Все губернаторы стали уязвимы. Теперь элита в регионах поднимет голову

Через несколько часов ждем пятую за месяц отставку! Как это меняет статус главы субъекта

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Вручение депутатских мандатов в облдуме
Курган, чиновники, бизнес, портфели депутатов, деловой
В среду, 15 февраля, ожидается пятая отставка губернатора за две недели Фото:

Волна отставок губернаторов продолжается. Во вторник, 14 февраля, свой пост покинул глава Рязанской области Олег Ковалев — четвертый за девять дней. В среду, 15 февраля, ожидается отставка главы Карелии Александра Худилайнена.

Отставка губернатора Рязанской области Олега Ковалева стала четвертой на этой неделе

Одной из главных причин увольнений в губернаторском корпусе называют неумение руководителя региона выстроить отношения с местной элитой. Как уже писало «URA.RU», критерий «уровень консолидации элиты» прописан даже в новой кремлевской системе оценок губернаторов.

Самые яркие примеры, где главы регионов, по мнению собеседников «URA.RU», сгорели в конфликтах с местной элитой — это Пермский край, Бурятия, Новгородская и Рязанская области. Считается, что перед президентскими выборами Кремлю было важно стабилизировать ситуацию на этих территориях, поэтому главы регионов попали в список на увольнение.

Собеседники «URA.RU» в окружении двух уволенных губернаторов рассказывают, что в любом регионе у нового главы субъекта всегда начинаются противостояние с местной элитой.

По его мнению, для внутренней политики страны, очень вредно наказывать губернаторов по этому критерию: «Мир с элитой — это вариант Гайзера или Хорошавина (оба находятся под следствием, подозреваемые в получении незаконных доходов. — прим. ред.). Но его по-прежнему добавляют в повестку как основной критерий успешности высших должностных лиц».

«Задача губернатора — обеспечить защищенные от коррупции каналы коммуникаций с группами влияния, но ни в коем случае не позволять им быть разработчиками управленческих решений. Обычно такая стратегия губернатора вызывает конфликты. Чтобы их избегать, губернаторы на местах должны „танцевать“ с местными олигархами или представителями криминальных групп», — говорит собеседник агентства.

Политолог Аббас Галлямов считает информацию о том, что уволенных губернаторов убрали из-за «конфликтов с местной элитой», вредящей оставшимся коллегам.

«Компромисс — это чуждая нашему народу ценность, поэтому, узнав о том, что региональные руководители столь уязвимы, многие группировки внутри элиты сейчас перейдут в наступление. Утечки о наказании за конфликты можно считать приглашением к агрессии», — говорит политолог.

Эксперт указывает на разные сюжеты возможных конфликтов губернаторов с местной элитой: «Одно дело, когда губернатор сам ведет себя как слон в посудной лавке, провоцируя окружающих, а другое — когда так себя ведут его соперники. Приходит, например, варяг и видит, как в регионе местные кланы пилят бюджет. И что ему делать? Наводить порядок? Так ведь тогда и возникнет конфликт, за который его потом и снимут. Вот и будет он сидеть и ничего не делать. Кремль этого хочет?»

Пермский инженерный форум 2016, басаргин виктор
Бывший глава Пермского края Виктор Басаргин попал в ловушку к местной элите
Фото: Алексей Глазырин © URA.RU

Похожую ситуацию описывает один из политтехнологов, работавший с главой Карелии Александром Худилайненом: «Местные бизнесмены с самого начала пытались выставлять губернатору свои условия. Карельский бизнесмен и политик Девлетхан Алиханов, который сейчас находится в СИЗО по подозрению в мошенничестве, приходил к Худилайнену в кабинет, закидывал ноги на стол и рассказывал, как на его счету уже три уволенных губернатора, будет и четвертый, потому что именно он — хозяин в регионе».

Помимо самого факта конфликта губернатора с элитой, важно также, кто сможет перехватить информационную волну, идущую из региона в федеральный центр. По мнению политтехнолога Дмитрия Гусева, именно в этом был казус отставки губернатора Пермского края — Виктора Басаргина: «Он с огромными федеральными связями, в годы своего руководства Пермским краем достаточно успешно решал все экономические вопросы, которые перед ним стояли. Он даже смог договориться с элитой. Но его оппонент, депутат Госдумы Дмитрий Скриванов раздул незначительный конфликт до федерального уровня. Вот это все явилось одной из причин, почему его поменяли». Эксперт считает, что в подобной ловушке может оказаться каждый новый губернатор.

На смену губернаторам-отставникам приходят так называемые «технократы», молодые профессионалы, выходцы из федеральных и региональных органов власти, у которых при этом почти нет опыта работы в публичной политике.

И в этом смысле интересно, как у них сложатся взаимоотношения с местной элитой, за плечами которой фактически уже есть опыт избавления от неугодного губернатора.

Политтехнолог Андрей Колядин прогнозирует, что молодым технократам будет непросто: «Во-первых, молодости свойственны самоуверенность и радикализм. А эти — качества плохое подспорье для компромиссов, из которых состоит выстраивание отношений с элитой. Во-вторых, молодые еще не набрали влияния сами, им придется общаться с региональными мэтрами, за спиной которых стоят миллионы долларов и парочка „съеденных“ в прежних битвах губернаторов».

По мнению собеседника «URA.RU», общие проблемы экономического развития страны — снижение ресурсной базы, уменьшение собираемости налогов, сворачивание бизнеса — также обязательно скажется на взаимоотношении губернаторов и элиты. «Губернатор вынужден будет биться за налоги, а элита всеми силами стараться сэкономить», — говорит Колядин.

В числе новых назначенцев — врио губернатора Пермского края — Максим Решетников и вероятный кандидат на пост главы Карелии, глава ФССП Артур Парфенчиков, непосредственно связаны со своими регионами: родились, жили и работали там, потом уехали в Москву и как бы возвращаются домой.

Ожидается, что это фактор должен помочь им в диалоге с местной элитой. Но политтехнолог Дмитрий Гусев говорит, что они все равно будут «варягами»: «Они воспринимаются как „варяги“ в том смысле, что они не прошли путь вместе со всеми местными чиновниками и политиками. Даже если человек поработал в регионе, а потом уехал, скажем, в Москву, то у него нет стольких обязательств перед всеми»

Отношения новых руководителей регионов с местной элитой могут также зависеть от лоббистского потенциала назначенцев.

Так считает директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин: «Мы видим, что федеральный центр все больше социальных обязанностей и социальных функций перекладывает на регионы, а денег на системном уровне нет. Поэтому будет играть роль, насколько ресурсоемок губернатор-технократ и сможет ли он, благодаря своим личным связям в Москве, привлечь деньги в регион».

По словам эксперта, в этом отношении сильные позиции у нового врио главы Бурятии Алексея Цыденова как представителя группы бизнесменов, Геннадия Тимченко и братьев Ротенбергов. Кроме того, хороший лоббистский потенциал у директора ФССП Артура Парфенчикова (прочат в губернаторы Карелии) как представителя номенклатуры премьера Дмитрия Медведева. «По Перми новый руководитель Максим Решетников так же, как и Басаргин, представляет интересы группы мэра Москвы Сергея Собянина. Только Решетников уже хорошо знает расклад местной элиты», — поясняет политолог.

Ежегодное послание Президента Российской Федерации федеральному собранию. Москва, собянин сергей
Мэр Москвы Сергей Собянин пошел на повышение после успешной работы с элитой в Тюменской области
Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Глава коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгений Минченко описывает, с какими группами местной элиты обычно приходиться работать губернаторам: «Первая — представители федеральной промышленной группы: они, как правило, себя достаточно тихо ведут. У них есть набор ключевых задач, если задачи решаются, то им абсолютно все равно, кто там губернатор. Так, например, себя всегда вели «ЛУКОЙЛ» и калийщики в Пермском крае.

Вторая категория — это крупный местный бизнес. Где-то он есть, где-то его нет. У них тоже могут быть свои задачи, и с ними можно договариваться, а можно не договариваться. Тут скорее вопрос о том, насколько они амбициозны.

Третья — это те, кто сейчас пошел в рост: рыночники и застройщики. С ними тоже понятная модель взаимодействия. И четвертая группа — это те, кто кормится от бюджета: дорожное строительство, исполнители муниципальных заказов».

Минченко приводит в пример успешных политиков, которые смогли выстроить отношения с элитой на своих территориях и потом пошли на повышение: вице-премьеры Александр Хлопонин (был губернатором Красноярского края) и Юрий Трутнев (возглавлял Пермский край), мэр Москвы Сергей Собянин (был главой Тюменской области).

Эксперты замечают, что нет общего сценария для выстраивания отношений между губернаторами и местной элитой. Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что новые врио губернаторов приходят в разные регионы: «Где-то элита открыто воевала (Бурятия), где-то это было не слишком заметно (Рязань). Думаю, у новых назначенцев нет пока четкого плана и они сейчас будут нарабатывать политический опыт, принимать решение о пользе или вреде тех или иных групп элиты и, исходя из этого, проектировать свою стратегию. При этом нет гарантий, что спроектированную стратегию будет легко реализовать».

Волна отставок губернаторов продолжается. Во вторник, 14 февраля, свой пост покинул глава Рязанской области Олег Ковалев — четвертый за девять дней. В среду, 15 февраля, ожидается отставка главы Карелии Александра Худилайнена. Одной из главных причин увольнений в губернаторском корпусе называют неумение руководителя региона выстроить отношения с местной элитой. Как уже писало «URA.RU», критерий «уровень консолидации элиты» прописан даже в новой кремлевской системе оценок губернаторов. Самые яркие примеры, где главы регионов, по мнению собеседников «URA.RU», сгорели в конфликтах с местной элитой — это Пермский край, Бурятия, Новгородская и Рязанская области. Считается, что перед президентскими выборами Кремлю было важно стабилизировать ситуацию на этих территориях, поэтому главы регионов попали в список на увольнение. Собеседники «URA.RU» в окружении двух уволенных губернаторов рассказывают, что в любом регионе у нового главы субъекта всегда начинаются противостояние с местной элитой. По его мнению, для внутренней политики страны, очень вредно наказывать губернаторов по этому критерию: «Мир с элитой — это вариант Гайзера или Хорошавина (оба находятся под следствием, подозреваемые в получении незаконных доходов. — прим. ред.). Но его по-прежнему добавляют в повестку как основной критерий успешности высших должностных лиц». «Задача губернатора — обеспечить защищенные от коррупции каналы коммуникаций с группами влияния, но ни в коем случае не позволять им быть разработчиками управленческих решений. Обычно такая стратегия губернатора вызывает конфликты. Чтобы их избегать, губернаторы на местах должны „танцевать“ с местными олигархами или представителями криминальных групп», — говорит собеседник агентства. Политолог Аббас Галлямов считает информацию о том, что уволенных губернаторов убрали из-за «конфликтов с местной элитой», вредящей оставшимся коллегам. «Компромисс — это чуждая нашему народу ценность, поэтому, узнав о том, что региональные руководители столь уязвимы, многие группировки внутри элиты сейчас перейдут в наступление. Утечки о наказании за конфликты можно считать приглашением к агрессии», — говорит политолог. Эксперт указывает на разные сюжеты возможных конфликтов губернаторов с местной элитой: «Одно дело, когда губернатор сам ведет себя как слон в посудной лавке, провоцируя окружающих, а другое — когда так себя ведут его соперники. Приходит, например, варяг и видит, как в регионе местные кланы пилят бюджет. И что ему делать? Наводить порядок? Так ведь тогда и возникнет конфликт, за который его потом и снимут. Вот и будет он сидеть и ничего не делать. Кремль этого хочет?» Похожую ситуацию описывает один из политтехнологов, работавший с главой Карелии Александром Худилайненом: «Местные бизнесмены с самого начала пытались выставлять губернатору свои условия. Карельский бизнесмен и политик Девлетхан Алиханов, который сейчас находится в СИЗО по подозрению в мошенничестве, приходил к Худилайнену в кабинет, закидывал ноги на стол и рассказывал, как на его счету уже три уволенных губернатора, будет и четвертый, потому что именно он — хозяин в регионе». Помимо самого факта конфликта губернатора с элитой, важно также, кто сможет перехватить информационную волну, идущую из региона в федеральный центр. По мнению политтехнолога Дмитрия Гусева, именно в этом был казус отставки губернатора Пермского края — Виктора Басаргина: «Он с огромными федеральными связями, в годы своего руководства Пермским краем достаточно успешно решал все экономические вопросы, которые перед ним стояли. Он даже смог договориться с элитой. Но его оппонент, депутат Госдумы Дмитрий Скриванов раздул незначительный конфликт до федерального уровня. Вот это все явилось одной из причин, почему его поменяли». Эксперт считает, что в подобной ловушке может оказаться каждый новый губернатор. На смену губернаторам-отставникам приходят так называемые «технократы», молодые профессионалы, выходцы из федеральных и региональных органов власти, у которых при этом почти нет опыта работы в публичной политике. И в этом смысле интересно, как у них сложатся взаимоотношения с местной элитой, за плечами которой фактически уже есть опыт избавления от неугодного губернатора. Политтехнолог Андрей Колядин прогнозирует, что молодым технократам будет непросто: «Во-первых, молодости свойственны самоуверенность и радикализм. А эти — качества плохое подспорье для компромиссов, из которых состоит выстраивание отношений с элитой. Во-вторых, молодые еще не набрали влияния сами, им придется общаться с региональными мэтрами, за спиной которых стоят миллионы долларов и парочка „съеденных“ в прежних битвах губернаторов». По мнению собеседника «URA.RU», общие проблемы экономического развития страны — снижение ресурсной базы, уменьшение собираемости налогов, сворачивание бизнеса — также обязательно скажется на взаимоотношении губернаторов и элиты. «Губернатор вынужден будет биться за налоги, а элита всеми силами стараться сэкономить», — говорит Колядин. В числе новых назначенцев — врио губернатора Пермского края — Максим Решетников и вероятный кандидат на пост главы Карелии, глава ФССП Артур Парфенчиков, непосредственно связаны со своими регионами: родились, жили и работали там, потом уехали в Москву и как бы возвращаются домой. Ожидается, что это фактор должен помочь им в диалоге с местной элитой. Но политтехнолог Дмитрий Гусев говорит, что они все равно будут «варягами»: «Они воспринимаются как „варяги“ в том смысле, что они не прошли путь вместе со всеми местными чиновниками и политиками. Даже если человек поработал в регионе, а потом уехал, скажем, в Москву, то у него нет стольких обязательств перед всеми» Отношения новых руководителей регионов с местной элитой могут также зависеть от лоббистского потенциала назначенцев. Так считает директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин: «Мы видим, что федеральный центр все больше социальных обязанностей и социальных функций перекладывает на регионы, а денег на системном уровне нет. Поэтому будет играть роль, насколько ресурсоемок губернатор-технократ и сможет ли он, благодаря своим личным связям в Москве, привлечь деньги в регион». По словам эксперта, в этом отношении сильные позиции у нового врио главы Бурятии Алексея Цыденова как представителя группы бизнесменов, Геннадия Тимченко и братьев Ротенбергов. Кроме того, хороший лоббистский потенциал у директора ФССП Артура Парфенчикова (прочат в губернаторы Карелии) как представителя номенклатуры премьера Дмитрия Медведева. «По Перми новый руководитель Максим Решетников так же, как и Басаргин, представляет интересы группы мэра Москвы Сергея Собянина. Только Решетников уже хорошо знает расклад местной элиты», — поясняет политолог. Глава коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгений Минченко описывает, с какими группами местной элиты обычно приходиться работать губернаторам: «Первая — представители федеральной промышленной группы: они, как правило, себя достаточно тихо ведут. У них есть набор ключевых задач, если задачи решаются, то им абсолютно все равно, кто там губернатор. Так, например, себя всегда вели «ЛУКОЙЛ» и калийщики в Пермском крае. Вторая категория — это крупный местный бизнес. Где-то он есть, где-то его нет. У них тоже могут быть свои задачи, и с ними можно договариваться, а можно не договариваться. Тут скорее вопрос о том, насколько они амбициозны. Третья — это те, кто сейчас пошел в рост: рыночники и застройщики. С ними тоже понятная модель взаимодействия. И четвертая группа — это те, кто кормится от бюджета: дорожное строительство, исполнители муниципальных заказов». Минченко приводит в пример успешных политиков, которые смогли выстроить отношения с элитой на своих территориях и потом пошли на повышение: вице-премьеры Александр Хлопонин (был губернатором Красноярского края) и Юрий Трутнев (возглавлял Пермский край), мэр Москвы Сергей Собянин (был главой Тюменской области). Эксперты замечают, что нет общего сценария для выстраивания отношений между губернаторами и местной элитой. Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что новые врио губернаторов приходят в разные регионы: «Где-то элита открыто воевала (Бурятия), где-то это было не слишком заметно (Рязань). Думаю, у новых назначенцев нет пока четкого плана и они сейчас будут нарабатывать политический опыт, принимать решение о пользе или вреде тех или иных групп элиты и, исходя из этого, проектировать свою стратегию. При этом нет гарантий, что спроектированную стратегию будет легко реализовать».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...