{{user.notifications_count}} {{(user.notifications_count+1)}}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{user.notifications_count}} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{settingsPanel.errors.form}}
{{settingsPanel.errors.name}}
{{settingsPanel.errors.new_password}}
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 56,98
Динамика за 2 недели
Евро 62,04
Динамика за 2 недели
Подпишись на ura.ru:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
{{email_subscribe.msg}}
29 апреля 2017
07:00  09 января 2017 8

Перед Октябрьской революцией Николай II набирает подписчиков

Михаил Зыгарь о проекте «1917. Свободная история»

Айсель Герейханова
© Служба новостей «URA.Ru»
Интервью с Михаилом Зыгарем, главным редактором телеканала «Дождь». Москва., зыгарь михаил
Бывший главный редактор «Дождя», автор нашумевшей книги «Вся кремлевская рать» Михаил Зыгарь придумал новый исторический проектФото: Владимир Андреев © URA.Ru

В преддверии 100-летнего юбилея Октябрьской революции историк и журналист Михаил Зыгарь запустил уникальный проект «1917. Свободная история» — интернет-портал, который фактически имитирует социальную сеть. В нем «ожили» политики, писатели, публицисты, которые работали и творили сто лет назад, они ведут свои аккаунты, делятся комментариям по актуальным событиям того времени: от императора Николая II, Распутина до Корнея Чуковского. Весь контент проекта основан на архивных документах, мемуарах и воспоминаниях. Пока политики спорят о трактовках и оценках революции, Михаил Зыгарь в интервью «URA.RU» рассказал, зачем он все это придумал, чем проект привлек Германа Грефа и кто стал самым популярным блогером в 1916 году.

В проекте «1917. Свободная история» исторические герои, писатели и публицисты, жившие 100 лет назад завели свои аккаунты

— Михаил, кто все-таки придумал проект? Это была исключительно ваша идея или командная работа?

— Я. Неудобно говорить, но я. Помню, когда я примерно год назад уходил с телеканала «Дождь», то рассказывал, что в ближайшее время я запущу свой собственный проект, который будет называться «Свободная история», и вы скоро все увидите. Это будет очень интересно. Я ровно это и имел в виду, и это не было пустыми словами, ровно про этот проект я и говорил.

— Как вам удалось привлечь спонсоров? Проект ведь некоммерческий и достаточно затратный. К вам пришли сами?

— Наши инвесторы — это «Яндекс», «Сбербанк», «ВКонтакте» и Фонд Дмитрия Зимина. Проект действительно просветительский. Слава Богу, существует много людей, которым идея такого увлекательного просвещения очень близка и очень интересна. И когда мы рассказывали про то, что просвещать можно необычными способами, можно попытаться найти историю, которая понятна большой аудитории, и которая будет считать ее своей, мы их, в общем-то, увлекли. С такими четырьмя важными партнерами мы и стартовали.

— Они выдвигали какие-то свои условия, идеи по наполнению проекта?

— Да, все по-разному. Это же всегда так, когда ты общаешься с людьми, они так или иначе привносят свои идеи в процессе обсуждения. И это хорошо. Герман Греф предложил нам, поскольку наш проект является отчасти такой виртуальной реальностью, которая разворачивается в голове у пользователя, докрутить эту идею и сделать настоящую виртуальную реальность (такой вот оксюморон) по мотивам проекта. И мы для Сбербанка сняли фильм в виртуальной реальности, на старом Арбате. То есть, фактически, воплотили в жизнь то, что читают наши пользователи, в формате кино.

— Но никаких цензурных ограничений не было? Не освещать, например, того или иного героя?

— Мне даже сложно представить, кого из наших героев можно было бы забанить. Нет, никаких условий таких не было. Но у нас была одна своя собственная цензурная история.

Мы сначала начали делать аккаунт Гитлера, но потом поняли, что основной источник его постов была бы «Майн Кампф», которая признана экстремистской книгой.

И решили, что не будем делать его аккаунт. Это была наша такая наша внутриредакционная цензура.

— Вам удается удерживать интерес к проекту с момента его запуска? Удалось ли сохранить или даже увеличить ту аудиторию, которая появилась в начале проекта?

Герман Греф в УрФУ. Екатеринбург, греф герман
Глава «Сбербанка» заинтересовался проектом «1917. Свободная история» и даже предложил свои идеи к нему
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Я точно знаю, что получается, как мне кажется, даже бодрее и активнее. Потому что первые месяцы — это только разгон. Но уже видно, что это огромная аудитория: больше 100 тысяч подписчиков «ВКонтакте» за первые месяцы — это отлично. Наш первый ролик просмотрели почти полтора миллиона, что тоже отличные цифры. И довольно странно, но очень много фидбэка, и почти нет критики.

— А вы рассчитывали на какую-то критику?

— Я не рассчитывал. Мне и так хорошо, мне хватает того, что мне кажется неправильным и недоделанным. У нас количество новых спецпроектов, которые мы придумываем по ходу работы, растет постоянно. Мы за этот месяц придумали на свою голову очень много проблем. Например, сейчас оказались перед фактом, что мы получили огромное влияние со стороны зарубежных СМИ. Что про нас уже и CNN, и ВВС, и Guardian, и Figaro пишут: все говорят, что не надо терять времени, надо срочно выходить на английском. И да, мы это сделаем. С начала года запускаем англоязычную версию.

— У вас есть понимание, кто ваша аудитория?

— Я вижу, как минимум, две разные группы, и это, может быть, даже упрощение. Первая группа — это те люди, которые чуть больше знакомы с контекстом. Они не суперспециалисты, но им интересно за этим следить, как за сериалом. Некоторые из них подписаны на телеграм-канал, некоторые в ФБ, или ВК, и они заходят на сайт и радостно подвисают на нем. Некоторые могут быть даже неактивными пользователями соцсетей. Это такая классическая аудитория качественных СМИ, можно сказать.

А вторая группа — это аудитория, которую мы только еще изучаем и на которую рассчитывали, и очень радостно, что этот расчет оправдывается. Это еще неведомая аудитория для многих СМИ, которую можно условно назвать «25-», то есть поколение, которое выросло « во ВКонтакте» и совсем по-другому воспринимает информацию, по-другому относится к истории. У них другие привычки потребления контента, и мы в ВК экспериментируем с ними. У нас есть отдельные герои, у которых есть свои аккаунты, на которые можно подписываться, которым шлют личные сообщения. Это, конечно, какая-то другая жизнь, о которой мы даже не думали раньше.

— А вы понимаете свою ответственность перед этой аудиторией, учитывая, что вы для них вообще можете быть первоисточником информации об истории того времени?

— Я понимаю и принимаю свою ответственность. Слава Богу, если их контакт с первоисточниками случится через нас. Потому что мы ничего не переиначиваем, не комментируем и не добавляем от себя. Мы даем людям возможность соприкоснуться напрямую с теми оригинальными текстами, которые были написаны в те годы, будь то Цветаева, или Ахматова, или Станиславский, Бердяев, Блок или академик Павлов. Кто угодно.

— А как это вообще все это работает? Я понимаю, что основа вашего проекта — первоисточники, архивные документы. Но вы же все-таки как-то отбираете картину дня? Решаете, какие цитаты взять, каких героев представить? У вас какие-то редакционные летучки?

Интервью с Михаилом Зыгарем, главным редактором телеканала «Дождь». Москва., зыгарь михаил
Михаил Зыгарь: «Никакие исторические параллели никогда не бывают верными»
Фото: Владимир Андреев © URA.Ru

— Да, проходят. На самом деле, мы не очень жестко выбираем. В целом на сайте появляется куда больший объем информации, чем в «ежедневных сериях», как мы их называем — это то, что появляется на первой странице каждый день. Большое количество сюжетных постов сразу падают в аккаунты героев, и если вы следите за кем-то пристально и на кого-то подписаны, вы узнаете о герое гораздо больше, чем появляется на первой странице. Но на главной странице появляется все объективно самое важное, все события, имеющие какую-то популярность. То есть да, это наш отбор, но при этом тут нет никаких критериев, кроме здравого смысла.

— А бывает так, что повестка 100-летней давности как-то перекликается с повесткой сегодняшней?

— Вы знаете, все со всем перекликается и, конечно, никакие исторические параллели никогда не бывают верными. Я совсем не хочу играть на этом, мы не используем магию чисел. Никакого мистического камлания тут нет и быть не может. Другое дело, что, конечно, это та же самая страна, те же самые, в общем-то люди. Чем больше ты читаешь про их повседневную жизнь, тем ближе они становятся. Понятно, что это обычные, хоть и очень талантливые люди, и хоть они и жили 100 лет назад, они не сильно отличаются от нас. Они во многом очень похожие, в похожих условиях. Они живут примерно такой же жизнью.

Есть поправка на ценности, которые поменялись за это время, сильно изменилось представление о времени. Потому что появление средств связи и Интернета, которых не было 100 лет назад — это самая важная и радикальная перемена. И за этим тоже любопытно наблюдать. А каких-то бытовых перекличек просто море, и да, это всегда очень забавно. И всякий раз умиляет, когда ты замечаешь, как мало изменилась бытовая жизнь.

Например, буквально на прошлой неделе мы выложили рекламное объявление косметической фирмы 1916 года, которое заканчивалось фразой «остерегайтесь подделок». Это у меня вызвало такой восторг, потому что абсолютно наша фраза. А оказывается, что за 100 лет ничего нового в рекламной индустрии не появилось.

— Сколько героев в проекте? И сколько человек обслуживает каждого исторического персонажа?

— Вы знаете, я потерял им счет. Их сейчас примерно 1500. Из них, конечно, есть главные герои, которые появляются практически ежедневно — таких около 300. Но в целом, со всеми аккаунтами газет, учреждений, со всеми адресатами писем, которые появляются — это 1500. И они все время прирастают, мы постоянно заводим новых героев. Одним героем, в принципе, занимается один человек. Он обрабатывает всю информацию за весь год, но помимо этого есть еще редакторы, которые проектируют, есть исторические консультанты, которые читают и дают советы. Есть фоторедактор, который подбирает фото, и видеоредактор, который подбирает видео. Это большой и довольно-таки медийный процесс, и в итоге это очень командная работа. Так что получается, что над одним героем, как над одним актером кино, работает больше чем просто сценарист, который просто прописал диалоги.

— То есть получается, вам помогают больше 1500 волонтеров?

— Конечно, нет. Волонтеров чуть больше сотни. Просто не каждому герою нужно настолько тщательное сопровождение в течение года. Герои разной важности, и у них очень ограниченное количество источников. Источники — это очень важно, но на обработку одного дневника, даже самого классного и тщательно прописанного, требуется не так много времени. Не год, а куда меньше. Так что у нас не более 100 человек работают над контентом. В редакции при этом работают 15 человек.

— Я правильно понимаю, что у вас еще запущены чат-боты для общения с некоторыми историческими персонажами? Кто из них среди пользователей соцсетей сейчас самый популярный?

Екатеринбург. Крестный ход в память Святых Царственных Страстотерпцев от Храма-на-Крови до монастыря на Ганиной яме, верующие, николай II, император, крестный ход, православие, религия
Николай II — один из самых популярных блогеров проекта
Фото: Евгений Кузнецов © URA.Ru

— У нас пока один чат-бот для общения с Распутиным, он функционирует на сайте. И он довольно популярен, да. При этом пользователи ВК пишут личные сообщения многим из тех 350 героев, у которых есть свой личный аккаунт «ВКонтакте». Я не могу сказать точно, но знаю, что популярен конечно же, Корней Иванович Чуковский. Ему довольно искренние слова благодарности часто присылают читатели, которые выросли на его сказках.

Много пишут, иногда хорошо, а иногда нет, Николаю II. Он тоже персонаж для общения. Поскольку концепция проекта в том, чтобы ничего не придумывать, мы не можем отвечать за героев и говорить то, что они не говорили. Поэтому, к сожалению, на личные сообщения ВК они не отвечают. Но мы разрабатываем других ботов, не только Распутина, и у нас будут появляться другие персонажи, с которыми будет возможность поговорить: они будут отвечать оригинальными фразами из своих произведений.

— Что нового будет появляться на сайте к большим датам 2017 года?

— Раз в месяц мы будем выпускать новые мультфильмы, как бы краткое содержание предыдущих серий. Можно посмотреть итоги 2016 года и довольно хитовый мультфильм про страшные события, произошедшие едва ли не в новогоднюю ночь. Это хоррор, кошмар перед Рождеством, про Распутина, как нетрудно догадаться.

Еще ожидается большой проект, который начнется в конце февраля и будет продолжаться в марте. Там будут жанры, в которых никогда никто еще не работал. Но я не могу, к сожалению, пока рассказать подробнее.

— У вас в процессе работы над проектом изменилось отношение к некоторым историческим персонажам или нет?

— У меня ощущение, что я вообще живу с ними довольно давно. И да, конечно, меняется отношение. Чем ближе ты знакомишься с людьми, чем больше читаешь, тем больше сначала кажется, что понимаешь, а потом все больше непонятного: что у людей было в голове. Например, меня неприятно удивил Павел Милюков. Совершенно неприятно читать все это, и понимать, что лидер либерального большинства в Думе, к сожалению, был человеком неконструктивно самовлюбленным.

— У государства сейчас нет сформулированной позиции относительно Октябрьской революции, кроме призывов к примирению. В задачи вашего проекта входит выстраивание какой-то определенной системы ценностей к событиям 1917 года или все это останется просто исторической хроникой?

— Мне кажется, что это довольно неплохо, что нет никакой черно-белой официальной позиции. Потому что это довольно неоднозначные события. И во многом благодаря тому, что нет никакой четкой и общепринятой позиции, есть возможность без эмоций и паники, истерик свободно и спокойно, с разных сторон, очень полифонично просматривать день за днем, как это все происходило. Это позволяет любому пользователю получать объемную информацию и делать выводы самостоятельно, а не воспринимать готовые штампы.

— Представители власти с предложениями о партнерстве к вам еще не приходили? Что вы ответите, если министр культуры Владимир Мединский захочет принять участие в вашем проекте?

— Даже не знаю. Но могу сказать, что любому партнерству, которое даст нам возможность увеличить аудиторию, ресурсную базу, мы будем рады.

Интервью с министром культуры РФ Мединским В.Р. Москва, мединский владимир
Министр культуры Владимир Мединский, если захочет, также сможет принять участие в проекте «1917. Свободная история»
Фото: Владимир Андреев © URA.Ru

После запуска проекта к нам пришло много людей, которые не сотрудничали с нами раньше, и мы с большим удовольствием начинаем с ними работать. Для многих музеев, например, наш проект — это тоже возможность выйти на людей, которые пока не дошли до них. Как говорит директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, если будут аккаунты у всех художников, которые выставляются у них и про которых галерея в следующем году будет делать выставку, посвященную событиям 1917 года, они все станут известными и популярными среди тех людей, которые просто так не пойдут на выставку, это будет плюсом для всех. У нас раньше было ограниченное число музеев-партнеров, а сейчас оно растет. Их, в принципе, тоже можно тоже считать представителями государства, потому что они все государственные. И мы этому партнерству очень рады.

— Что будет дальше, после 1917 года, ведь проект рассчитан на год? Будете продолжать этот формат с другими датами?

— Посмотрим. У нас еще так много времени. Мы планируем его продолжать до января 1918 года. Я думаю, что за это время, с теми темпами, с какими мы придумываем новые проекты, у нас будет чем заняться даже после января. Но я не думаю, что мы будем его продолжать в ежедневном режиме после января 1918 года. По крайней мере, сейчас я так не думаю. Там есть естественные ограничения: например, резкое уменьшение числа источников. Потому что в 1918 году начался красный террор, и количество пишущих и вспоминающих резко уменьшилось.

— А сейчас у вас не было проблем с поиском информации? С доступом в архивы, к документам?

— Государственный архив РФ, где хранится практически все об истории до 17-го года, открыт, и доступ предоставляется любому желающему по паспорту: никаких ограничений нет. Так что все, что касается этого периода, достаточно просто. А дальше — это уже большое количество разных архивов, в том числе ведомственные. И как мы знаем, многие из них закрыты. С архивом ФСБ, где хранится много информации об этом ведомстве, начиная с 1917 года, гораздо больше проблем, конечно.

— Что для вас, как для креатора проекта, будет важным критерием успешности? Число подписчиков, посещаемость? Или какие-то другие маркеры?

— Конечно, численные показатели очень важны, потому что они так или иначе означают, до какого количества людей нам удалось достучаться. И есть еще качественные показатели: например, количество офлайн проектов, которые мы планируем. Хотя обсуждение событий 1917 года в следующем году, очевидно, будет проходить не нашей площадке, если благодаря нашему проекту эта дискуссия станет менее голословной, менее черно-белой и вдумчивой — это будет очень здорово. Хочется, чтобы люди действительно узнавали историю, опираясь не на стереотипы, а на факты и какой-то реальный опыт, который не отрефлексирован пока у нас.

{{item.comments_count}}

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»

Расскажите о новости своим друзьям

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.Ru»
другие новости сюжета
{{item.story_prev.date}}
{{item.story_next.date}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
оставить свой комментарий
Система Orphus
Загрузка...
Сегодня в СМИ
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров