному проекту и деятельности старого и нового губернаторов. Публикуем этот материал на «URA.Ru» с комментариями и фотографиями автора.
 
Первые впечатления
 
 - Вы впервые побывали в Перми?
 
 - Да. Если там не написано в очерке, то в 2003-м году в Перми были исключительно хорошие дороги, у меня в это время там бывали знакомые, и они помнят до сих пор, какие там были хорошие дороги. За эти годы они просто разбились.
 
«…С одной стороны, построены важные трассы, и даже новый, «красавинский» мост через Каму. С другой - там и тут торчат, взламывая городской пейзаж, разнообразные вытянутые или приплюснутые стекляшки – жилые дома и офисы или, соответственно, торговые центры. Большинство из них режут пресыщенный московский глаз предельной аляповатой китайской дешевизной и отсутствием даже попытки хоть как-то приукрасить свои циничные намерения по извлечению денег из окружающего пространства. Наверное, такая коммерческая искренность вполне удовлетворяет главного архитектора миллионного города. Однако невообразимая мешанина стилей безотрадна, как облезшая штукатурка промзоны, некрасива и угнетает до такой степени, что после первого же часа хочется привлечь этого человека […] к уголовной ответственности за преступную халатность, повлекшую особо тяжкие последствия.
 
Почти единственное уютное и радостное, что греет глаз (не считая кусков старой застройки и нескольких действительно очень достойных новых зданий) – ярко раскрашенные бетонные заборы. Их немного, но они цепляют внимание. […] Старая, увитая уютной деревянной резьбой или аккуратными кирпичными узорами  Пермь сожжена и выкорчевана еще не вся, но лужковский по своим масштабам процесс зачистки старины идет уверенно. Из 340 ценных архитектурных объектов (по данным организации «Зеленая Ойкумена» и клуба «Пермский краевед») к настоящему времени уничтожена примерно половина. […] Процесс разрушения не абсолютен: несколько старых домов в центре заботливо укутаны пленкой, и их действительно реставрируют, а многие исторические здания в центре заботливо сохранены и выглядят великолепно».
 
Немного об экономике
 
 - Как бы вы описали Пермь и Пермский край двумя-тремя словами?
 
 - Безнаказанно ограбляемое место.
 
«Это один из богатейших регионов страны, в котором есть практически все, включая даже алмазы. А в некоторых местах залежи экспортного сырья напоминают слоеный пирог: нефть залегает поверх калийных солей, и приходится создавать совместные предприятия, чтоб при освоении одного богатства не порушить другое. И при нормальном государственном управлении Пермь, как ни крути, при любых ударах судьбы входила бы как минимум в десятку богатейших и красивейших российских городов. При нормальном…
 
Да, конечно, Пермь – это классический российский промышленный город. Промзона, исходные задачи которой, несмотря на миллион жителей, не имеют ни малейшего отношения к эстетике.  Промзона, как и по всей России, беспощадно ограбляемая и высасываемая «жуликами и ворами» всех мастей на протяжении всей четверти века национального предательства. Но здесь результаты этого процесса проявляются с пугающей постороннего контрастностью и безысходностью.
 

Боевая техника, производимая легендарным Мотовилихинским заводом
 
Количество объявлений о продаже офисов, квартир и даже зданий вызывает в памяти осень 2008 года. В центре города стоят неряшливо разрисованные в рамках гельмановского проекта руины громадного четырехэтажного здания с высокими потолками, огромными окнами и прямым видом на Каму: оно никому не нужно. Но в целом - что говорить, если даже со здания краевого Заксобрания облетает облицовочная плитка! Во многих местах города возникает ощущение, что постсоветские власти по мере сил исправили недоработку немецко-фашистских захватчиков, которые (по уважительной причине - в силу удаленности) не бомбили Пермь.
 
[…] Камское речное пароходство практически уничтожено: Кама, когда-то забитая судами, как московское Садовое кольцо – автомобилями, оглушительно пуста, что до сих пор является для пермяков непреходящим шоком. Редкие круизные теплоходы погоды не делают. Реформаторы настойчиво объясняют, что в «современных условиях рыночной либеральной экономики» речное сообщение нерентабельно. Пермяки ржут над этим в голос. […] Единый комбинат поделили между «Лукойлом» и «Сибуром» - и на этом фоне юмористически выглядит плач московских аналитиков о низкой эффективности российской нефтепереработки: еще хуже технологических - коммерческие и организационные факторы. Запрещенный всеми нормами нефтяной факел как горел над городом, так и горит, а химико-канализационные ароматы в разных частях вытянувшейся более чем на 70 км Перми удивляют пермяков не больше, чем москвичей – автомобильный смог».
 
Про «старого» губернатора
 
- Как бы вы оценили деятельность предыдущего губернатора Пермского края Олега Чиркунова?
 
 - То, что Пермь, – разрушенная территория, несмотря на свои фантастические богатства. То, что в городе, мэр которого не находится в конфликте с губернатором, - разбитые дороги. То, что уничтожается старая Пермь. То, что дышат на ладан многие заводы, не только федерального подчинения. То, что уничтожается прекрасный конезавод ради получения участка под коттеджную застройку. Это все большие минусы господина Чиркунова. Чиркунов умел делать прекрасный PR в Москве, но вот с развитием Перми у него получалось значительно хуже.
 

Буква «П» - один из многочисленных арт-объектов
 
«Самореклама прошлого губернатора при помощи залетных московских культуртрегеров, вполне успешная в Москве, в Перми оказалась катастрофичной. В аэропорту гостей Перми встречает нарисованный на оконном стекле Лев Толстой с оранжевой бородой. Невинный вопрос о том, что случилось с классиком и является ли он теперь приверженцем джихада, хунхузов или просто оранжевой революции, потребовал от меня немедленного бегства в туалет на время, когда утихнут вызванные им страсти. […]На самом деле, конечно, пресловутые «красные человечки» и «надкусанные яблоки» - сугубая вкусовщина: не исключаю, что кому-то они и нравятся. Хотя в торговую марку их превратить так и не удалось, - а поддержать собственно пермские «культурные инициативы» вроде довольно известного «пермского оракула» у московских гостей, понятно, не хватило толерантности. Проблема в том, что большинство из этих «объектов» не облагораживают действительно нуждающуюся в этом городскую среду, а дополнительно разрывают ее, делая еще более хаотичной и тревожащей. […]
 

«Пермские боги» - подлинное достояние культуры
 
Производственников же возмущает «цена вопроса»: десятки, если не сотни миллионов рублей выброшены в прямом смысле слова непонятно на что. При этом самые простые расчеты показывают, что расходы на сооружение «артобъектов» феерически превышают их себестоимость, - а значит, скорее всего, имеет место шквальный «распил» бюджетных денег под сурдинку разговоров о творческих исканиях и интеллектуальной собственности. При этом расходы на чудовищную по дороговизне «культурную революцию» берутся не из воздуха – они снимаются с других направлений культурных расходов. В результате гельмановские выверты и ухищрения привели к сокращению финансирования, а часто и закрытию сельских библиотек и домов культуры, что нанесло культурной жизни края (да и в целом уровню его цивилизованности) невосполнимый ущерб».
 
Про нового губернатора
 
«Новый губернатор, посмевший заявить о необходимости развития промышленности, сельского хозяйства и транспорта, а не «красных человечков», попал под сильнейший критический удар «прогрессивной общественности» и пока испуганно затих (хотя работа министром регионального развития вроде бы должна была воспитать в нем стойкость к подобного рода нападкам). Некоторые кадровые назначения и отсутствие результатов работы министром тоже не оставляют места для особых надежд».
 
 - Почему у вас сложилось такое впечатление, Михаил Геннадьевич?
 
 - Ну, когда он (Виктор Басаргин – прим. ред.) работал министром регионального развития, он ничего не сделал. То есть, это определенный комплимент, потому что он не сделал глупостей, которые предлагались, а глупостей предлагалось очень много. Но все-таки хотелось бы, чтобы министр еще и что-то делал, ведь министров ставят не для того, чтобы они просто не делали глупостей. А кадровые назначения… Некоторые назначения, которые уже сделаны, вызывают недоумение. Человек, судя по всему, предельно растерян и стал брать трутневскую команду, которая будет прекрасно управлять всем и без него.
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...