Писатель/ницы

Свежий взгляд Юлии Ющик

15 марта 2006 в 19:55
Размер текста
-
17
+

Юлия Ющик, закончила журфак УрГУ, курсы на факультете Международной журналистики МГИМО. Четвертый год работает в телекомпании «Студия – 41», репортером, с недавних пор – ведущим эфира

Ахматова ненавидела, когда ее называли поэт/ессой. Я не люблю слово «журналист/ка». Я не репортер/ша, не корреспондент/ша и… не журналист/ка. Ну немило мне, когда нас, женщин, так тыкают носом в наши занятия – такими «уменьшительно-пренебрежительными» суффиксами.

Но не о том я, не о том.

Все к тому, что вот плеяду отечественных женщин, что с огоньком взялись за перо и уверенно шагнули в большую литературу, – по-другому, как писатель/ницами, и не назовешь. Даже я не назову – та, что против этих суффиксов.

Открывшая новую российскую литературную эпоху Лена Трегубова интересна была, ну, по крайней мере, тем, что была первой – заметьте, весьма посредственный комплимент. Остальные занимательны обратно пропорционально тому, в каком порядке появлялись их нетленки – Робски, Собчак, Хакамада (и та туда же!)... Писано все, ну, будто под копирку – изменено место действия – в зависимости от рода занятий автора…

Они сами ли, эти дамы, или кто-то за них, вовремя почувствовали: вот, ребят, это то, чего не хватает людям сегодня – уже не колбасы, но еще не мира во всем мире. Не оттого ли сметаем эти книги с полок, что нас гнетет жизнь провинциалов, хоть уже не с вечными утренними трамваями, долгами по зарплате и вечерним мужем в носках у телевизора, а с драгоценностями, но еще не Карера, с личной машиной, но еще не Лексусом, с ужинами в ресторанах, но еще без приличного сервиса?..

Подумала – а ведь эти книги, благодаря такой тонкой психологической находке – надавить у нас туда, где до сих пор болит, пожалуй, успели изменить наш литературный рынок, точнее – рынок женской литературы. Решила проверить – набираю один из крупных книжных супермаркетов, интересуюсь:

- Упали у вас продажи женских романов, когда появились все эти исповеди наших столичных прим?..

Елена Трегубова стала пионером новой российской литературной эпохи

- Упали, конечно, - отвечают, – Собчак – вон ту так вообще с января, не переставая, берут по 30 книжек в день – это очень много!.. Романчики только одним и живы будут – ценой: вот в мягкой обложке «В сетях страсти» 40 рублей стоит, а «Секс» Хакамады – все 150!..

Добавлю – за собчаковские «Стильные штучки» дамы отдают по 315 родных рублей!..

Ну, ясно, думаю – продажи нехитрой книжицы Собчак не падают, а на презентации книги Ирины Муцуовны народу было, как в свое время за польским бельем в ГУМ.

Получается – писания знаменитых женщин – достойная замена и журналам, и тем произведениям, что с вычурными названиями, типа «Нежная дикарка» – этакий окологламурный глянец так себе содержания, завернутый в твердую обложку. Продаваться будет на ура (за счет раскрученных фамилий и тех же приличных обложек), но внутри не найдете ничего, кроме:
- как отыскать богатого мужа;
- как сочетать наряд Сен-Лорана с сумочкой Вьютон;
- что говорить, общаясь с начальником-мужчиной…
или – самый смак подобных книг -
- как вести себя на приеме/ужине с президентом (ВВП – крайне популярный персонаж такой литературы – писатель/ницы упорно пытаются разглядеть в нем мужчину).

И Ксюша Собчак идет нарасхват, и она "по-бабски не навязчива"

Не понимаю я только одного: почему мировой секс-идол Мадонна пишет милые детские сказки – «English Roses» – про настоящую дружбу и людскую зависть, или «Lotsa de Casha» – о том, что счастье не в деньгах, не претендуя открыть всем глаза на то, как НА САМОМ ДЕЛЕ живет закулисье больших сцен, да еще и сделать это с писательским блеском?.. А наши с претензиями больших литераторов (эх, жаль, нет слова «литератрисс») описывают свои гардеробы, пытаясь усмотреть за этим тайны существования российской элиты – политической, творческой, да и просто золотой молодежи.

Самое удивительное для меня, что нам все это безумно интересно – прям как бразильское «мыло» в начале 90-х. Только здесь – новый этап нашего – заметьте – общегосударственного экономического развития!: тогда бананы на столах и прислуга были у НИХ, там, западней, а теперь-то – у НАС! Западней, конечно, – но не на столько – в районе Садового (не поселка, дорогие, - кольца)…

Уверена – читательницы, затаив дыхание, так и прокручивают в мозгу цветные картинки – вот Ксения Анатольна примеряет шелка, вот Лена Трегубова изящно скидывает туфли в японском ресторане, вот женщина-оппозиционер Ирина Муцуовна произносит пламенную речь о российской закостенелой вертикали в окружении американских политтехнологов. И все это – не так, как у нас – по-другому: в красивых кабинетах, с рисом, упакованным в нори, и со шлейфом дорогих парфюмов… Прощайте – бабушкина мебель, макароны «Макфа» и дешевые флаконы Cristian Deor, купленные на рынке!

Любопытно, что все бутиковые писательницы упорно пытаются разглядеть в Путине мужчину

Не хватает в этих мыльных исповедях только одного – запутанной интриги с неожиданным родством, случайно найденными похожими родинками и изменами. Один коллега-мужчина, хваливший Робски, сказал ровным счетом то, о чем пишу сейчас: «Да ее книга по-бабски ненавязчива!..» Вот так и есть – злодей, герой, все квадратно, незамысловато, просто, но, черт возьми, красиво!.. И это бабское по-бабски ненавязчивое чтиво от новоявленных писатель/ниц удивляет своими тиражами да еще и переизданиями… В остальном – вот издаст книжку, ну, скажем, Бордовских - и я уже наперед расскажу вам, про что она будет. Обращайтесь – дешевле выйдет.

И самое удивительное… Дорогие мои, мы сами делаем им продажи! Мы, в драгоценностях, на машинах, ужинающие в ресторанах, пусть и провинциальных, хотим жить еще лучше, в наших умах это – так же, как они, и делаем им продажи. Платим за мечту о светлом будущем, за красивый мыльный треп. А, может, эти 315 рублей стоило отложить на новый Лексус и… перечитать Ахматову, которая пылится в бабушкиной мебели?

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...