Юрий Пономарев анонсировал новые уголовные дела

Заместитель генерального прокурора России рассказал «URA.Ru», кто из политиков и олигархов уже взят в «разработку»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Замгенпрокурора Юрий Пономарев выступает против превращения ареста в безальтернативную меру пресечения. Суды попросили быть внимательнейФото: Владимир Жабриков © URA.Ru

С начала года информационную повестку в Уральском регионе определяет Управление Генеральной прокуратуры. Сначала — закрытое заседание Совета безопасности России с участием первых лиц силовых ведомств, вчера — совещание с членами Совета по правам человека при президенте, и снова — в оригинальном формате. По итогам этих мероприятий Управление Генпрокуратуры сформировало вводные, которые определят повестку для политической и бизнес-элиты. Мы попросили заместителя генпрокурора РФ Юрия Пономарева поделиться инсайдом. О «перегибах» в судебной практике, недостатках в работе полиции, рисках экологической катастрофы и межнациональных конфликтах — в эксклюзивном интервью «URA.Ru».

— Юрий Александрович, вы встречались с председателем Совета по правам человека Михаилом Федотовым? Насколько, на ваш взгляд, эффективно взаимодействие прокуратуры и омбудсменов?

— Встреча прошла в достаточно теплой и неформальной обстановке дружеского чаепития. И вы сами, Мария, имели возможность это лицезреть, о чем ярко и красочно написали в своем репортаже. Хотя если говорить серьезно, то данный разговор, несмотря на его сравнительно небольшую продолжительность, продемонстрировал большой потенциал для дальнейшего конструктивного диалога между прокуратурой и институтом омбудсменов. Вы абсолютно верно отметили, что на Урале встреча в таком составе произошла впервые. И даже ее предварительные итоги позволили наметить целый ряд точек дальнейшего соприкосновения. А, кроме того, буквально «с места в карьер» организовать проверки по фактам, безусловно заслуживающим нашего прокурорского внимания.

Думаю, такие встречи в том или ином формате будут продолжены, как и взаимодействие по всем прочим направлениям. Ведь задачи у нашего ведомства и у уполномоченных по правам человека во многом совпадают: обеспечить действительную, реальную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Уральское управление Генпрокуратуры считает, что полиция недостаточно активно работает по преступлениям в сфере экологии
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— Хотелось бы поговорить на темы, вскользь упомянутые во вчерашнем разговоре, но оставшиеся за рамками обсуждения. В беседе с Федотовым и омбудсменами вы упомянули о проблеме длительных и необоснованных арестов на следствии. Можно ли подробнее?

— Суть проблемы в следующем: мы анализировали практику применения данной меры пресечения и пришли к малоутешительным выводам. За 2015 год в УрФО аресту на стадии следствия подвергнуто 12,5 тысяч обвиняемых, из них больше 40% — в Свердловской области. В этом регионе на протяжении ряда лет число арестов растет, и в подавляющем большинстве случаев такие ходатайства следователей суды удовлетворяют.

Но говоря откровенно: всегда ли так необходима и безальтернативна эта жесткая мера процессуального принуждения? Ведь только за прошлый год реабилитировано 10 человек, содержавшихся на следствии под стражей. 7 из них арестовывались по инициативе Следственного комитета, 2 — по делам МВД, еще 1 — наркоконтроля. Повторю — это только лишь в Свердловской области.

— А насколько имеет значение для суда мнение прокурора при аресте обвиняемых? Ведь суд самостоятелен в принятии решений.

— Прокурор дает заключение, поддерживает ходатайство об аресте или не поддерживает. Таковы его полномочия. Постановление об аресте и продлении его срока суд прежде всего основывает на материалах, представленных следствием. И сам по себе арест не предопределяет доказанность вины обвиняемого. Но мы убеждены, что при принятии таких решений, затрагивающих одно из наиболее основополагающих прав граждан, судам следовало бы более внимательно учитывать мнение участвующих в процессе прокуроров.

Такое есть пожелание, и не в обиду судьям будет сказано. Может, для кого-то это будет единственный шанс не поломать, не исковеркать судьбу невиновного.

В этом контексте уместен пример с известным уголовным делом в отношении челябинских полицейских. После предъявления обвинения их арестовали, а спустя полгода следователь обратился с ходатайствами о переводе подследственных на домашний арест. Мы поддержали, но суд в удовлетворении отказал.

Однако на другой день это же следователь принес в суд документы, в которых обосновал прямо противоположное — необходимость продления ареста на три месяца. И суд их удовлетворил, невзирая на наши возражения. Чем закончилась история, вы знаете — дело по полицейским прекращено за отсутствием состава преступления, и они получили право на компенсацию из казны за каждый день, проведенный в СИЗО. Но если бы суд своевременно учел наше мнение, невиновные вышли бы из-под стражи гораздо раньше.

В УрФО 13 полигонов для промышленных отходов. 12 из них в Свердловской области
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

К сожалению, этот пример не единичен. Потому мы довели нашу позицию по данному принципиальному вопросу до руководства судебных органов на Урале. И должен сказать, что у Александра Алексеевича [Дементьева председателя Свердловского областного суда] она нашла понимание и поддержку.

— Недавно в Челябинске прошло выездное совещание Совета безопасности РФ, где речь шла о природоохране и экологических проблемах. Для Урала, где сконцентрированы крупные промплощадки, это очень важно. Какие основные проблемы вы фиксируете? Что делается для их решения?

— Тут целый комплекс проблем, описание которых не уместить в один ответ. Но для иллюстрации того, что происходит, опишу тему оборота горнопромышленных отходов — на Урале много крупных предприятий этого профиля, создающих значительные объемы небезопасных веществ.

Анализ ситуации показывает, что высокий уровень их технической оснащенности сам по себе не гарантирует безусловное соблюдение экологических требований. По-прежнему выявляются факты незаконного размещения и безучетного накопления отходов, загрязнения природных компонентов, игнорирования требований о минимизации негативного воздействия на природу. Так, в Челябинской области прокуроры в судебном порядке пресекли попытку группы компаний «Южуралзолото» без проведения государственной экологической экспертизы построить хранилище отходов золотодобывающей фабрики на землях сельхозназначения.

Уже составлен список предприятий, которые вопрос экологичности производства трактуют, как хотят
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

В Свердловской области возбуждено административное дело на Серовский завод ферросплавов, который осуществлял производство без проекта нормативов образования отходов и складировал их не там, где следует. Подобные нарушения пресекались в работе «Карабашмеди», комбината «Магнезит», Челябинского рудоуправления Вишневогорского ГОКа, других организаций.

— А в чем причина такого положения дел?

— Как мы полагаем, промышленным предприятиям просто более выгодно по своему усмотрению размещать отходы производства у себя и вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду, нежели нести расходы на их утилизацию и последующее восстановление нарушенных земель. Разумеется, такое положение вещей неприемлемо, что и определяет нашу жесткую позицию с принятием мер реагирования. Ситуация осложняется невозможностью проведения сбора и утилизации отходов производства в границах муниципалитетов силами местных властей из-за высокой затратности таких мероприятий.

Страх перед терроризмом привел к тому, что любые подозрительные иностранцы просто выдворяются
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Еще один аспект — наличие бесхозяйных промышленных отходов. Это существенная проблема, влияющая и на экологию, и на экономику. В УрФО насчитывается 13 мест их складирования, 12 из которых приходятся на Свердловскую область и 1 на Челябинскую. Региональные власти длительное время пытаются решить эту проблему посредством передачи в пользование бесхозяйных шламоотвалов на условиях добычи полезных ископаемых, однако в отсутствие явной экономической выгоды участвовать в конкурсах на получение лицензий на добычу ископаемых бизнес не спешит.

— Но существуют государственные экологические программы для решения проблем с отходами. Они работают? Как прокуратура оценивает эффективность их реализации?

— Такие программы, безусловно, важны. От их исполнения во многом зависит уровень экологической безопасности в регионах. Однако не везде их выполнение приводит к должному эффекту. Как показывает практика, это прежде всего связано с низким уровнем проработки программных мероприятий. Так, разработанной в Челябинской области программой охраны окружающей среды на 2014—2017 годы предусмотрено единственное мероприятие по ликвидации накопленного экологического ущерба — разработка проектно-сметной документации на строительство двух объектов по отводу загрязняющих стоков с территории Карабаша. На эти цели из бюджета планируется затратить 10 миллионов рублей при потребности около 2 миллиардов. Притом Карабаш — не единственный населенный пункт, где есть предприятия горнопромышленного производства и проблемы с экологией. Очевидно, что в такой ситуации ощутимо улучшить обстановку невозможно. Все опять упирается в проблему достаточности финансирования.

— Насколько эффективно органы экологического надзора справляются с этой работой? У вас есть претензии к ним?

Глава СПЧ Михаил Федотов обратил внимание прокуратуры на несколько тем, по которым начнутся проверки
Фото: Анна Майорова © URA.Ru

— Разумеется, их деятельность играет важную роль в решении проблем обеспечения экологической безопасности — в том числе и связанных с отходами. Ежегодно ими выполняется значительный объем работы, однако она не всегда отвечает предъявляемым требованиям. Прокурорскими проверками установлены факты неполноты реализации территориальными управлениями Росприроднадзора их контрольных полномочий, в том числе случаи нарушения предусмотренного законом порядка лицензирования деятельности по обращению с отходами.

Установление этих фактов стало основанием для внесения представлений руководителям региональных подразделений данной Федеральной службы. 23 декабря прошлого года такой акт прокурорского реагирования внесен прокурором Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, 11 января текущего года — прокурором Челябинской области.

— А правоохранительные органы? Нам вот не удалось вспомнить хоть сколько-нибудь значительных подвижек. В принципе, есть ощущение, что полиция не ориентирована на экологические преступления?

— К сожалению, в целом работа ведется недостаточно активно. В прошлом году выявлено более 2 тысяч экологических преступлений, однако уголовных дел по фактам незаконного воздействия на окружающую среду при обращении с отходами горнопромышленного производства не возбуждалось.

В определенном смысле органы внутренних дел недостаточно мотивированы на проведение оперативных мероприятий в этом направлении, поскольку в основном криминальные проявления в экологической сфере относятся к категории преступлений небольшой и средней тяжести.

Вместе с тем, значительная часть таких отходов содержит минералы, цветные металлы и иные полезные ископаемые, которые после переработки приносят крупные доходы, размер и цели использования которых сложно контролировать. Это создает предпосылки для совершения налоговых и коррупционных правонарушений. Такие обстоятельства были установлены нами в ходе проверки, проведенной совместно с Челябинским управлением ФСБ в отношении златоустовской компании «РИКО». Ее руководители с середины 90-х годов контролируют шлакоотвалы Златоустовского метзавода, где по разным оценкам накоплено свыше несколько миллионов тонн шлама с содержанием черных и цветных металлов (хром, никель).

Не вкладываясь в природоохранные мероприятия, эта компания бесконтрольно извлекала многомиллионные доходы, при этом ее работа была сопряжена с уклонением от уплаты налогов и противоправным завладением государственной земли в водоохранной зоне. По итогам проверки налоговыми органами предприятию доначислен почти миллионный платеж в бюджет, земля возвращена в федеральную собственность, а по факту незаконного распоряжения ею местными властями возбуждено уголовное дело. Возвращаясь к исходному вопросу данной темы, повторюсь: оборот горнопромышленных отходов — лишь малая толика от всего комплекса экологических проблем, которыми приходится заниматься прокуратуре.

— Трудно обойти тему экстремизма и терроризма. С одной стороны, нужно обеспечить безопасность и защиту граждан от этих опасных явлений. С другой — под предлогом борьбы с ними могут быть ущемлены гражданские права. Очевидно, что растут и риски межэтнических конфликтов…

Пономарев объяснил, почему прокуратура иногда выступает против ареста. И глава Свердловского областного суда Александр Дементьев услышал
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

— В целом ситуация в округе под контролем, хотя есть и немало проблем. На Урале не допущено серьезных межнациональных конфликтов, в прошлом году на 18 процентов сократилось число совершенных преступлений экстремистской направленности. В большинстве территорий не отмечено насильственных преступлений по мотивам национальной и религиозной вражды.

В то же время иностранными гражданами и в отношении них совершено более 5 тысяч преступлений. Говоря о соблюдении прав данной категории лиц, нельзя не отметить неединичные нарушения при постановке иностранцев на учет, оформлении им разрешений на проживание и работу. Вскрыты множественные факты незаконного привлечения работодателями к труду иностранных граждан. Проблемы с нелегальной миграцией по-прежнему остаются питательным субстратом для распространения экстремистских идей, потому внимание к ним не снижается.

Что касается непосредственной борьбы с экстремистскими проявлениями, то ощутимую угрозу представляет пропаганда деструктивных идей в сети Интернет. С учетом широкой доступности она способна формировать у представителей отдельных групп, прежде всего молодежи, идеи национальной и религиозной вражды. Только в минувшем году по таким фактам возбуждено 55 уголовных дел, большая часть которых уже рассмотрена с вынесением обвинительных приговоров. Для фактического прекращения доступа к запрещенным материалам прокурорами направлено 8 требований в Роскомнадзор о блокировании ресурсов во внесудебном порядке, а также 113 заявлений в суды об удалении экстремистского контента.

Под контролем находится деятельность свыше 1,5 тысячи религиозных организаций, пресечены попытки незаконного возведения молельных домов, распространения экстремистской литературы, деятельности деструктивных сект. Во взаимодействии с Минюстом и Росфинмониторингом проверялись некоммерческие организации, получающие зарубежную финансовую помощь.

По мнению Генпрокуратуры, экс-глава Фонда капремонтов Александр Караваев не справился с работой. Отремонтирована лишь седьмая часть от запланированного жилфонда
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

В ряде территорий привлечены к уголовной ответственности лидеры и активные участники радикальных организаций. В Челябинской области преданы суду 5 членов террористической организации «Хизбут-Тахрир», в Югре осужден руководитель ее местной ячейки. Есть и другие примеры. Хотя, конечно, не все проблемы можно решить путем уголовного преследования.

— А какие еще варианты вы видите? И что уже применяется?

— На практике возникают ситуации, когда легче административным путем выдворить носителей экстремистских идей, чем принимать дополнительные меры к их изоляции, по сути ограничивая права.

В прошлом году мы столкнулись с проблемой переполненности центров временного содержания иностранных граждан. Например, в Свердловской области из-за бюрократических проволочек они проживали там месяцами. Имели место случаи побегов. В связи с отсутствием должного взаимодействия допускались факты, когда иностранцы, освобождаемые из мест лишения свободы и подлежащие выдворению, своевременно не помещались в указанные учреждения, оставаясь незаконно на территории страны.

По моему поручению во всех спецприемниках субъектов УрФО проведены проверки.

Приняты меры реагирования, скоординированы действия заинтересованных ведомств. Эта большая работа, толчком к которой послужила инициатива Уполномоченного по правам человека в Свердловской области, дала должный профилактический эффект.

Еще одна составляющая этой деятельности — работа по профилактике экстремизма, терроризма, формированию толерантности в межнациональных отношениях. Традиционно одним из основных инструментов здесь является реализация целевых программ. В целом они своему содержанию отвечают реалиям сегодняшнего дня, чему способствовала совместная работа органов власти, местного самоуправления, прокуроров, сотрудников силовых служб с привлечением представителей основных диаспор и конфессий.

Спецпреемники на Урале переполнены трудовыми мигрантами. Иностранными гражданами и в их отношении совершено более 5 тысяч преступлений в УрФО
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Но как и в случае с природоохранными программами, о которых я говорил, не все и не везде бывает гладко. В частности, прокурорами выявлялись нарушения при освоении бюджетных средств, связанные с несоблюдением финансовой дисциплины, порядка предоставления субсидий религиозным и иным организациям, отсутствием должного контроля за их целевым использованием.

Одна из самых острых тем для Свердловской области — капремонт жилья. Генпрокуратура потребовала кадровых перемен в областном фонде. Вы можете пояснить свою позицию?

— Тема предельно болезненная. В 2015 году в Свердловской области капремонту подлежала почти тысяча домов, фактически же отремонтировано оказалось чуть более 130. То есть фактически лишь седьмая часть. Много нареканий от граждан поступает на качество проведенного ремонта. Хотя собираемость взносов на капремонт достаточная: на эти нужды населением только на счет регионального оператора, того самого Фонда содействия капитальному ремонту общего имущества в многоквартирных домах Свердловской области, перечислено свыше 5 миллиардов рублей. Это колоссальная сумма! А результаты его работы, как уже мной озвучено, практически неосязаемы.

Руководитель названного Фонда в январе нынешнего года покинул занимаемую должность не без нашего участия. Мы много раз четко и недвусмысленно обозначили позицию, что со своими обязанностями он не справляется, и лишь недавно эта инициатива получила, наконец, логическое завершение.

Юрий Пономарев говорит, что работает в контакте с правозащитниками
Фото: Анна Майорова © URA.Ru

— А какие конкретные недостатки в работе свердловского фонда обнаружены? Можете их перечислить?

— Недостатков — целый массив. Например, ненадлежащее осуществление строительного контроля за подрядчиками со стороны организаций, привлекаемых региональным оператором на конкурсной основе. Наряду с этим, затягивание сроков ремонта многоквартирных домов — что привело к ситуации, когда с началом отопительного периода в четырех десятках домов области отсутствовало теплоснабжение из-за незавершенного ремонта инженерных систем. Кроме того, допускались факты согласования актов о выполнении работ по капремонту до его фактического завершения — что в городе Первоуральске стало поводом для возбуждения уголовного дела о служебном подлоге.

Перечислять можно долго, но хотел бы заострить ваше внимание вот на каком моменте. Я убежден, что обстановка в этой проблемной отрасли такова, что ею, наконец, самым плотным образом должен заняться лично глава региона. Слишком продолжительное время его администрация несколько дистанцировалась от обозначенных проблем. И по моему поручению прокурором Свердловской области в адрес губернатора подготовлено представление об устранении нарушений закона, которое будет вручено ему в ближайшее время.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...