23 июля 2019

Мишарин разозлился. Точь-в-точь как Путин

Первая командировка нового свердловского губернатора закончилась арестом. ФОТО

Размер текста
-
17
+
Александра Мишарина отговаривали ехать в «уральское Пикалево»: начинать работу со столь жесткого негатива опасно. Но он решил ехать
Александра Мишарина отговаривали ехать в «уральское Пикалево»: начинать работу со столь жесткого негатива опасно. Но он решил ехать
Свердловской элите придется перестраиваться на совершенно новый режим работы. Губернатор Александр Мишарин демонстрирует, что будет жестким и очень прагматичным руководителем. В пятницу он посетил Баранчинский электромеханический завод и Уралвагонзавод - два самых проблемных предприятия региона. Стиль проведения совещаний и разговоры с подчиненными настолько же разительно отличаются от росселевского добродушия, как путинская эпоха - от ельцинской. Корреспондент «URA.Ru» стал свидетелем «мишаринского Пикалево» и рассказывает о том, к чему нужно готовиться нашему истеблишменту.
 
Источник в правительстве утверждает, что Мишарина до последнего момента отговаривали ехать на Баранчу - все-таки самое проблемное предприятие региона, поселок на грани социального взрыва, и начинать карьеру главы области со столь жесткого негатива может быть опасно.
 
Но Мишарин решил ехать.
 
 
Михаил Максимов (слева) и Анатолий Гредин (справа) ждут приезда губернатора, пока настроение у обоих хорошее…
 
В десять утра возле проходной БЭМЗа было множество людей в тоненьких дубленках, раскачивающихся туда-сюда как китайские болванчики: это чиновники правительства, журналисты и представители предприятия переминались с ноги на ногу на морозе, дожидаясь приезда Мишарина. Сравним (а куда денешься?) с Росселем: тот редко начинал мероприятия позже девяти, всегда являлся минута в минуту и весь день жил «в графике». У Мишарина четкого графика не было вовсе: каждый из раскачивающихся чиновников обладал своей информацией о том, когда должен прибыть губернатор - и в итоге он опоздал ко всем прогнозам. «Очень по-путински», - шутили правительственные служащие (российский премьер — большой мастер опозданий, недавно Юлия Тимошенко ждала его три часа). Сотрудники администрации губернатора зевали: чтобы приехать в Баранчинский, пришлось вставать в пять, а с работы вчера пришли заполночь. Ведь новый губернатор - еще одна характерная черта - сидит на работе до десяти-одинадцати вечера (Россель обычно заканчивал рабочий день не позже шести).
 
 
Валерия Заводова (на фото) рассмешил повод, по которому он ранним пятничным утром оказался в… Баранче
 
Погреться внутри заводоуправления было невозможно - на заводе, как известно, нет отопления. Накануне только-только дали свет и потихоньку возвращают тепло в цеха. Но разница с уличной температурой все равно - считанные градусы. Чтобы не мерзнуть, чиновники дурачились и шутили.
 
- Ну что ты меня на мороз вытащил? Постояли бы в цеху. Нет его пока, - журил и.о. вице-премьера Михаила Максимова и.о. вице-премьера Анатолий Гредин. - Мало того, что все в отставке. Так еще все в больничке будем!
 
В Баранчу съехались все - министры, силовики, народные избранники. По-моему, приехали даже те, кто к Баранче вообще отношения не имел. Был, например, депутат Госдумы Виктор Дедов (я его последний раз видел еще в 2007 году, когда он был рабочим на заводе, носил каску и спецовку). Приехал даже владелец «Уралтрансбанка» Валерий Заводов.
 
- Ты чего столько народу позвал? - смеялся над Максимовым Гредин. - Вот Заводов-то зачем приехал?
 
- Так мы же на заводе. А у него фамилия - Заводов, - отшучивался Максимов. - Как ему было не приехать?
 
На горизонте, однако, появились мигалки, и на том шутки кончились (возможно, кончились навсегда).
 
 
«Правая рука» Мишарина – Лашманкин (на фото) без лишних церемоний попросил всех начать работу
 
Александр Мишарин сухо поздоровался с присуствующими, включая хозяйку завода Елену Копытову, и отправился осматривать цеха. Губернатор Россель, помнится, во время таких осмотров всегда все знал заранее и при том ему все было интересно. Он мог в любом цехе взять любую деталь, спросить о ней у рабочего, а потом сам рассказать в три раза больше (не всегда точно по делу, но все же). Мишарин другой. Ему ничего особо не интересно. Он прошел по цехам, равнодушно взглянув на станки и остатки продукции, задал пару конкретных вопросов насчет модернизации предприятия и вышел наконец к людям, которые давно ждали его в цехе. Эти люди не получали зарплату уже много, много месяцев. Они были злы. Рядом на всякий случай стояли милиционеры.
 
 
В подготовленной для Мишарина программе встречи с рабочими не было. Губернатор потребовал обязательно включить этот пункт. Включили
 
Александр Мишарин, хоть и вышел из работяг, но в такой толпе, кажется, немного растерялся. Люди моментально обступили его со всех сторон.
 
- Когда последний раз работали? - спросил у них Мишарин.
 
- Не помним. Тепло еще было.
 
- А хотите работать?
 
- Хотим, - гудели рабочие.
 
Думаю, Александр Сергеевич, когда ехал сюда, заранее прокручивал этот диалог в голове.
 
- Зарплату сколько не получаете? С июля?! Мы вам восстановим предприятие. Оно будет работать. Давайте я буду этим заниматься. А вы приведите в порядок свои рабочие места, а то что такое творится? - Александр Сергеевич, наверное, первый раз был на заводе Федулева и не знал, что так тут - все время.
 
 
На заводе было очень холодно, но губернатор ни разу не надел головного убора или шарфа, как другие чиновники
 
Люди стали говорить Мишарину слова поддержки. «Мы за вас, Александр Сергеевич, вы нам помогите», - обещали они. Такова природа русской власти. Еще позавчера большинство этих людей знать не знало г-на Мишарина, а теперь все они уже были за него.
 
Совещание по Баранче решили проводить в здании местного техникума. Прямо в актовом зале расставили столы, подключили микрофон. Сотрудники департамента информации привычно инструктировали журналистов: сначала — официальная часть, потом — закрытая. На закрытой журналистов быть не должно.
 
- Вячеслав Евгеньевич, - обратился я к помощнику Мишарина Вячеславу Лашманкину. - Можно остаться на закрытую часть?
 
- Какую закрытую часть? - удивился он. - У нас все будет открыто. Тут и без того слишком долго в прятки играли.
 

 
Губернатор Мишарин сел за школьную парту, заменившую рабочий стол, и начал совещание. Начал сразу так, что мало никому не показалось.
 
- Каждый должен заниматься своим делом, - отрезал он (возможно, это стоит считать управленческим девизом Мишарина). - Ехали сюда из Екатеринбурга. До самого Тагила дорога не убирается, снег, плотный поток машин. Сегодня полпред проводит совещание по безопасности дорожного движения. Какая может быть безопасность, если у нас никто дороги не убирает? Человек, ответственный за содержание этой дороги, сегодня должен быть уволен. А руководитель областного дорожного хозяйства будет привлечен к ответственности. Также вплоть до увольнения. Если все будут заниматься своим делом — вот, чистить дороги, например — то и такой ситуации, как на Баранче, у нас никогда не будет.
 
Дежурные улыбки «ну-вот-еще-одно-совещание» у всех как ветром сдуло.
 
 
Михаил Максимов и Анатолий Гредин, от утренней веселости не осталось и следа
 
- Проблемы на БЭМЗе появились не сегодня и не вчера. Они копились годами, - продолжал г-н Мишарин. Он обрисовал ситуацию на заводе, которую кризис лишь вскрыл. А создавалась она, по его мнению, годами неэффективного и варварского управления. При этом в «конфликт собственников», о котором рассказывает сторона Павла Федулева и Елены Копытовой, Мишарин что-то не слишком верит. Он назвал этот конфликт «прикрытием», которое позволило «создать юридическую неопределенность» и довести завод до нынешнего состояния. Если нынешние собственники не в состоянии обеспечить нормальную работу предприятия, предупредил Мишарин, они должны смениться.
 
- Я спрашиваю у рабочих — когда делали ремонт? Отвечают: не помню. А как давно работаешь? «Всю жизнь», - ужасался Мишарин. Выглядело это довольно зловеще. Он говорил негромко, смотрел исподлобья и здорово напоминал Владимира Путина, когда тот сильно злится.
 
После Мишарина слово предоставили членам трудового коллектива, которые принялись заранее оправдываться за запланированный на следующий день митинг. Дело в том, что о митинге уже знает весь город, и если его отменить — недовольство только усилится. С другой стороны, проводить митинг на следующий день после визита губернатора — значит, выступить против его политики. Поэтому представители трудового коллектива придумали изящный (с их точки зрения) ход:
 
 
Гражданская жена Павла Федулева – Елена Копытова (на фото) сегодня предпочитала молчать, но кокетливо улыбаться не забывала. На Мишарина женские чары собственницы не подействовали
 
- Мы превратим этот митинг в митинг поддержки ваших инициатив. Знаете, это даже изначально и должна была быть не акция протеста. Это крик души...
 
Потом Александру Мишарину захотелось послушать исполнительного директора завода Татьяну Соловову. Однако г-жа Соловова до этого покинула зал. Дело в том, что в сумке у нее начал звонить телефон с навязчивым рингтоном, она безуспешно искала его минуты полторы, а потом, под шиканье и недовольные взгляды, выбежала из зала с сумкой. Исполнительного директора еле нашли, привели обратно, усадили на стул под очи Александра Мишарина, и г-жа директор только и лепетала что «я полностью с вами согласна» (оставалось добавить - «ваше превосходительство»).
 
- Что же касается митинга, - обратился Мишарин к рабочим. - То дело ваше. Можете проводить. Но я бы на вашем месте лучше навел порядок в цехах. Скоро нужно будет работать. Оденьте телогреечки и...
 
 
Прокурор области, глава УФСБ также поехали с Мишариным в Баранчу. Вникли в вопрос. И не зря. Видимо, из-за силовиков сегодня вопрос с возможным покупателем в виде Трансмашгрупп был снят с повестки. Оказалось, что этого, обычного дилера БЭМЗа, перепутали с Трансмашхолдингом Искандера Махмудова, потому и относились серьезно. А вышел пшик…
 
Во время разговора с энергетиками градус жесткости повысился еще сильнее. Мишарин потребовал у них (рыночных организаций) побыстрее дать тепло, газ и электричество на завод. Собственно, сегодня это ключевой вопрос. Без энергии предприятие не может начать работу. А чтобы оплатить энергию, нужно начать работу. А чтобы начать работу, нужна энергия. Кто-то должен был разрубить этот заколдованный круг.
 
- Послушайте, - обратился Мишарин к Владимиру Кузюшину и Денису Паслеру, представляющим «Уралсевергаз» и «Свердловэнергосбыт». - Если вы сейчас не дадите заводу работать, то вообще на всю жизнь останетесь с долгами. А так у вас есть хоть маленький шанс получить деньги обратно. Если позволите предприятию работать.
 
- Но Александр Сергеевич, они же ни одного документа не представили, - запричитали энергетики. Их можно понять. Не исключен такой вариант, что старые долги они все равно не получат назад, но теперь к ним еще и прибавятся новые — за включение по просьбе Мишарина.
 
- Я не понимаю, - поднял бровь губернатор. - Мы с вами хотим сохранить предприятие? Или, может быть, есть другие варианты? Давайте выслушаем их. А?
 
 
Совещание в Баранче подходит к концу, и Вячеслав Лашманкин уже созванивается с руководством Уралвагонзавода, куда вот-вот отправится кортеж губернатора
 
Присутствующие неловко молчали и даже нервничали. Утренние шутники Гредин и Максимов сидели, не шелохнувшись. И вообще, у всех в этом зале был вид двоечников. В этот момент мне еще подумалось, что разница между Мишариным и Росселем примерно та же, что была между Путиным и Ельциным. Ельцин, конечно, тоже мог наорать. Мог обидеться. Мог даже уволить кого-нибудь в сердцах. Но вообще-то он производил впечатление доброго старика. А от холодных и сухих выговоров, сделанных так по-путински, - мурашки по коже.
 
В этой атмосфере мысли у всех потекли в державном направлении. Гендиректор «Уралсевергаза» Владимир Кузюшин предложил передать завод государству («Оно ведь его и строило?»). А сам г-н Мишарин напомнил, что де-факто предприятие и так в собственности государства - ведь имущество заложено в государственном «ВТБ».
 
- Пока мы тут с вами сидим, пропадает государственное имущество, - Мишарин сделал ставку на слово «государственное».
 
Прокурор области Юрий Пономарев закрепил эффект, сообщив: накануне была задержана одна из собственников завода, г-жа Наумова (контролирует 25% акций). Муж Наумовой, бывший гендиректор завода Григорий Карпунин, сидел тут же — говорят, он появился на людях впервые за долгое время. Один из сотрудников правительства, имеющий неплохие связи в силовых структурах, шепнул: «Карпунина внизу ждут два оперативника. Скорее всего, прямо сейчас задержат».
 

 
Будем надеяться, что не каждое совещание у Александра Мишарина будет заканчиваться арестами.
 
P.S.: Губернатор Свердловской области Александр Мишарин создал чрезвычайный штаб по выводу из кризиса Баранчинского электромеханического завода, куда вошли представители заинтересованных сторон. Глава региона жестко потребовал, чтобы результаты работы штаба появились уже к Новому году. Уже сейчас должны вестись переговоры с потенциальными покупателями предприятия, а пока что на БЭМЗе нужно устанавливать рабочий режим. Для этого в первую очередь необходимо возобновить подачу на завод тепла, газа и электричества в нормальных объемах.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...