20 июня 2021

Путина попросят поставить точку в истории с «иностранными агентами»

В Кремле готовы найти компромисс с правозащитниками

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Подробно. Пресс-конференция с участием президента РФ Владимира Путина. Москва, портрет, путин владимир
Главной темой встречи президента и членов СПЧ станет закон об иностранных агентах Фото:

В четверг, 8 декабря, Владимир Путин встретится с членами президентского Совета по правам человека (СПЧ). Члены СПЧ рассказали «URA.Ru», что одним из главных вопросов на встрече с главой государства станет обсуждение закона об иностранных агентах. В этом году в центре внимания правозащитников оказались «Левада-центр», «Мемориал», региональные экологические организации, которым присваивали статус иностранного агента. Члены СПЧ готовятся сообщить Владимиру Путину о проблемах правоприменительной практики закона об иностранных агентах.

Заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров рассказал «URA.Ru», что президенту приведут примеры, когда в иностранные агенты по непонятным критериям были записаны экологические организации: «Нужно устранять неопределенность толкования политической деятельности. Экологические организации туда точно попадать не должны. Говорить о политической деятельности можно только тогда, когда речь идет о борьбе за власть. А получается, что

они записывают в иностранные агенты те организации, которые даже не представляли, что могут к такой деятельности быть причислены:

это природные заказники и другие учреждения. Об этих примерах нужно рассказать главе государства, чтобы поставить в этом вопросе точку. Потому что очень надоело жевать эту противную жвачку на всех заседаниях, когда мы с президентом встречаемся. И так проблем полно».

Офис «Мемориала». Российское общество реагирует на статус иностранного агента так

В Алтайском крае за последние два года несколько экологических организаций получили статус иностранного агента. Среди них — «Геблеровское экологическое общество», эколого-культурный фонд «Алтай — 21 век». Обе организации критиковали местную власть за незаконную, по их мнению, деятельность в сфере экологии. А в мае этого года Министерство юстиции РФ включило в реестр иностранных агентов общественную организацию «Школа экологии Души „Тенгри“. Среди еще более ранних примеров — „Муравьевский парк устойчивого природопользования“, который внесли в реестр иностранных агентов из-за петиции о закрытии весеннего охотничьего сезона, адресованной губернатору Амурской области. Но потом суд признал незаконными претензии прокуратуры к НКО.

В сентябре 2016 года Министерство юстиции России включило „Левада-центр“ в перечень некоммерческих организаций, исполняющих функцию иностранного агента. Согласно акту проверки, Минюст посчитал проведение социологических опросов и предоставление общественности их результатов, а также выступления представителей Центра на семинарах политической деятельностью. Иностранным финансированием были признаны средства, полученные от маркетинговых исследований. В октябре этого года иностранным агентом была также признана правозащитная организация „Мемориал“. По результатам проверки Генпрокуратуры указывается, что в уставе правозащитного центра „Мемориал“ заявлена цель „воздействовать на общественное мнение внутри страны“, при этом финансирование организации происходит из США. При этом и „Мемориал“, и „Левада-центр“ отрицают свою причастность к политической деятельности.

Заместитель директора „Левада-центра“ Алексей Гражданкин рассказывает „URA.Ru“, что статус „иностранного агента“ мешает организации собирать достоверную информацию в части исследований:

Конференция РПР-ПАРНАС. 15 ноября 2014г. Москва, ясин евгений, Алексеева Людмила
Людмила Алексеева (справа) уже предлагала руководству страны смягчить закон об иностранных агентах
Фото: Антон Белицкий © URA.Ru

„На самом деле населению в большинстве своем все равно, получает ли организация зарубежное финансирование или не получает. Люди не воспринимают контакты с зарубежным миром как нечто негативное. В конце концов, почти все пользуются техникой иностранного производства, некоторые отдыхают или лечатся за рубежом. Однако чиновники и отдельные руководители различных компаний стараются избегать участия в наших исследованиях, исходя из принципа ‚как бы чего не вышло‘. Таким образом, этот статус подчас мешает нам собирать достоверную информацию в части исследований. Это печально. В то же время спада обращений к нам мы не фиксируем“. При этом Гражданкин замечает, что организация выступает против отметки „иностранный агент“, но не представляет, каких итогов можно ожидать от главы государства.

Глава Московской Хельсинкской группы, член СПЧ Людмила Алексеева говорит, что еще на прошлой встрече Владимира Путина с членами СПЧ она говорила об этом законе: „В частности, о том, что его невозможно улучшить, поскольку он порочен в принципе. Именно поэтому его и следует отменить. Однако понимания в этом вопросе я, к сожалению, не увидела. Думаю, что надежды на то, что его отменят в ближайшее время, нет никакой. Собственно, именно по этой причине на недавней встрече с Сергеем Кириенко я выразила мнение, что

если отказаться от закона нельзя, то следует хотя бы убрать из него оскорбительный термин ‚агент иностранного государства‘. Предлагаю заменить его на другое наименование — например, на ‚организацию, частично финансируемую зарубежными фондами‘.

Источники ‚URA.Ru‘ в силовых ведомствах указывают на то, что если по экологическим и некоторым благотворительным организациям ситуация действительно может быть пересмотрена, то непоколебимой останется позиция государства по отношению к таким организациям, как ‚Левада-центр‘ или ‚Мемориал‘. ‚Их сотрудники делали политические заявления, давали оценку действующей власти и политическому строю. При этом получали финансирование из-за рубежа‘, — рассказывает собеседник агентства.

Политолог Вячеслав Смирнов считает, что пункт о ‚политической деятельности‘ в законе об иностранных агентах позволяет прокуратуре или суду признавать политической деятельностью практически любое публичное действие НКО: ‚При этом любая общественная организация, не только партия, ведя общественную деятельность, влияет на политику регионального или федерального уровня и, естественно, ‚занимается‘ политикой. А чиновники на местах, используя закон, пытаются изолировать неугодные им организации“.

По данным Amnesty International в России, за четыре года в реестр включили 148 организаций, из которых большинство были вынуждены прекратить свою деятельность. Доказать в суде отказ от иностранного финансирования смогли только девятнадцать организаций. Закон об иностранных агентах действует в России с 2012 года, по нему НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие зарубежное финансирование, должны регистрироваться в специальном реестре.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...