17 июня 2021

Урал знакомится с партией Кириенко. «Правое дело» нацелилось на моногорода и Госдуму

ОНФ выбирает кандидатов по марке часов, а Росатом — по дружбе. ИНТЕРВЬЮ

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
8 региональный форум-диалог Кириенко. Челябинск, кириенко сергей
Считается, что «Правое дело» Сергей Кириенко получил как политическую нагрузку от Кремля Фото:

Екатеринбург породил нового федерального куратора выборов. Олег Мошкарев, выходец из СПС, станет идеологом «Правого дела» в кампании-2016 на Урале. Покровителями партии считаются Сергей Кириенко и Росатом. Мошкарев уже встретился с тюменским вице-губернатором, на очереди — челябинские и свердловские идеологи. Как на очередной правый проект смотрят ФПГ, почему из-за часов Мошкарев не стал топом ОНФ, зачем в список вошли представители медиатусовки и сколько стоит мандат «праводела» — в интервью «URA.Ru».

— Мы с вами на ты или на вы?

— На ты.

— Олег, теперь ты куратор выборов «Правого дела» по УрФО. И что дальше?

— Дальше нужно очень срочно мобилизоваться. У нас есть отделения в Ханты-Мансийске, Тюмени и Екатеринбурге. Нужны еще Салехард, Челябинск и Курган. После этого будем встречаться и делать выборы. Ставка очень большая — пойти и победить.

Крупина, Шевчик, Барышников, Сарычев, Халин. Тюмень, сарычев сергей
Куратор «Правого дела» по УрФО уже представился тюменскому вице-губернатору Сарычеву. На очереди — глава администрации свердловского губернатора Пересторонин Фото: Лариса Рычкова

— Ты уже представился в домах власти?

— Частично. [Вице-губернатору Тюменской области] Сергею Сарычеву — да. В Челябинске — еще нет. В администрации Екатеринбурга — да. Но я бы хотел повстречаться с руководителем администрации свердловского губернатора, и конечно же, с представителями полпреда. Чего греха таить, партия входит в кремлевский «пул».

— Интересный состав регионального политсовета: Александр Андреев, Дмитрий Бондарев — медийная тусовка.

— И хотелось бы тут продолжить. Это просто друзья.

— Какие у них привилегии? Члены политсовета попадут в партийные списки на выборах?

— Конечно, попадут. И я надеюсь, что и Дима, и Саша не откажутся.

— Какие вообще правила работы с кандидатами? Предположим, я хочу выдвинуться в Заксобрание. Что мне нужно сделать?

— Легко: звонить, писать — все что угодно. Потому что партия такая: все мобильно, люди в ней понятные.

— Мне непонятно. Какие к кандидатам требования?

— Идеология очень простая — либеральный патриотизм. Если в голове нет идеи о демонтаже верховной власти, но в то же время есть правый настрой, то тебе к нам.

— Не кажется ли тебе, что сегодня это парадокс: последствия «Крыма нашего» и правая идея поддержки малого бизнеса стали взаимоисключающими вещами?

— Безусловная поддержка президента и «Крым наш» — это две идеологемы, которые лишь отчасти связаны с бизнесом. Но это все наше.

А в битве с тем, что мешает малому и среднему бизнесу, нам есть где разгуляться. Очень хотелось бы сделать хорошую национальную доктрину предпринимательства, аккумулировать все профильные общественные организации. У «Опоры России» и «Деловой России» не срослось, они не могут этого сделать. Я рад бы помочь просто-напросто моим друзьям, предпринимателям, их семьям. Особенно во время кризиса.

— Должен ли уралец, идущий от «Правого дела», делать взнос в кампанию при выдвижении?

— Это есть всегда и в любой партии. Но у нас я пока этого не вижу и не слышу. «Правое дело» в действительности недооценивают. При этом, если посмотреть, то мы со Славой [Мараткановым, лидером «Правого дела» и бывшим замгендиректора Росатома] — предприниматели. И мы понимаем, что финансируем отделение стопроцентно. Мы понимаем: да, есть Росатом, но никакой купли-продажи не было.

— «Правое дело» называют политической нагрузкой Сергея Кириенко. Партия действительно существует на деньги Росатома?

— Надо сказать, что Росатом — структура, которая чувствует себя достаточно хорошо, несмотря на кризис. То, что будет финансирование и, возможно, это будет связано с Росатомом, — это тоже факт.

— Существуют города Росатома. У нас в области это Новоуральск…

— Белоярский городской округ и Лесной.

Заседание губернатора с главами МО и правительством в МВЦ Екатеринбург ЭКСПО, машков владимир
«Праводелы» получили особые установки на работу в городах Росатома. Интересные будут выборы мэра Новоуральска в 2016 году Фото: Александр Мамаев

— Да. В этих городах будет особое усиление? Скоро у мэра Новоуральска, Владимира Машкова, заканчивается срок…

— Есть задачи усилиться по этим городам. И я думаю, что они правильные и понятные.

— Ты один из 12 членов федерального совета партии. Насколько ты независим в своих решениях на Урале?

— Независим абсолютно. Простой пример: тезисы своего выступления на съезде о поддержке власти и бизнеса я не согласовывал с руководством партии. И эта степень свободы меня очень устраивает.

— Интересно узнать о технологиях, с помощью которых ты собираешься выиграть.

— Ножками-ножками. Топтаться, встречаться. А еще проводить межрегиональные мероприятия: горизонтальные связи — всегда важно, чтобы обменяться опытом.

— Один список на несколько регионов, как единороссы, будешь составлять?

— Пока непонятно, потому что Госдума приняла только одномандатную «ромашку». А понимания по списочной «нарезке» нет [ходят слухи, что ГД утвердит новые требования к спискам партий, Мошкарев их подтверждает]. Мы ее ждем.

Олег Мошкарев работал главой свердловского исполкома СПС, в областном мингосимущества, занимался GR в структурах энергетики, руководил региональным отделением «Деловой России», претендовал на пост администратора штаба ОНФ…Фото: Facebook Олега Мошкарева

— Как ты попал в «Правое дело»?

— Федор Фомушкин, царствие ему небесное [выходец из СПС, замглавы аппарата «Правого дела», скончался от инфаркта в апреле], позвонил и сказал, что у него есть задача: «Возглавь, пожалуйста, свердловское отделение, если есть возможность». Он посмотрел, что я не шатался, после «Союза правых сил» не вступал ни в одну партию. А я ему очень доверял.

— В 2014 году ты планировал стать главой исполкома свердловского штаба «Народного фронта»…

— Планировал.

— Но рассказывают, что сильно перестарался. На финальное собеседование надел очень дорогие часы…

— У меня часы немецкие. Они недорогие и технологичные. Поэтому 100 %, что это не так. В администрации президента все прошло хорошо, как я считаю.

— А в Союзе промышленников и предпринимателей Свердловской области ты сих пор задействован?

— Да.

— Меньше года назад в нашем исследовании «Основа элиты Свердловской области» ты занял 36 место как хороший переговорщик с ФПГ. Будешь этот ресурс привлекать?

— Спасибо. А как по-другому? В СОСПП очень много бизнесменов. Но, с другой стороны, это люди во многом закрытые, не всегда хотят какого-то публичного позиционирования. Все равно будем вместе что-то делать, но не факт, что об этом надо будет говорить. Мне было очень приятно, что господин [легендарный экс-директор Богословского алюминиевого завода Анатолий] Сысоев подписал письмо в ОНФ в свое время, проголосовав за мою кандидатуру в председатели исполкома, и за этим письмом было порядка пяти тысяч предприятий.

Я понимаю, что это все мой выбор. Как будут относиться ко мне сейчас «Союз правых сил», «Деловая Россия», «Опора»… С одной стороны, мне это важно, но с другой стороны — безразлично.

— Ты ходил на выборы несколько раз…

— Нет, разные были ситуации. Я ходил на выборы, когда нужно было не пустить криминал во власть. Но это был проект. С целью избраться ходил на выборы, наверное, всего один раз. Это был 2002 год — городская дума по Юго-Западному району.

— А почему и тогда не получилось?

— Снялся.

— Почему?

— Очень уважаемые люди посоветовали [смеется]. А я — человек команды, который никогда не идет против власти, поэтому последовал совету.

— А сейчас это проект?

— Нет, не проект. Видишь, я очень хорошо знаю Славу Маратканова: чего он хочет, как настроен, почему он хороший человек. В СПС была другая история. Ребята великие — Борис Ефимович [Немцов], [Анатолий] Чубайс, [Ирина] Хакамада — они все были на своем Олимпе. А здесь — простые и понятные люди, с которыми мы просто сели, поговорили. Понимаем, куда двигаться и что делать.

Вячеслав Маратканов — бывший топ Росатома и новый лидер партии «Правое дело». Фото: Facebook Вячеслава Маратканова

— Всегда считалось, что правые очень популярны в крупных городах Урала, особенно в Екатеринбурге. Но эта популярность ни разу ни во что не выросла. Почему?

— Смотри, «Союз правых сил», когда я был руководителем штаба в Екатеринбурге, занял пятое место среди регионов России и второе место — среди городов-миллионников. И это когда СПС уже был, что называется, «сбитым летчиком».

У «Гражданской платформы» в Свердловской области сейчас есть история с убитой бабушкой, поэтому у нас есть какая-то фора.

— И какая у вас планка?

— Нет твердых договоренностей по этому поводу. Будем в ближайшее время встречаться и обсуждать. Еще будет мартовский съезд. Я — за победу: это более 5 %, два-три мандата.

— Ты сам пойдешь в Госдуму, в Заксобрание или в оба парламента?

— Я понимаю, что попаду в [федеральный] список по Госдуме, но Заксобрание мне интересно больше, если честно. Потому что я местный, я знаю, что тут надо делать, и понимаю, с кем надо говорить, чтобы это состоялось. Но если Маратканов скажет, что надо идти в Госдуму, то я пойду туда. Если он скажет, что надо идти в Арамильское поселковое поселение — туда. Потому что я ему доверяю.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...