16 сентября 2021

«Пока судят пятерых полицейских, убийца ходит на свободе»

Все подробности закрытого процесса по делу о пытках в ОВД атомного города

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Суд над полицейскими ОВД Заречный в Ленинском районном суде. Екатеринбург, махаев александр
Один из подсудимых - начальник уголовного розыска Заречного Андрей Махаев (на фото) Фото:

В Екатеринбурге судят полицейских, обвиняемых в пытках и превышении должностных полномочий: один из задержанных из-за побоев потерял селезенку, другой целый год «зря» просидел в СИЗО. Но все, что происходит в зале суда, остается тайной: еще в начале процесса его закрыли для прессы. Мы изучили детали этого дела, а также предыдущего, с которого все и началось, об убийстве в лесной сторожке. Можно ли бить задержанных, подозревая, что они преступники, и почему за промахи следствия должны ответить опера? — в сериале от «URA.Ru».

Лесорубы

История, из-за которой пятеро свердловских полицейских должны лишиться должностей, званий и «загреметь на нары», началась весной 2014-го: в поселке Режик (Белоярский район), в доме сторожа в лесничестве нашли труп Исрафила Давлетшина. Экспертиза показала, что перед смертью он был в стельку пьян (4,7 промилле алкоголя в крови), но эксперт обнаруживает странгуляционную полосу на шее и приходит к выводу: сторожа задушили. Отдел полиции №29 Белоярского начинает работать по убийству.

Вадим Ильяшов на полиграфе в уголовном розыске

27 марта 2014 оперативники доставляют в отдел полиции местного бизнесмена, начальника лесопилки Вадима Ильяшова. Его везут в Екатеринбург, в областной уголовный розыск, чтобы проверить на полиграфе. Аппарат показывает, что он не совершал убийства, но что-то знает (впоследствии выяснится, что он оформлял на сторожа кредиты, которые не выплачивал).

По версии следствия, после полиграфа там же, в здании ГУ МВД, Ильяшова подвергают пыткам: в присутствии начальника угрозыска Заречного Андрея Махаева и старшего оперуполномоченного Абая Маманова сотрудник областного уголовного розыска Анатолий Куриленко наносит Ильяшову удары кулаком по голове и коленом под ребро. Утром 28 марта задержанного отвозят в пос. Белоярский к следователю СК и после дачи показаний отпускают. 30-го он приходит к больницу с острой болью и врачи удаляют ему разорванную селезенку.

Кроме Ильяшова, в отдел полиции Белоярского доставляют четырех лесорубов, которые в день смерти сторожа мылись и выпивали в бане на лесопилке. Их разводят по разным кабинетам, и трое дают показания, что один из них, Александр Сухоруков, во время пирушки отлучался.

У Сухорукова обнаруживают царапину на спине. Его везут на полиграф в Екатеринбург, в ГУ МВД — аппарат показывает его причастность к убийству.

Парня привозят обратно в Белоярку, и он пишет явку с повинной о том, что это он задушил Давлетшина ремнем, который потом сжег в печи.

«Следаки»

Оперативники передают задержанного сотрудникам Следственного комитета. Следователь Екатерина Литвиненко едет осматривать печь в бане и, не найдя пряжку, сообщает начальству, что не будет задерживать Сухорукова. Она не верит в его виновность, а ее начальник, Алексей Колясников, наоборот, уверен в том, что тот убийца. Он задерживает его сам, и суд отправляет Сухорукова в СИЗО.

25 августа 2015 года Колясников приносит уголовное дело на подпись прокурору, но тот говорит, что вернет его на доследование, поскольку на Сухорукова мало доказательств. Следователь просит отдать ему дело (как будто оно не поступало в прокуратуру) с обещанием вернуть через несколько дней, после этого обжигает на даче пряжку от какого-то ремня и делает подложный протокол об изъятии вещдока. 2 сентября повторно приносит дело прокурору — тот подписывает обвинение, и дело уходит в суд.

На одном из заседаний в суд вызывают следователя Литвиненко, и тут вскрывается страшная тайна: она сообщает, что никакой пряжки не находила и что протокол осмотра, находящийся в деле, изготовленный Колясниковым, липовый. Судья отправляет дело Сухорукова на доследование, а материалы о фальсификации доказательств — в ФСБ.

После этого следователи переквалифицирует статью дела с «убийства» на «побои» (№116), направляет материалы на повторную экспертизу, которая вдруг устанавливает, что Давлетшин умер не от удушения, а отравился алкоголем. Дело Сухорукова прекращают, и в начале весны 2015-го он выходит на свободу. А вскоре проходит суд и над начальником отдела СК Колясниковым за фальсификацию доказательств. «Я набрался мужества и написал явку с повинной», — заявляет он. В феврале 2015 Белоярский районный суд выносит ему приговор, который тут же отменяет по амнистии.

«Опера»

Суд над полицейскими ОВД Заречный в Ленинском районном суде. Екатеринбург, дубровин александр
В сентябре 2015-го ФСБ задерживает пятерых полицейских, в том числе начальника ОВД Заречного Александра Дубровина (на фото)
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

По рассказам самих полицейских из Заречного, они жили в условиях постоянного конфликта с местными сотрудниками ФСБ и отдела собственной безопасности МВД (опера рассказывают, что оэсбэшники не раз обращались к ним с просьбами, например, отпустить кого-либо из задержанных, но полицейские всегда отказывались от «сотрудничества».

Сотрудники ОСБ Файзетдинов и Брюхачев навещают всех четверых лесорубов, после чего двое, Сухоруков и Оходов, а также бизнесмен Ильяшов дают показания, что оперативники их били. Возбуждается уголовное дело о превышении полномочий, в сентябре 2015-го в ходе совместной операции ФСБ и Следственный комитет задерживают пятерых полицейских — начальника ОВД г. Заречного Александра Дубровина, начальника местного уголовного розыска Андрея Махаева, двух его подчиненных, Абая Маманова, Эдуарда Ударцева, и оперативника областного уголовного розыска Анатолия Куриленко. Всех их берут под стражу.

Слева — девушка из Екатеринбурга, утверждавшая, что ее избили полицейские. Справа — Александр Сухоруков после допросов и явки с повинной перед помещением в ИВС
Фото: из материалов уголовного дела и из архива «URA.Ru»

Больше всех полицейских обвиняет Сухоруков (тот самый, которого подозревали в убийстве сторожа): говорит, что его били опер областного главка МВД Куриленко и лично начальник ОВД Заречного Дубровин. По словам Сухорукова, Ударцев пристегивал его наручниками к стулу и ронял стул на пол, а Махаев, согласно обвинению, душил его надетым на голову пакетом, который потом облил водой и пообещал «справить на него естественную нужду и совершить действия сексуального характера», а также записать все это на видео и выложить в интернет.

Ни один из полицейских свою вину в этих действиях не признал. «Уголовное дело построено исключительно на показаниях потерпевших, вред причинен только здоровью Ильяшова (удаленная селезенка — прим. ред), ни у Сухорукова, ни у Оходова нет никаких следов телесных повреждений», — говорит адвокат Махаева Елена Афанасьева. На фото перед помещением в ИВС на теле Сухорукова не видно синяков (его фотографировали со всех сторон, включая запястья рук и татуировку на спине). Да и на кадрах он не очень похож на только что жестоко избитого человека.

«Судьи»

В ноябре 2015-го полицейские выходят из-под стражи под залог в 500 тысяч рублей — все, кроме Куриленко. «Ленинский суд просто разобрался в ситуации, — считает адвокат Афанасьева. — Судья посмотрел, в чем их обвиняют, и понял, что это просто бред». Куриленко продолжает оставаться под стражей.

Судебное заседание по Евгению Маленкину в Областном суде. Екатеринбург, порозов владимир
Дело полицейских ведет судья Порозов, известный как мудрыми, так и несправедливыми решениями
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

«Дело оперов», побывав в нескольких судах, попадает в Верх-Исетский суд Екатеринбурга. На первом же заседании, 5 октября, суд решил закрыть процесс от прессы (якобы в деле присутствуют «интимные» моменты). На данный момент суд уже заслушал прокурора, который представил позицию обвинения и перешел к допросу свидетелей.

Рассматривает дело судья Вячеслав Порозов, известный жесткими решениями. По некоторой информации, он намерен посадить зареченских ментов. Источник в судебных кругах рассказывает: узнав, что оперативников защищает команда адвоката Колосовского (который сам — бывший полицейский и с которым Порозов «на ножах»), судья якобы обронил, что за это каждый подсудимый получит «год плюсом».

Ключевого свидетеля по «делу оперов», Александра Сухорукова (он же — предполагаемый убийца сторожа Давшетшина), уже дважды вызывали в суд, но он не явился. 14 декабря его должны привезти в суд принудительно.

За кадром

Родственников погибшего сторожа больше всего возмущает, что убийца так и не понес наказания. «Он до сих пор не пойман, ходит на свободе! — говорит двоюродный брат Давлетшина Сайфула Нуруллин. — Я знаю, это было заказное убийство: на Давлетшина сперва оформили кредиты, а потом задушили. Заказал моего брата его начальник, Вадик. Я уже устал жаловаться в Следственный комитет: сколько писал — никакого результата».

Суд над полицейскими ОВД Заречный в Ленинском районном суде. Екатеринбург, куриленко анатолий
Сотрудник областного уголовного розыска Анатолий Куриленко ждет вердикта суда
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Следственный комитет продолжает придерживаться версии, что лесоруб Сухоруков не виновен в убийстве Давлетшина, а вот полицейские, наоборот, виновны — в избиениях подозреваемых. «Следователями регионального СК России в 2014 году расследовалось уголовное дело по ч.1 ст. 105 УК РФ (убийство), органами полиции выполнялись оперативно-розыскные мероприятия, — сообщил „URA.Ru“ старший помощник руководителя Следственного управления СКР по Свердловской области Александр Шульга. — В их ходе оперативные работники полиции задержали трех местных жителей, к которым стали применять силу с целью „выбить“ нужные показания».

По словам представителя СК, признание в убийстве из задержанного оперативники выбивали, сковав его наручниками. «В результате примененного насилия

один из задержанных, не стерпев издевательств, вынужден был оговорить себя, признавшись в совершении убийства,

— отмечает Александр Шульга. — Однако впоследствии следователи СК России, уже выполняя с задержанным процессуальные действия, объективно установили, что задержанный никак не был причастен к какому-либо преступлению. С другим потерпевшим полицейские „беседовали“ таким же образом — они его попросту избили».

Суд над полицейскими ОВД Заречный в Ленинском районном суде. Екатеринбург, маманов абай
Абай Маманов надеется, что суд вынесет справедливый приговор
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Сотрудники Следственного комитета предприняли все для того, чтобы «дело о пытках в ОВД Заречного» дошло до суда. «Допрошено порядка 40 свидетелей, проведены очные ставки между потерпевшими и обвиняемыми. Кроме того, следователями проводились выемки и осмотр предметов, документов, видеозаписей, имеющих значение для уголовного дела, — сообщает представитель СК. — В ходе следствия назначено и проведено более 10 экспертиз, в том числе судебно-медицинские, компьютерно-техническая, фотопортретная, фоноскопическая и почерковедческая экспертизы. Следствием собрана достаточная доказательственная база».

Комментарий представителя полицейского управления гораздо более сдержанный. «Не следует заранее делать поспешные однозначные выводы обо всех фигурантах этого, безусловно, громкого дела, — заявил агентству пресс-секретарь ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых. — Окончательную точку может поставить исключительно судебная инстанция. Утверждать, что были какие-либо пытки, можно только после вердикта суда. Давайте вместе дождемся момента истины на судебном заседании».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...