«Как объяснить ребенку, что нет мамы…»

Корреспондент «URA.Ru» увидел «кухню» нового свободного ТВ. Телевизионщики: «Малахов надоел». ФОТО

Размер текста
-
17
+
С российским телевидением происходит что-то странное: оно меняется, и, как будто, в лучшую сторону. Федеральный глянец лет пять назад хором хоронивший ТВ, сейчас хором его же и расхваливает, общественно-политические СМИ всерьез говорят о переломе тренда и указывают на команду Дмитрия Медведева. Естественно, когда телеканал РЕН предложил нашему агентству посмотреть на кухню своего нового проекта – одного из доказательств изменений, мы не отказались от возможности выяснить, насколько оправданны надежды публики.
 
РЕН– один из последних оплотов альтернативной точки зрения на ТВ. В его новостях есть место и для репортажа с марша несогласных, и подробное описание событий на Кавказе, и зевающие депутаты Госдумы, и обсуждение экономической политики правительства. Увидеть, как формируется эта альтернативная повестка, – интересно любому, кто смотрит телевизор. Тем более что в сетке канала появился и новый формат – ток-шоу. Название – «Справедливость». Ведущий – депутат Госдумы Андрей Макаров, прославившийся в телевизоре еще в 90-е годы участием в ток-шоу «Тема». Время совсем невероятное для российского телевидения – 22.30 с понедельника по четверг.
 
 
Кулуары программы – всегда самое интересное, тут вместе стоят герои, которые во время записи окажутся по разные стороны баррикад
 
Темы тоже удивительные: перед нашей съемкой было обсуждение квартирных махинаций в Москве, теперь – разговор с жертвами пермской «Хромой лошади». Группы будущей массовки колоннами заходят в павильон; коллеги утверждают, такое можно увидеть на съемках любого ток-шоу нашего ТВ: пенсионерки, мужчины лет 50 в засаленных костюмах, то ли школьники, то ли студенты. Все послушно рассаживаются по скамейкам вокруг внушительного пятачка – сцены, разбитой на три сектора. С таких рассадок пять лет назад выходили самые залихватские отчеты о деградации телевидения – федеральный глянец конспектировал разговоры массовки, жаловавшейся на мизерные гонорары и сравнивающей двух Малаховых с Лолитой.
 
 
Макаров между записями программ. Как истинный юрист – просматривает замечания своего консультанта по самым скользким моментам
 
Первое впечатление – большое надувательство. Но вот приходят герои, каждый садится в свой сектор. И массовка начинает говорить с ними: крупный мужчина объясняет, что приехал с другом, у которого от ожогов погибла жена и он остался один с маленьким сыном. У самого рассказчика такая же трагедия.  Аудитория проникается.
 
 
Все модные шоу российского ТВ снимаются вот в таких старых заводских цехах. Знакомые объяснили мне, что скоро все заводские помещения в Москве будут скуплены телеканалами 
 
- Как объяснить ребенку, что нет мамы, - спрашивает Леонид Кузнецов, тот самый вдовец, уже когда запись началась. Зал тяжело молчит.
 
 
Все гости разведены по разным углам: вот сидят чиновники…
 
История Кузнецова проста: после «Хромой лошади» он долго приходил в себя, остался без работы, тратил все деньги на поддержание здоровья ребенка… А на семье был и ипотечный кредит. «Акционеры банка готовы вам помочь, - заверяет пресс-секретарь банка, также находящийся в студии. – Оформите все документы». «Главное, чтобы это все было в реальности, - вступает в разговор друг Кузнецова, которому, кажется, сопереживает уже вся студия. – У меня тоже сын, ему три года, и он меня спрашивает, а где теперь наша мама? Я не знаю, что ему ответить. Мы с Леней поддерживаем друг друга».
 
 
вот родные и близкие пострадавших в «Хромой лошади»
 
Банк и заемщик договариваются, что на следующий день после съемки они решат проблему. Выходит мать девушки, что до сих пор лежит в больнице. «Спасибо всем ресторанам, что находятся около больницы. Я к дочери вынуждена была ездить из Перми, готовить в Москве никакой возможности не было, - сбивчиво объясняет она. – А ожоги такие страшные, что кормить через катетеры никак нельзя, белок выходил через поры. Мы ходили вокруг больницы, просили дать нам возможность приготовить еду. И знаете, мне ребята в одном ресторане сразу вынесли еду, и денег не взяли. Мы все знаем, говорят, это вам от нашего заведения, мы с вами».
 
 
Как объяснить ребенку, что нет мамы, - спрашивает Леонид Кузнецов, тот самый вдовец, уже когда запись началась
 
Зал почти что рыдает, а Макаров выходит на главную тему: друзья и родные пострадавших сразу начали сбор средств в помощь семьям, но денег до сих пор никто не увидел – они копятся в фонде, когда будут расписаны - неизвестно, и вдохновители этой работы уже принялись выходить из фонда. «Губернатор и правительство выполнили свои обязательства. Оказана вся необходимая помощь. Средства фонда можно будет использовать только через полгода. Сейчас это время прошло, и мы приступаем к работе», - говорит мужчина в костюме, один из пермских министров.
 
 
«Мы сознательно не идем в таблоидный формат, - говорит главный продюсер ток-шоу Марина Петрицкая. Вместе с Малаховым она начинала «Пусть говорят» и не скрывает, что от такого формата устала. – Есть запрос на новый тон разговора, и мы, и зрители устали от надуманных сенсаций, хотим обсудить проблему, а не линчевать».
 
 
Ссылаясь на замеры TNS Gallup Media, она утверждает, что зритель новый формат оценил и доля РЕН в будничный вечерний прайм выше, чем предполагали скептики, запуская «Справедливость».
 
 
Мне неясно только, зачем этот проект самому Андрею Макарову, который вовсе не выглядит довольным.
 
«Да черт его знает. Сам не знаю, - признается он. - Меня никто не освобождал от моей работы, я так и отвечаю за налоговую политику и бюджетные вопросы в Государственной думе. А сейчас еще занимаюсь и этим. Да, я сумасшедший».
 
- Может быть, вы удовольствие получаете?
 
- В моей жизни было очень мало близких друзей – только двое. Один до сих пор жив, а второй, к сожалению, ушел из жизни – Влад Листьев, он погиб. 10 мая ему бы исполнилось 54 года. Когда-то, когда его назначали руководителем «Останкино», мы обсуждали с ним это, и я рассказывал, что такое правительственная связь, что значит такая работа и какой будет его жизнь. И он сказал очень интересную фразу: «Вот ты понимаешь, какой должна быть правовая жизнь в стране. Если бы тебе предложили создать систему такой, какой она должна быть. Ты бы отказался? Так вот, я знаю, каким должно быть телевидение». И он пошел, начал делать и его убили. Ему было 33 года. И все лучшее, что есть на телевидении, у меня было связано с Листьевым.
 
 
Я абсолютный непрофессионал и стал ведущим совершенно случайно, потому что Наташа Никонова, которая работает на канале, почему-то решила, что я могу быть ведущим. И убедила в этом всех: включая Александра Роднянского (председатель экспертного совета Национальной Медиа Группы, в которую входит телеканал РЕН). Единственный, кого она до сих пор не убедила, это я сам. И то, что я делаю, – это на самом деле непрофессиональная работа, и моя задача лишь в одном: чтобы люди, посмотрев нас, подумали.
 
- Подумали о чем, какой вопрос, вы считаете, они должны себе задать?
 
- Оригинальность нашей программы в том, что мы работаем без четкого сценария. У нас есть тема, которую мы обсуждаем, а дальше я пытаюсь думать вместе со зрителями. Ведь все мы с вами избиратели, и неважно, говорим мы о муниципальном, региональном или федеральном уровне. Просто мы подходим к вопросу: устраивает вас власть или нет, а для власти это означает, что вопрос «Что обо мне думают люди?» - тоже имеет значение.
 
 
- Ваше ток-шоу мне показалось программой прямого действия. Показали ветерана – ему выдали квартиру, свели две конфликтующие стороны – они договорились.
 
- Далеко не на каждой передаче это удалось. Сегодня получилось, а завтра может и не сложится. Например, проблемы «Речника» - мы делали по ним программу. Но дома людей снесли и пока ничего не удалось. Мы делали программу по вашему профессору Белоглазову. Тот, кто его избил, не сидит – МВД в тот момент закрылось стеной от всех.
 
 
- Вы – член «Единой России» - ведете программу «Справедливость», будто забирая название у конкурирующей партии, и показываете своих однопартийцев, решающих проблемы.
 
- В этой программе были представители всех фракций, был Владимир Вольфович Жириновский. Во-вторых, в этой программе ни один участник не указан как член какой-то партии. Я убежден, что человека надо оценивать не по тому, к какой партии он принадлежит, а по тому, что он говорит и делает. И голосовать надо не за таблички, а за те взгляды, что тебе ближе. У нас давно уже никто не обсуждает, что говорят, только - кто говорит. Надо менять это.
 
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...