Цена закона Язева - 40 млн. долларов ежемесячных убытков

Нефтяные генералы подсчитывают, во сколько им обошлась инициатива верного лоббиста «Газпрома»

Размер текста
-
17
+

Язев предпочитает не слышать никого, кроме «Газпрома»

Председатель комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Валерий Язев нажил себе «друзей» во всех нефтегазовых компаниях страны. Отстаивая интересы «Газпрома», он перестарался. В итоге второй месяц Федеральная таможенная служба не разрешает нефтяникам экспортировать сжиженные углеводородные газы. Перспектива также не радостная: в правительстве РФ пока не торопятся вмешиваться, ограничиваясь обещаниями. От самого разработчика закона «Об экспорте газа» ни слуху ни духу, хотя поправки в документ могут исправить ситуацию. О том, кто больше всех пострадал от Язева, почему от него стал открещиваться «Газпром» и сколько денег теряют нефтяники, - в материале «URA.Ru». 
 
В Минэкономразвития наступили нелегкие времена. Одно за другим там проходят совещания, посвященные закону «Об экспорте газа», разработчиком которого является Валерий Язев. Напомним, этот документ, который закрепил за «Газпромом» эксклюзивное право экспорта газа во всех его состояниях, принимался в экстренном порядке и даже уже получил прозвище спринтера. 18 июля он был подписан президентом РФ Владимиром Путиным.
 
А уже 31 июля нефтегазовые компании страны (за исключением «Газпрома») на себе ощутили все прелести нового закона. В этот день Федеральная таможенная служба (ФТС) сообщила нефтяным компаниям, что таможенное оформление любого экспортируемого газа, включая сжиженные углеводородные газы (СУГ, пропан-бутан) и газовый конденсат, ФТС будет производить только для тех, у кого есть соответствующая лицензия Минэкономразвития. В результате экспорт газового конденсата и СУГ был фактически остановлен.
 
Как уже сообщал «URA.Ru», 25 августа семь нефтяных генералов страны обратились к Михаилу Фрадкову с просьбой срочно поправить закон «Об экспорте газа». Нефтяники обосновали свой протест тем, что конденсат – это жидкий углеводород, а пропан-бутан – продукт промышленной переработки попутного нефтяного или «жирного» газа, поэтому на них действие закона распространяться не должно.
 
Практически в эти же дни Минэкономразвития РФ представило в ФТС разъяснение, в котором газовый конденсат исключили из перечня экспортных товаров, подлежащих обязательному лицензированию. А Валерий Язев, благодаря которому разгорелся сыр-бор, публично заявил, что таможенники широко толкуют данный закон, а в документе, утверждающем монопольное право «Газпрома» на экспорт газа, говорится исключительно о природном газе. Российские частные компании смогут продавать за рубеж газовый конденсат и пропан-бутан, заявил депутат.
 
Несмотря на то, что таможня разморозила для нефтяных компаний экспорт газового конденсата, сжиженные углеводородные газы до сих пор не отгружаются за границу. Как сообщил «URA.Ru» представитель «Лукойла», в конце прошлой недели на совещании в Минэкономразвития чиновники пообещали нефтяникам, что отменят лицензирование на эту продукцию. «Мы с самого начала, еще до принятия закона, предлагали соответствующие поправки, но разработчики закона не стали их вносить. Теперь решение по экспорту сжиженного газа может принять либо Минэкономразвития и Правительство РФ, либо Госдума», - с сожалением говорят в «Лукойле». В нефтяных компаниях, опрошенных нашим агентством, не надеются, что в ближайшее время какое-то решение вступит в силу. 
 
По информации Минпромэнерго, в прошлом году производство СУГ составило 8,6 млн. тонн, из них 1,3 млн. тонн было отгружено на экспорт. По подсчетам отраслевых аналитиков, общий доход всех нефтегазовых компаний (без учета «Газпрома») от экспорта пропан-бутана составил в 2005 году около 500 млн. долларов: по грубым подсчетам, это означает, что ежемесячно нефтяники и независимые газовые компании, которые занимаются производством СУГ, теряют порядка 40 млн. долларов. По прогнозам, ситуация может затянуться на несколько месяцев.
 
По мнению аналитика ИК «Антанта Капитал» Александра Блохина, от законодательных новшеств не выиграл и «Газпром». «Концерну интересен экспорт сжиженного природного газа, а не СУГ. А теперь, скорее всего, нефтяники отдают «Газпрому» свои объемы пропан-бутана, который им некуда девать. Концерну же эта головная боль не нужна»,- считает аналитик. В самом «Газпроме» заявляют, что не имеют отношения к закону «Об экспорте газа» и ошибкам, которые допустили его разработчики.
 
В комитете Госдумы по энергетике, транспорту и связи комментировать сложившуюся ситуацию не стали. В Минэкономразвития также не смогли сказать, готовит ли ведомство какие-либо документы, чтобы исправить ситуацию.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...