24 июня 2019

Что происходит с журфаком УрГУ?

Свежий взгляд Дмитрия Полянина

02 марта 2006 в 18:40
Размер текста
-
17
+

Дмитрий Полянин закончил Свердловский юридический институт и Российскую академию Госслужбы при президенте РФ. Работал главным редактором целого ряда газет, возглавлял издательский дом «Ведомости». Бывший начальник управления печати и массовой информации Свердловской области. Председатель правления Свердловского творческого союза журналистов, секретарь Союза журналистов России. Имеет государственные награды.

Журфак УрГУ скоро справит очередной юбилей. Многие десятилетия – это уже школа. По крайней мере, так принято говорить. Хотя, наверняка, найдутся оппоненты, которые ткнут носом в советское прошлое. Если это и школа, то чего? Марксизм-ленинизм, агитация и пропаганда, факультет подручных партии – вот примерный перечень штампов, которыми будет утыкана характеристика журфака, если ее будут составлять противники самой идеи журналистского образования.

Спорить с теми, кто мыслит штампами, не имеет никакого смысла. Достаточно зафиксировать их точку зрения и отнестись к ней с уважением. Мнений много. В бесконечном множестве старых и новых СМИ отражение идеи журналистского образования будет столь же многообразным, как количество редакционных концепций в свободном обществе. Это совершенно естественно. А применительно к журналистскому образованию – просто замечательно. Как многозначна жизнь, так и разноцветна наша профессия. Тем не менее, есть некие общие критерии, по которым специалист идентифицируется как «журналист». А поскольку есть такая профессия, то кто-то должен ей обучать.

Если внимательно покопаться в сфере журналистской занятости, то легко можно увидеть, что на «журналистские» должности хозяева СМИ с удовольствием берут людей вообще без какого-либо образования. Хотя любое высшее, безусловно, приветствуется.

Редакторы предпочитают сами готовить «сотрудников СМИ» и не очень охотно берут на работу выпускников журфака, которые «обладают амбициями, но не имеют навыков». Выпускники университета даже на старте просят за свой труд дороже, чем подмастерья, имеющие двух-трехлетний стаж работы в СМИ. Справедливости ради надо заметить, что удержавшиеся в редакциях стажеры (а их принимают-увольняют пачками и секут нещадно) работают в низовом уровне эффективней, чем молодые специалисты с дипломами журналистов. Это реальность.

Журфак старается образовывать ЖУРНАЛИСТОВ, то есть людей, которые должны уметь НАХОДИТЬ И ИЗЛАГАТЬ общественно-значимую информацию. Общественный интерес – вот ключевое слово журналистики. Сбор информации на пресс-конференциях и из пресс-релизов, ее упаковка и техническая обработка, и даже озвучивание в новостях – это другие специальности. Их можно назвать «инженер СМИ» или «специалист СМИ», но не журналист. Точно так же как не каждый работник театра работает в нем актером, не всякий работник СМИ является журналистом. Именно с этой позиции и нужно рассматривать журналистское образование. Журфак не может и не должен отвечать за подготовку «рабочих» для СМИ.

Однако то, что университет не готовит ремесленников, не означает, что его выпускники не должны знать основы производства массовой информации. Претендуя на ранг журналиста, студент должен представлять, чем занимается репортер, возможности оператора и сроки верстки газетной полосы. Перечень «технических» знаний имеет большое продолжение, но не имеет достойного сопровождения в учебном процессе. Образование отстает от практики. Это проблема как отрасли в целом, так и журфака.

Отчасти проблема «ремесла-мастерства» может быть решена введением двухступенчатого образования. Ремесленных училищ нет. Этот вакуум, хотя бы в части подготовки репортеров, кто-то должен заполнить. Идеальный вариант решения задачи – первая (репортерская) ступень на журфаке. Возможно, это потребует изменения учебных планов. Работодателя, нанимающего репортера, не интересуют знания по философии или экономике, по теории печати или истории словесности. Самое прискорбное, что они не интересуют и большинство первокурсников журфака, которые до них еще просто не доросли.

Что же требуется? Репортерский минимум: знание компьютера, умение работать в Интернете, хороший русский язык, иностранный язык, навыки коммуникации (прикладная психология), навыки работы в прямом эфире, быстрое написание понятного текста и тому подобные земные умения. Службе информации не нужны писатели и мыслители. Ей требуются люди-устройства для стандартизированной обработки входящих данных.

Истинная журналистика представляет собою более сложное явление, чем устройство или технология. Она прямо связана с мышлением, компетентным оппонированием и погружением в предмет. Можно легко разложить информацию на факты и мнения. И это будет понятно даже подмастерью на первой ступени образования. Но чтобы научиться излагать мнения о фактах, для этого понадобится гораздо большее, чем инструментарий репортера.

Журналистика, по большому счету, – это и есть мнения о фактах и о других мнениях. Без мнений нет журналистики. Чтобы понять это, одной ремесленной ступени образования не хватит. Нужна вторая – высшая. Для спецкора, обозревателя, выпускающего редактора и главреда информация – это лишь сырье. Выделить из информационной какофонии общественный интерес, значимые факты и наиболее яркие суждения о них – это уже уровень мастера.

Потребность в философии, истории и теории возникает только на высших уровнях развития. Эти науки доступны лишь тем, кто хочет их освоить. И как бы они ни казались оторванными от жизни, все они имеют вполне практическое применение. В работу включаются не только руки, ноги и телекамера, но и голова. Весь творческий интеллект журналиста! Вторая ступень образования должна запускать мыслительный процесс.

Мастерство – это еще и наивысший уровень осознанности и ответственности. Журналист без кодекса внутренних установлений, действующих на уровне личных убеждений, социально опасен. Когда он затрагивает немногих, то вредит, как правило, только себе. А если он - профессиональный телеубийца с многомиллионным охватом аудитории? Тогда СМИ превращаются в орудия поражения психики народа, устоев общества и человеческих ценностей. Этому должны противостоять образование и все журналистское сообщество.

Современный российский медиа-рынок напоминает испытательный полигон, где хорошие журналисты гибнут десятками. На смену приходят полупрофи. А потери среди них уже вообще никто не считает. Такова цена десятилетий реформ. Гибель журналистов и в прямом, и в переносном смысле – это свершившийся факт. Но не надо хоронить профессию.

Журфаку выпала роль создавать из подмастерьев ЖУРНАЛИСТОВ. Миссия наисложнейшая. Но выполнимая и благодарная.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...