27 мая 2024

Жанна Фриске могла себя спасти, но при одном условии

Практикующие онкологи: как вовремя разглядеть рак, сколько это стоит и что нужно сделать прямо сейчас

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Похороны Жанна Фриске. 40 дней. Москва, фриске наталья
Всего одно вовремя сделанное обследование могло спасти певицу Фото:

Вспомните: обещали ли вы себе сходить к онкологу после похорон певицы, которую не спасли ни статус, ни собранные всей страной миллионы? В годовщину смерти Жанны Фриске мы собрали и адресовали практикующим врачам-онкологам главные вопросы, ответы на которые могут спасти жизнь. Врач НИИ им. Петрова Александра Винцковская и основатель онкологического центра De Vita Светлана Уварова ежедневно ставят людям смертельный диагноз. Представитель частной клиники и государственного института объяснят, почему уже нельзя верить онкомаркерам, какую сумму каждый год придется тратить на обследование, опасно ли посещать косметологов и какие симптомы рака удивляют даже врачей

— Год назад после смерти Жанны Фриске многим стало страшно: от рака умирают молодые и богатые. И даже с десятками миллионов рублей, которые на лечение певицы собирала вся страна, не спастись. Люди начали обращаться к медикам?

Винцковская: Да, мы зафиксировали всплеск обращений. Страну в прошлом году это событие подкосило, у людей появился страх. После 15 июня 2015 года (дата смерти Жанны Фриске, — прим. ред.)начался наплыв пациентов разных возрастов — от 20 до 80 лет. Потом вторая волна: напугала Анджелина Джоли, которая из-за онкологии удалила грудь.

— На практике процесс обследования оказался сложным: в поликлиниках нет бесплатных онкомаркеров, в частных клиниках просто так анализы не сдать: либо надо самому гуглить и переводить аббревиатуру онкомаркеров, а это почти 20 позиций, либо с каждым анализом записываться на прием к онкологу.

Уварова: Самостоятельно сдавать маркеры — это совершенно бессмысленно по многим причинам. Одна из них в том, что

сами по себе некоторые маркеры могут не информировать о раке.

Винцковская: Онкомаркеры — это показатель, который часто меняет свою концентрацию при заболеваниях, не связанных с онкологией. То есть результат может быть положительным, если есть воспалительные заболевания доброкачественного характера. Например, у женщин при наличии доброкачественной кисты онкомаркер Са 125 (чувствительный к раку яичников) может повышаться в полтора-два раза.

А вот при раке молочной железы, напротив, маркер не увеличивает свой показатель на первой и второй стадиях заболевания.

Есть более чувствительные онкомаркеры. Например, ПСА. Всем мужчинам после 40 лет нужно ежегодно проверять предстательную железу. Подчеркиваю — не желательно, а строго обязательно.

 Томография в клинике «УГМК-здоровье». Екатеринбург, томография, Онкология, медицина, мрт, больница
Рак может «обмануть» даже самую современную аппаратуру
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

При этом я не против такого типа обследования и профилактики. Раз в год онкомаркеры можно сдать.

— Все?

Винцковская: Нет, не все, а по совету врача и в зависимости от образа жизни, сопутствующих заболеваний и наследственности.

— Прямо с сегодняшнего дня что нужно сделать тем, кто никогда не обследовался? С чего начать?

Винцковская: Есть установленные Минздравом стандарты, по которым работают все врачи, все больницы. И здесь — без вариантов.

В первую очередь — флюорография или рентген грудной клетки. Второе — УЗИ брюшной полости. Третье — анализы крови. Это нужно делать ежегодно и это минимум, если мы говорим о принятых стандартах. Дальше уже доктор решает, что еще необходимо конкретному пациенту.

Генеральный директор онкологического центра De Vita, врач-онколог Светлана Уварова

Уварова: Но проблема в том, что в России практически нет специалистов, которые занимаются здоровыми людьми. И у нас врачи разделены по специализациям. Человеку, решившему заняться профилактикой рака, некуда идти.

Тут самый важный момент: в каждой возрастной группе — свои риски. И каждые 10 лет они меняются.

В идеале должно быть так: к нам приходит пациент, предположим, это мужчина 40 лет. Врач оценивает его состояние, тщательно собирает анамнез, наследственность — и разрабатывает для пациента программу. Высчитывается индекс вероятности возникновения онкозаболевания того или иного органа.

И вот тогда появляется алгоритм: что именно и с какой периодичностью конкретный человек должен делать. Расписывается план обследования на 10 лет. И в эту десятилетку онколог отвечает за то, чтобы не просмотреть у вас рак.

— Можно проще: раз в год делать МРТ или КТ всего организма?

Уварова: Программу обследований должен составлять профессионал. Только специалист сможет сфокусироваться на малых признаках рака, которые вы не сможете правильно идентифицировать самостоятельно. Но данное обследование эффективно, если у человека разработана программа обследования. И только врач решает, какой тип обследования необходим. МРТ, к примеру, незаменима при обследовании малого таза и головного мозга. КТ — брюшной полости и легких.

— Сколько стоит такое обследование?

Винцковская: В среднем с контрастом КТ только грудной клетки стоит порядка 5 тысяч рублей. Зато информативность — 99,9 процентов.

Уварова: Но все должно иметь свой ритм, кто-то делает КТ и МРТ излишне часто, кто-то, наоборот, рискует опоздать. Клетка, которая превратится в раковую, делится в геометрической прогрессии: из одной клетки — две, из двух — четыре… От сантиметра — это уже образование.

— Каков средний чек комплексного медобследования на одного взрослого человека?

Винцковская: Обследование с МРТ, онкомаркерами — порядка 30 тысяч в год. Это тот минимум, который необходимо на себя потратить.

Врач-онколог Александра Винцковская работает в НИИ им. Петрова (Санкт-Петербург)

Уварова: В пределах 20 тысяч, если обследоваться регулярно и начать вовремя. Например, с 35 лет «включаются» другие риски, соответственно, алгоритм меняется.