18 июня 2019

Почему Китай нас «нагнет»

Автор китайской энергетической доктрины дает советы Путину

17 октября 2012 в 18:43
Размер текста
-
17
+
Путин - "китаец" в политике, но не в экономике, поэтому Китай нас "поимеет"
«Не бойтесь нас, нашего импорта и инвестиций!» - вот главный посыл интервью нашему агентству энергетического гуру Китая Ся Ишаня, побывавшего с лекциями в Уральском федеральном университете. Но чем убедительнее доводы директора пекинского Центра исследования энергетических стратегий Китая, тем, на самом деле, только страшней. И дело не в китайцах. А в том, что, копируя китайский путь в политике, руководство российского государства, по всей видимости, не собирается учиться на уникальном китайском опыте в экономике. И само повышает риски превращения нашей страны в сырьевой придаток мощной китайской индустрии.
 
- Господин Ся, индикатор наших отношений – партнерство в крупнейшей для России отрасли, топливно-энергетической. Собирается ли Китай увеличивать потребление российской нефти? Или для вас приоритетнее сотрудничество в этой сфере с Ираном и Африкой?
 
- Китай проводит политику использования многих источников энергоносителей. Это для нас наиболее безопасно. Самые большие объемы мы получаем действительно со Среднего Востока. Но он неспокоен, ситуация там не гарантирует стабильных поставок топлива. Поэтому я лично предлагал нашему правительству проводить всестороннюю политику по получению нефти и газа, при этом выбирая такого мощного партнера, как Россия, а также Среднюю Азию. И наше правительство приняло эту точку зрения. С тех пор мы рассматриваем Россию как один из основных источников снабжения нефтью и газом. Мы построили трубопровод из России, который каждый год подает порядка 15 млн тонн нефти. Наш крупнейший завод, перерабатывающий 13 млн тонн нефти, 70% сырья получает из России.
 
При этом мы надеемся получать еще больше российской нефти. Не только из Восточной Сибири, но и из Западной, из Тюмени, используя нефтепровод из Казахстана в Китай. Кроме того, я предложил построить подземный нефтепровод через Алтай. Мы в Китае обладаем такой технологией – уже построили два 30-километровых тоннеля, а сейчас строится такой же тоннель для подачи воды. Почему через Алтай? Потому что именно там Россия имеет небольшой, в 50 км, участок границы с Китаем. А подземный – из-за высокогорной местности и очень низких зимних температур, потому что там трудно строить и поддерживать эксплуатацию. Одним словом, потенциал сотрудничества двух наших стран очень большой. Мы рассчитываем на получение из России 100 млн тонн нефти против сегодняшних 15. Еще добавьте поставки природного газа, тоже через Алтай. Это 60 млрд кубометров в год, в том числе 30 – также из Западной Сибири.   
 
- Пару месяцев назад в интервью нашему агентству ваш китайский гуру футурологии МуРонпин сообщил, что за 5 лет китайская промышленность перейдет на новый технологический уровень, предполагающий значительную экономию энергоресурсов и снижение давления на окружающую среду. Означает ли это развитие альтернативных источников энергии и отказ в будущем от российских углеводородов?
 
-  Может, через 10-20 лет появится какой-то заменитель нефти. Например, сланцевый газ, запасы которого в Китае в 2 раза больше, чем в Америке. Сейчас мы готовимся к ежегодной добыче сланцевого газа в объеме 1,5 млрд кубометров только на одном из месторождений. Единственное – добыча сланцевого газа у нас сложнее, чем в Америке. Но мы сосредоточили силы для решения этого вопроса. В то же время мы быстрыми темпами развиваем так называемую «чистую» энергетику - солнечную и ветряную. Установленная мощность аппаратов ветряной энергии у нас составляет уже 5 млрдкилловат/час – это сопоставимо с тремя объемами выработки самой крупной гидроэлектростанции Санься. К 2020 году «чистая» энергия составит 15% от общей выработки.
 
Но мы все равно не собираемся отказываться от импорта углеводородов. Некоторое время тому назад прирост нашего валового продукта составлял 10%, в этом году составит 8%. В Китае большое население, при этом повышается уровень жизни, урбанизация достигнет 70-90%. А в городах приходится использовать лифты, насосы и т.д. Поэтому в течение 30-50 лет спрос на энергию у нас будет опережать предложение, в том числе «чистой» энергии. Поэтому сотрудничество с Россией никуда не денется. Я был членом группы специалистов Национального совета по энергетике при премьер-министре, хорошо знаю нашу энергетическую политику. И должен сказать, что Россия наш хороший партнер, мы сделали выбор, и его ничего не изменит.
 
- Это хорошая новость и для наших газовиков и нефтяников, и для уральских металлургов. Ведь, вероятно, из их продукции будут строиться трубопроводы. Но вообще, должен признаться, что в России настороженно относятся к Китаю как мощному и уверенному в себе государству с более чем конкурентоспособной экономикой. В России боятся, что Китай, особенно в рамках ВТО,  куда наша страна вступила этим летом, задавит наших производителей и, таким образом, за Россией окончательно закрепится положение ресурсной, сырьевой страны.    
 
- Все в ваших руках. Сейчас на нефть и газ хорошая цена, и надо использовать этот случай. Мы тоже продавали ресурсы и использовали деньги, прежде всего для улучшения жизни народа и, второе, для развития реального сектора промышленности.
 
- Но в ВТО у вас есть явные конкурентные преимущества: относительно недорогая рабочая сила, более-менее комфортный климат, огромный внутренний рынок потребления. А у нас, конкретно на Урале, заводы останавливают из-за высоких энерготарифов и изношенности производства.
 
- В Китае тарифы примерно такие же, как в России, – 10-15 центов за киловатт-час. Дело не в этом. У нас реальный сектор экономики тоже был вначале слабым, а сейчас мы первая в мире промышленная страна, наше машиностроение – первое в мире. Телевизоры, холодильники, компьютеры, машины – по этим товарам мы занимаем первое или второе место.
 
- И в чем же секрет лидерства?
 
- Раньше мы импортировали машины и не боялись, что кто-то привез их к нам, что это навредит развитию нашей промышленности. А сейчас мы экспортируем. И вы не бойтесь, действуйте в той же логике! Вам не надо опасаться, что после вступления в ВТО конкуренции между нами станет больше. Когда мы открывали свои двери, у нас стоял тот же вопрос. Но конце концов Китай получил большой прогресс в экономике, во-первых, за счет иностранных инвестиций, во-вторых, за счет экспорта. Мы приветствуем и принимаем инвестиции из любых стран. Мы открывали двери не сразу, постепенно. Сначала разрешили создание совместных компаний и предприятий на иностранные инвестиции, затем эти предприятия стали независимыми, а потом мы продали им землю и получили поток их инвестиций в индустриализацию нашей страны, в модернизацию нашей промышленности. Мы не боимся того, что иностранцы зарабатывают на своих инвестициях. Если они перестанут зарабатывать – они начнут уходить.
 
 
Автор энергетической концепции Китая Ся Ишань называет Россию важнейшим партнером. Но только в сфере поставок нефти и газа 
 
- У нас все наоборот. По данным нашего правительства, отток иностранного капитала за первое полугоде превысил 50 млрд долларов. Говорят, иностранцев у нас отпугивает запредельная коррупция и зажим демократии. Но с точки зрения Америки и Старого Света Китай не такая уж демократическая страна.Тем не менее вы большие экономические партнеры. Значит, демократия не так уж важна и дело все-таки в коррупции. У нас с ней практически не борются: берут даже те, кто должен противостоять коррупции, – полицейские, прокуроры. А как в Китае борются с коррупцией - казнями? Все так просто?
 
- Информация о многочисленных казнях – это преувеличение. Практикуется условная смертная казнь, с отсрочкой на несколько лет: людям дают возможность исправиться. В некоторых провинциях открывают счета, куда еще до проверок можно перевести средства и таким образом смягчить наказание.  
 
- Что касается российских порядков, то порой кажется, что у нас специально не борются с коррупцией и даже поощряют ее, чтобы «закрыть» страну. Не секрет, в России боятся, что если мы откроем двери, кто-то придет с Запада и Востока, хотя бы вы, китайцы, и захватит наши земли, воду, лес, природные ископаемые…
 
- По поводу этого я расскажу вот что. После провозглашения независимости России я работал в Москве как дипломат. Помню, как китайцы открыли несколько точек в Москве и Санкт-Петербурге, получили прибыль. Но русские не разрешили работать дальше и рестораны были закрыты. У нас не так – пожалуйста, вкладывайте, зарабатывайте – это же пропаганда того, что в Китае можно зарабатывать деньги. Не надо бояться, что на вас зарабатывают, больше зарабатывают – и хорошо. 
 
Я могу сказать вам то, что много раз высказывал другим. Россия - хороший, развитый сосед, и это большое богатство для нас. Если сосед развитый – и мы будем развитые, если сосед бедный – и мы будем бедными. Это видно на примере нашего соседства с Японией, Южной Кореей – наши восточные провинции, граничащие с ними, более развитые. И другое дело – среднеазиатские страны и, соответственно, Синьцзян, северные соседи - и наша Внутренняя Монголия, район, граничащий с восточной частью России, а также южные территории – на границе с Вьетнамом, Бирмой. Если бы можно было выбирать соседа, я бы выбрал развитого.
 
- Несколько вопросов о самом Китае. Вы надежда мировой экономики. В 2008-09 годах вы скупали долговые обязательства западных стран, демонстрировали высочайший темп экономического роста и были спасением для инвесторов мира. Сейчас наступает новая волна кризиса. Сможет ли Китай опять подставить плечо мировой экономике? Вынесет ли он эту миссию? Да и захочет ли помогать «загнивающему» Западу? А если захочет – не станет ли впоследствии хозяином мира в буквальном смысле слова?
 
- Вот это неважно. Это устаревшая мысль, в Китае это хорошо знают. Мир уже не тот, что был 20 и даже 5 лет назад. Все страны объединились с точки зрения экономики в одну семью, в одно сообщество, они опираются друг на друга и дополняют друг друга. И ни одна страна не может развиваться без учета развития остальных стран. Если экономика Китая снижается всего на 0,1%, мировые акции сразу дешевеют. Если экономика в США и Европе нехорошая, это сразу влияет на наш экспорт и на занятость нашего населения.
 
Поэтому при возникновении кризиса – сначала в Америке, а потом при расширении его в мире - наш Центробанк действительно выделил большие средства для спасения мировой экономики.  Мы понимаем, что должны помогать европейским странам и США, чтобы они как можно быстрее вышли из кризиса. Мы купили акции американских компаний, то же сделали и по просьбе Европы. И еще будем вкладывать в них по своим силам. Наш золотовалютный запас составляет 3,5 трлн долларов – это три валовых продукта России. Мы имеем возможности скупать акции. Совсем недавно мы купили акции одной американской компании на 15 млрд долларов, другой компании – на 2 миллиарда. У Китая деньги есть. Кстати, это произошло после вступления в ВТО: с 6 места по объему экономики мы поднялись на второе – используя инвестиции из других стран и увеличивая экспорт.
 
- Мне кажется, что при всем бурном развитии сегодня Китай находится перед тем же выбором, что и СССР. Или экономический рост через повышение доходов населения, развитие предпринимательства – или политическая стабильность. В СССР ослабление госрегулирования в экономике отчасти привело к разбалансировке политсистемы, в конечном счете - к национальному сепаратизму. Как вы  справляетесь с такими угрозами?
 
- У нас другая теория. Раньше наша экономика развивалась за счет инвестиций и экспорта. Сейчас Запад находится в кризисе и делать ставку на иностранные инвестиции и экспорт китайских товаров трудно. Поэтому мы делаем ставку на внутреннее потребление и внутренние инвестиции. Как сохранить прирост экономики в 7-8% в год? Повышайте уровень жизни народа и увеличивайте потребление. Мои товарищи по университету меняют компьютеры и карманные телефоны через каждые 2-3 года. Это их личный, активный вклад в развитие экономики, и энергетики в частности. Далее, мы строим в год до 10 млн комнат для населения с низким и средним доходом – а это цемент, металл, вода, энергия. И еще, по меньшей мере, 20 лет развития по 8% роста в год.
 
- И политическая стабильность от этого не страдает, она сохраняется?
 
- Конечно – если мы обеспечиваем непрерывное улучшение жизни народа. По американским прогнозам, сейчас у нас 300 млн человек относятся к средней буржуазии...
 
- Это, на минуточку, две России.
 
- …А через 10 лет половина нашего населения будет жить по стандартам средней буржуазии. И это будет устойчивое общество. Мы понимаем, что Китай еще развивающаяся страна. По показателю валового продукта на душу населения у нас лишь 30% от показателя России, это 5,4 тыс. долларов. Но через несколько десятилетий мы станем средней развитой страной.
 
- Господин Ся, известный американский геополитик Збигнев Бжезинский в недавнем интервью нашему агентству, говоря о противостоянии Запада и Китая, предложил России быть с Западом. Согласны ли вы с Бжезинским в том, что есть такое противостояние? И что в этой ситуации вы посоветуете России?
 
- США и Китай не враждующие друг с другом страны. Да, США оказывают на нас политический и экономический нажим, но вместе с тем понимают, что без Китая сегодня невозможно решать мировые вопросы. Так что не думаю, что вопрос стоит так остро, как трактует Бжезинский. Но если есть ситуация выбора, я рекомендую Путину выбирать Китай. Мы – надежный партнер. А Россия для нас – самый близкий друг и стратегический партнер.     
 
- А что в отношения наших стран происходит на самом деле? Куда, по вашим ощущениям, дрейфует Россия – на Запад или на Восток?
 
- Путин высоко оценивает роль Китая, то же самое можно сказать об отношении Китая к России. И мы чувствуем, что Путин сближает наши страны.
 
В видеоотрывке интервью Ся Ишань на хорошем русском языке рекомендует американцам не совать свой нос в дела других стран, а лучше управлять собственной.
 
 
Благодарим за помощь в организации интервью пресс-службу Уральского федерального университета 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...