11 июня 2021
10 июня 2021

«Я бизнес-ангел, хоть и не похож»

Как конвертировать идею в богатство? Идеолог Startup Tour 2016 — советник президента фонда «Сколково» Пекка Вильякайнен — дал интервью «URA.Ru»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Сколково. Старт ап. Челябинск., вильякайнен пекка
За стиль управления бизнес-процессами и способность доводить проекты до реализации экс-глава Microsoft Стив Балмер дал ему прозвище Бульдозер Фото:

Почти две сотни претендентов на гранты фонда «Сколково» подали заявки на финансирование своих проектов в рамках Startup Tour 2016, очередной этап которого проходит сегодня в Челябинске. Кто из них может рассчитывать на успех, а кому он «не светит» ни при каких обстоятельствах? Как сказываются на российских «стартаперах» цена нефти и санкции? Об этом корреспондент «URA.Ru» беседовал с советником президента фонда «Сколково» Пеккой Вильякайненом по прозвищу Бульдозер.

— Господин Вильякайнен, четыре года назад вы назвали одной из основных целей «сколковских» туров создание в России стартап-сообщества. Оно появилось?

— Не во всех городах и, наверное, не в том объеме, который я ожидал.  К тому же, посещая в течение одного-двух дней отдельные города, мы, конечно, не можем настолько повлиять на сознание людей — это должно идти изнутри. Но если три года назад я знал, что такими центрами предпринимательских сообществ являлись Москва, Казань (в сфере IT), Новосибирск и, может быть, еще парочка городов, то сейчас я понимаю, что их становится намного больше.

— А Челябинск, Екатеринбург?

— Да. Пример — акселератор группы Уралмаш», в рамках которого собрали и ведут к коммерциализации несколько десятков старапов. Здесь, в Челябинске, я видел, что люди в зале очень активно друг с другом общались. Они явно знали, куда они пришли и кто их соседи рядом. Это хороший тест на предмет того, существует ли сообщество в конкретном регионе: в аудитории на 400 человек люди имеют представление о том, кто сидит рядом с ними?

Низкая стоимость стартап-проектов делает их неуязвимыми для санкций и падения нефтяных котировок
Фото:

Но  если вы спросите, достаточно ли этого, то я отвечу: нет. Потому что, к сожалению, очень много университетов и учебных заведений, которые конкурируют даже в рамках одного города. Они, наверное, могли бы соревноваться в том, кто входит в преподавательский состав, какие результаты, но только не в том, сколько предпринимателей и специалистов они выпускают.

Такие города, как Челябинск, должны формировать единые большие центры предпринимательских сообществ. Как пример — Хельсинки, город с населением чуть больше 700 тысяч. Семь лет назад, когда только начал функционировать наш предпринимательский центр, у нас были какие-то десятки людей, которые в него входили — не более того. А сейчас наше сообщество, которое называется «Стартап-сауна», насчитывает более 50 тыс. участников. Это не только «стартаперы» и предприниматели. Это именно сообщество: педагоги, менторы, журналисты, которые активно пишут и вовлечены в движение инновационного технологического развития.

Пекка Вильякайнен

В 1986 году, в возрасте 13 лет, основал компанию по разработке программного обеспечения OyVisualSystemsLtd. В 1998 году продал ее одной из крупнейших IT-компаний Tieto с условием стать топ-менеджером (исполнительный вице-президент). В 2010 году ущел в отставку, а в 2011 году запустил проект No Fear. The Community, призванный объединить руководителей крупнейших компаний в глобальную сеть. В декабре 2011 года принял предложение занять должность советника главы фонда «Сколково».

— Возвращаясь к вузам. У нас есть Уральский федеральный университет в Екатеринбурге, в Челябинске — ЮУрГУ, ЧелГУ? Они в теме?

— Я не знаю. Но мы в течение всех этих лет делали таргетированную рассылку по университетам. Потому что это как раз та аудитория, которая нужна. Боюсь, что ни в одном из российских городов мы не смогли бы сказать, что вовлечение вузов достаточное и активное. Если окажется, что Челябинск — это реальное исключение, то тогда я прошу прощения и снимаю свой комментарий.

— Главный враг российского «стартапера», инноватора и бизнесмена — это какие-то внешние факторы? Или он внутри?

— Я бы сказал, что главная проблема — это сознание российского предпринимателя. Тотальное недоверие в стиле «Мою идею украдут!» Это влечет за собой полное непонимание, как можно нанять в команду более умных и сильных людей, лидеров, как можно объединяться, доверять какому-то «внешнему» человеку.

В 120 млн рублей, вложенных в челябинский IT-парк, ни одной бюджетной копейки.
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Какой проект заведомо обречен на неудачу в рамках стартапа?

— Такой, где единственный участник считает, что способен все сделать сам и ему никто не нужен. Тот, кто заявляет, что ему нужны деньги и не нужны советы: «Дайте мне миллион долларов и не вмешивайтесь в мои дела!» Вероятность, что такой человек в принципе хоть сколь-нибудь будет успешен, близка к нулю.

Плюс те компании, которые подкованы исключительно в научном плане и не видят никакого бизнес-развития своего проекта — ни потенциального клиента, ни бизнес-плана. Поэтому я всегда говорю, что таким компаниям у нас делать нечего. Это все-таки стартап-тур, а не научный тур. А задача стартапа — это зарабатывать деньги.

— Таких претендентов много?

— Я бы сказал, что хотя бы несколько мы видим в каждом туре и в каждом городе. Но меньше, чем 3 года назад. Тогда было значительно больше таких исключительно научных проектов. А сейчас ситуация изменилась. Все-таки бизнес-люди начали приходить с проектами.

— Мы знаем, что вам не нравится политика. Но, помимо снижения цен на нефть, у нас есть такой еще фактор, как санкции…

— Я и все компании стартапов были бы счастливы, если бы они были отменены и мы бы нормализовали и стабилизировали взаимоотношения с иностранными партнерами. Но должен признать, что стартапы практически не пострадали от тех санкций, которые применяются и применялись. Потому что на начальной стадии существования проектов они, как правило, не настолько капиталоемкие. А дешевая нефть и вовсе подарила нам шансы, пробудив интерес к инновациям и понимание их необходимости для России.

«Я бизнес-ангел — хоть и не похож…»
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Могли бы вы привести примеры победителей предыдущих туров. Кого вы нашли и «раскрутили»?

— Таких примеров очень много. Сегодня весьма известна компания «Робо» из Санкт-Петербурга, которую мы выявили в рамках тура.  По статистике две-три компании после проведения тура в городе становятся резидентами Сколково.

Лично для меня самое большое поощрение собственной деятельности, когда компания, которая пару лет назад пришла неподготовленной и не выиграла, на следующих мероприятиях выступает уже на совершенно другом уровне. И видно, что у них совершенно другое мироощущение. Слишком часто

российские «стартаперы» после первого же поражения опускают руки. Тогда как в Кремниевой долине, например, в среднем стартапу приходится сделать до 60 презентаций перед инвесторами, прежде чем они получают первичное финансирование.

— Вы лично по итогам туров финансировали какие-то стартапы?

— Девять. В сфере игровой индустрии и приложений, робототехники, энергоэффективности, образовательную программу и сельскохозяйственный проект по разведению лосося. Я бизнес-ангел, хотя и не похож на него.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...