04 марта 2024

Винегрет из войны и любви. «Сталинград» без слез — в красивом фантике из огня и пепла

Размер текста
-
17
+

Сегодня в полночь в развлекательном центре «Киноплекс» стартовала самая масштабная премьера российского кинематографа — «Сталинград» Федора Бондарчука. Чуть раньше фильм вошел в список соискателей на «Оскар» в номинации «лучший фильм на иностранном языке». Правда, пока это означает лишь то, что картина прошла технический отбор и вступила в борьбу с лентами из 76 стран. Шорт-лист «Оскара» будет озвучен 16 января.

Технические достижения «Сталинграда» сложно оспаривать. Когда за дело берутся корпорация IMAX и компания Sony Pictures, взрывы, горящие дома, хлопья пепла, на протяжении всего фильма летящие в лицо зрителям, траектория танковых и артиллерийских снарядов, летящие авиабомбы и трассирующие пули выглядят очень впечатляюще. Но слишком красиво, чтобы быть похожим на правду о войне. Той, в которой грязь, пот, кровь, слезы и отчаяние. Без которых сложно представить себе осень 1942 года в Сталинграде.

Хотя Сталинграда и нет в фильме. Присутствуют дома и улицы несгибаемого города на Волге. Но это настолько неважно для той истории, которую хотел рассказать Бондарчук, что город, где все произошло, можно было оставить безымянным. Складывается впечатление, что при выборе названия для главной картины года создателями руководили маркетинговые задачи.

Сценарий «Сталинграда» можно назвать коллективным — два сценариста и эпизоды из книги Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». И получилось по Крылову: когда в товарищах согласья нет... Фильм вышел рваным и мозаичным, а роль логических и сценарных связок — возложена на пафосный закадровый текст в исполнении самого Бондарчука. В результате история, начинающаяся и заканчивающая в Японии спасением немецкой девушки Нины, как будто поперхнулась сталинградской драмой, которая в свою очередь распалась на множество мелких эпизодиков. Взятое за основу вполне успешное решение «9 роты» — много мужиков и одна баба — для эпической битвы Второй мировой, видимо, показалось мелковатым. Поэтому девушек оказалось две — блондинка и брюнетка, порядочная и «шлюха». Хорошей достается много чистой и красивой любви. И жизнь. Плохая совершенно логично вынуждена терпеть любовь фашиста и быть убитой точным выстрелом простого русского снайпера.

И, пожалуй, девушки — лучшее, что есть в этом фильме. Не считая безумно красивой сцены пламенной атаки, которая должна вызывать мощнейшие эмоции, но настолько завораживают огненные всполохи на русских солдатах, оранжево-алыми волнами накатывающих на фашистские укрепления, что за всем этим нахлынувшим движущимся пламенем теряется ощущение реальности и бесконечной трагичности происходящего.

В не очень хороших советских фильмах «про войну», которые штамповались по заказу, всегда фашисты были не просто неприятными людьми, а прямо-таки абсолютными дураками, что у думающих людей вызывало справедливое недоумение: «Если они такие идиоты, почему мы четыре года не могли их победить?» Почему-то в «Сталинграде» фашисты у Бондарчука как будто скопированы из фильмов брежневской эпохи. Чванливый пижонистый полковник, озабоченный режимом питания и внешним видом, но никак не успешным решением боевых задач, истеричный Петер Кан, не дотягивающий ни до статуса офицера вермахта, ни до уровня героя-любовника, глуповатые солдаты... Этот «образ врага», способного победить только при наличии преобладающей огневой мощи, как минимум, обесценивает победу.

Назови Бондарчук свой фильм не «Сталинградом», а (без лишнего пафоса) «Историей одного дома», сосредоточив все силы — технические, сценарные, операторские и актерские — на рождение в руинах любви, это был бы совсем другой фильм. Все эти пятеро мужиков, которых война привела в дом на берегу Волги, стены которого закрыли немецкой армии выход к переправе, достойны отдельного повествования. Не в 2-минутном закадровом пересказе Бондарчука, а ретроспективным показом, хроникальными кадрами, да вообще любыми «киношными» приемами. Лишь бы казались живыми, настоящими, умеющими любить и ненавидеть.

Почему-то хочется видеть судьбы, данные не пунктиром, где вместо тире — ненужные сюжетные вкрапления: старый солдат, перекрестившийся перед переправой, расстояние от дома до фонтана, убитый немец, пришедший за водой. Да, каждый из эпизодов может о чем-то красиво рассказать. Но будучи вплетенным в историю девушки Кати и пятерых мужиков, лишь отвлекает. А затем и вовсе теряется, забывается и не может исчезнуть из памяти, лишь потому, что остается вопрос — зачем это было.

«Сталинград» — фильм, в котором есть красивые картинки про войну, но нет войны. Фильм, в котором хотели рассказать про любовь, а не получилось. Потому что нельзя гнаться за двумя зайцами: создавать картину, которая одновременно претендует на «Оскар» и рассказывает о страшной войне стране, которая ее пережила. Конь и трепетная лань не впрягаются в одну телегу, где в изящно упакованной коробочке аккуратно сложены трагедия, батальные сцены, робкие поцелуи и ложь ради жизни.

Конечно, жалко, когда на экране умирают люди, с которыми зритель провел более двух часов. Но эта жалость очень киношная, почти без эмоций. Может быть, потому, что сразу понятно, что умрут все, кроме одного. И кто будет единственно выжившим, ставшим отцом закадрового Бондарчука, тоже ясно почти сразу же.

«Сталинград» — это не только самая масштабная, но и самая громкая (буквально) премьера. Но звук — главное достоинство картины. Вокальные партии Анны Нетребко, перепевшая для финала картины «Легенду» Цоя Земфира и связавший все это своими музыкой и мастерством мэтра саунд-треков Анджело Бадаламенти в сочетании с высочайшим профессионализмом звукорежиссера (вполне достойного «Оскара») позволяют закрыть глаза и слушать симфонию войны.

Нынешний российский претендент на «Оскар», несомненно, лучше «Цитадели» Михалкова, но при этом Бондарчук-сын до уровня папы — Сергея Бондарчука — не дотягивает. А микс «9 роты» и «Обитаемого острова» уступает «Спасению рядового Райна» Стивена Спилберга.

Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»
Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписка на URA.RU в Telegram - удобный способ быть в курсе важных новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Сегодня в полночь в развлекательном центре «Киноплекс» стартовала самая масштабная премьера российского кинематографа — «Сталинград» Федора Бондарчука. Чуть раньше фильм вошел в список соискателей на «Оскар» в номинации «лучший фильм на иностранном языке». Правда, пока это означает лишь то, что картина прошла технический отбор и вступила в борьбу с лентами из 76 стран. Шорт-лист «Оскара» будет озвучен 16 января. Технические достижения «Сталинграда» сложно оспаривать. Когда за дело берутся корпорация IMAX и компания Sony Pictures, взрывы, горящие дома, хлопья пепла, на протяжении всего фильма летящие в лицо зрителям, траектория танковых и артиллерийских снарядов, летящие авиабомбы и трассирующие пули выглядят очень впечатляюще. Но слишком красиво, чтобы быть похожим на правду о войне. Той, в которой грязь, пот, кровь, слезы и отчаяние. Без которых сложно представить себе осень 1942 года в Сталинграде. Хотя Сталинграда и нет в фильме. Присутствуют дома и улицы несгибаемого города на Волге. Но это настолько неважно для той истории, которую хотел рассказать Бондарчук, что город, где все произошло, можно было оставить безымянным. Складывается впечатление, что при выборе названия для главной картины года создателями руководили маркетинговые задачи. Сценарий «Сталинграда» можно назвать коллективным — два сценариста и эпизоды из книги Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». И получилось по Крылову: когда в товарищах согласья нет... Фильм вышел рваным и мозаичным, а роль логических и сценарных связок — возложена на пафосный закадровый текст в исполнении самого Бондарчука. В результате история, начинающаяся и заканчивающая в Японии спасением немецкой девушки Нины, как будто поперхнулась сталинградской драмой, которая в свою очередь распалась на множество мелких эпизодиков. Взятое за основу вполне успешное решение «9 роты» — много мужиков и одна баба — для эпической битвы Второй мировой, видимо, показалось мелковатым. Поэтому девушек оказалось две — блондинка и брюнетка, порядочная и «шлюха». Хорошей достается много чистой и красивой любви. И жизнь. Плохая совершенно логично вынуждена терпеть любовь фашиста и быть убитой точным выстрелом простого русского снайпера. И, пожалуй, девушки — лучшее, что есть в этом фильме. Не считая безумно красивой сцены пламенной атаки, которая должна вызывать мощнейшие эмоции, но настолько завораживают огненные всполохи на русских солдатах, оранжево-алыми волнами накатывающих на фашистские укрепления, что за всем этим нахлынувшим движущимся пламенем теряется ощущение реальности и бесконечной трагичности происходящего. В не очень хороших советских фильмах «про войну», которые штамповались по заказу, всегда фашисты были не просто неприятными людьми, а прямо-таки абсолютными дураками, что у думающих людей вызывало справедливое недоумение: «Если они такие идиоты, почему мы четыре года не могли их победить?» Почему-то в «Сталинграде» фашисты у Бондарчука как будто скопированы из фильмов брежневской эпохи. Чванливый пижонистый полковник, озабоченный режимом питания и внешним видом, но никак не успешным решением боевых задач, истеричный Петер Кан, не дотягивающий ни до статуса офицера вермахта, ни до уровня героя-любовника, глуповатые солдаты... Этот «образ врага», способного победить только при наличии преобладающей огневой мощи, как минимум, обесценивает победу. Назови Бондарчук свой фильм не «Сталинградом», а (без лишнего пафоса) «Историей одного дома», сосредоточив все силы — технические, сценарные, операторские и актерские — на рождение в руинах любви, это был бы совсем другой фильм. Все эти пятеро мужиков, которых война привела в дом на берегу Волги, стены которого закрыли немецкой армии выход к переправе, достойны отдельного повествования. Не в 2-минутном закадровом пересказе Бондарчука, а ретроспективным показом, хроникальными кадрами, да вообще любыми «киношными» приемами. Лишь бы казались живыми, настоящими, умеющими любить и ненавидеть. Почему-то хочется видеть судьбы, данные не пунктиром, где вместо тире — ненужные сюжетные вкрапления: старый солдат, перекрестившийся перед переправой, расстояние от дома до фонтана, убитый немец, пришедший за водой. Да, каждый из эпизодов может о чем-то красиво рассказать. Но будучи вплетенным в историю девушки Кати и пятерых мужиков, лишь отвлекает. А затем и вовсе теряется, забывается и не может исчезнуть из памяти, лишь потому, что остается вопрос — зачем это было. «Сталинград» — фильм, в котором есть красивые картинки про войну, но нет войны. Фильм, в котором хотели рассказать про любовь, а не получилось. Потому что нельзя гнаться за двумя зайцами: создавать картину, которая одновременно претендует на «Оскар» и рассказывает о страшной войне стране, которая ее пережила. Конь и трепетная лань не впрягаются в одну телегу, где в изящно упакованной коробочке аккуратно сложены трагедия, батальные сцены, робкие поцелуи и ложь ради жизни. Конечно, жалко, когда на экране умирают люди, с которыми зритель провел более двух часов. Но эта жалость очень киношная, почти без эмоций. Может быть, потому, что сразу понятно, что умрут все, кроме одного. И кто будет единственно выжившим, ставшим отцом закадрового Бондарчука, тоже ясно почти сразу же. «Сталинград» — это не только самая масштабная, но и самая громкая (буквально) премьера. Но звук — главное достоинство картины. Вокальные партии Анны Нетребко, перепевшая для финала картины «Легенду» Цоя Земфира и связавший все это своими музыкой и мастерством мэтра саунд-треков Анджело Бадаламенти в сочетании с высочайшим профессионализмом звукорежиссера (вполне достойного «Оскара») позволяют закрыть глаза и слушать симфонию войны. Нынешний российский претендент на «Оскар», несомненно, лучше «Цитадели» Михалкова, но при этом Бондарчук-сын до уровня папы — Сергея Бондарчука — не дотягивает. А микс «9 роты» и «Обитаемого острова» уступает «Спасению рядового Райна» Стивена Спилберга.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...