«В своей Чечне делай что хочешь»

В один день произошли два события, которые показали, что «коллективный Кадыров» оккупирует Москву, а силовики в ответ прижимают чеченскую команду

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Послание президента Владимира Путина. Москва, кадыров рамзан
В России обостряется внутриэлитная борьба: «коллективный Кадыров» активно оккупирует Москву, Фото:

Найденный пистолет, из которого застрели Немцова, новость об объявлении в розыск одного из ближайших соратников главы Чечни, митинг в защиту Дадаева, «свадьба века» и разгром «Комитета против пыток» в Грозном — все это, по мнению политологов, звенья одной цепи. Как показывают последние «посадки», в России сегодня нет неприкасаемых. Грозит ли что-то самому «вождю Чечни» и какую позицию заняла Москва — мнения экспертов для «URA.Ru».

Третье июня ознаменовалось серий громких новостей, связанных с Чечней и делом Немцова. Сначала «Интерфакс» со ссылкой на свой источник в следствии сообщил о том, что найден пистолет, из которого, предположительно, застрелили Бориса Немцова. Чуть позже появилась информация (в том же «Интерфаксе» и также без официального подтверждения) о скором объявлении в федеральный розыск бывшего офицера батальона «Север» Руслана Геремеева (ранее сотрудники Следственного комитета его уже допрашивали по делу Немцова, но отпустили).

Руслана Геремеева называют одним из ближайших сподвижников Рамзана Кадырова, а его дядя, Сулейман Геремеев, представляет Чеченскую Республику в Совете Федерации РФ. Сенатор вчера не стал давать каких-либо комментариев по поводу своего племянника. Отказался от комментариев и депутат Госдумы, единоросс из Чечни Шамсаил Саралиев. В телефонном разговоре с «URA.Ru» он сказал, что «не читал этих новостей».

Что касается еще одного события среды, 3 июня, то по хронологии федеральных СМИ происходило вот что: в 11 утра возле офиса правозащитной организации «Комитет против пыток» в Грозном прошел митинг. Сперва собравшиеся вели себя спокойно — выкрикивали лозунги, некоторые держали в руках плакаты «Дадаев — жертва беспредела» (имелся виду Джамбулат Дадаев, который обвинялся в разбоях на юге России и был убит ставропольскими полицейскими 20 апреля при задержании в Грозном, однако в свете дела Немцова, в убийстве которого подозревают Заура Дадаева, лозунг читался двояко). Вскоре стали слышны выстрелы, появились люди в масках, которые разбили палками служебный автомобиль организации, сорвали видеокамеру с балкона и в конце концов ворвались в офис «Комитета...»

К счастью, правозащитникам удалось безопасно покинуть помещение, однако, несмотря на их многочисленные звонки во все правоохранительные органы в течение часа, ни один силовик на месте погромов вовремя не появился. Но уже через несколько часов Рамзан Кадыров пообещал, что будет проведено тщательное расследование инцидента «Любые противоправные действия, чем бы они ни были мотивированы, недопустимы и будут пресекаться», — заявил глава Чечни.

Борьба внутри элиты

Опрошенные «URA.Ru» эксперты полагают, что произошедшие 3 июня события в Грозном — это чеченский ответ на атаку силовиков на Кадырова.

«Я бы не связывал «дело Немцова» с самим Кадыровым, поскольку нет никаких оснований, что оно может коснуться его лично. Но то, что следствие достаточно смело входит в его окружение, это очевидно и неудивительно. У части силовиков всегда были достаточно напряженные отношения с лидером Чечни, — считает старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Константин Казенин.

По его мнению, атака силовиков проходит при мощной информационной поддержке. «Если раньше какие-то публикации, критикующие Кадырова или его окружение, были самостоятельной инициативой правозащитников или просто неравнодушных журналистов, то сейчас видно, что это некая серьезная информационная кампания».

Политгеограф Дмитрий Орешкин Фото: facebook (деятельность запрещена в РФ)

«Надо отдать должное следователям: они, преодолевая серьезное сопротивление влиятельных людей, двигались вперед и уже нашли орудие убийства Немцова, которое напрямую связано с Геремеевым, — говорит руководитель группы „Меркатор“ института географии РАН Дмитрий Орешкин. — Это свидетельствует об отсутствии прямого блока на расследование со стороны начальства. Если бы Москве не надо было проводить это расследование, его бы не проводили или удачно завели в тупик».

При этом шансов задержать Руслана Геремеева практически никаких: все опрошенные сходятся во мнении, что он уже находится в другой стране с паспортом на чужое имя.

Но реакция на возможное задержание Руслана Геремеева многих не удивила: чеченская сторона давно атакует. «Что мы знаем? Родственники застреленного Дадаева и подозреваемого Геремеева пошли на повышение, в Грозном проходят публичные мероприятия в память о погибшем чеченце Дадаеве, которого застрелили ставропольские полицейские, на митинг приходит три тысячи человек. В переводе на русский это означает «мы не допустим вмешательства российских полицейских в деятельность суверенной Чеченской республики», — считывает знаки Орешкин. По его мнению, это сигнал центру: если нападки на близкое окружение Кадырова не прекратятся, в мирной сегодня Чечне могут вновь обостриться антироссийские настроения.

При этом команда самого Кадырова давно уже осуществляет активную экспансию на территорию России.

«Были конфликты в Ставрополье, когда молодые люди из Чечни приезжали и пытались отжимать бизнес у местных, была масса конфликтов, связанных с собственностью, в том числе в столицах, — вспоминает Орешкин. — Но если раньше „коллективный Кадыров“ всегда держал себя в рамках и занимался только чеченским бизнесом, то теперь он считает возможным выйти за узкие рамки национальной сферы и действовать в российской масштабе. Что у наших силовиков вызывает зубовный скрежет. Московские правоохранители не хотят видеть на своей территории людей из другой структуры. Так начинается некая феодальная война, которую может остановить только суверен».

Орешкин, оценивая реакцию на происходящее в российской власти, резюмирует, что федеральный центр соблюдает баланс: с одной стороны, показывает, что поддерживает Кадырова, наградив его очередным орденом, а с другой — не политизирует расследование убийства Немцова.

«К Кадырову можно как угодно относиться, его можно критиковать, но, несмотря на все минусы, он очень авторитетен у себя в республике, — заявляет исламовед и политолог Алексей Малашенко. — Я исхожу из того, что сам видел в Чечне, и с учетом мнения людей, которых знаю по 25 лет, по двум чеченским войнам. Сегодня в республике есть позитивные сдвиги: идут стройки, исламизация совсем не выглядит как в Саудовской Аравии — в Чечне она очень мирная. Самого Кадырова поддерживает население, особенно молодое поколение. На сегодняшний день я не представляю Чечни без Рамзана и даже не могу себе представить, кто может прийти на его место».

Звенья одной цепи

С точки зрения внутриэлитного конфликта по-другому воспринимаются и другие громкие истории, происходившие в последнее время в Чечне. Например, разрешение Рамзана Кадарова чеченским полицейским открывать огонь на поражение по московским или ставропольским полицейским, если они появятся на территории республики без предупреждения, или нашумевшая свадьба 46-летнего главы МВД Ножай-Юртовского района Нажуда Гучигова с 17-летней.

Замуж за чеченского полковника полиции вышла 17-летняя Луиза (Хедой) Гойлабиева Фото: соцсети

«Все чеченские комментаторы, силовики, которые что-то говорили про эту историю или были в нее вовлечены, постоянно апеллировали к чеченским традициям, — отмечает Константин Казенин. — Но сам факт того, что вопрос о женитьбе решался далеко за кругом семей жениха и невесты, является довольно серьезным нарушением традиций Северного Кавказа. Скажем, в Дагестане такое сложно представить».

«Еще недавно и люди в этом селе, и ближайшие родственники высказывались категорически против этого брака, — вспоминает историю Дмитрий Орешкин. — Но с того момента, как подключился Кадыров, все или замолчали, или стали высказываться за этот брак. И даже скорбный вид невесты на свадьбе объясняли чеченской традицией. Я не большой знаток чеченских традиций, но я понимаю, как работают СМИ: сперва были протестные заявления — потом, наоборот, все стало хорошо и правильно, куда-то делась первая жена этого чиновника, его заявление, что он вообще не собирался жениться. Кадыров лично плясал на его свадьбе. Не думаю, что начальник полиции района — близкий друг главы Чечни, но он исключительно верный человек, а в системе феодальных ценностей тот, кто обидел моего вассала, обидел меня. Поэтому Кадыров был вынужден показать, что он здесь — хозяин. В его системе ценностей он должен был дать отпор и показать, кто сильнее. И он показал».

«Это была очень острая ситуация для Рамзана, — считает исламовед и политологт Алексей Малашенко. — До этого были Немцов, Ставрополье, и Кадыров колебался, будет ли свадьба.

Он выждал, дождался реакции Путина (Путин промолчал) — свадьба состоялась. Есть момент, за который его в Чечне критикуют: он нажимал на родителей (я имею в виду Гучегова) — это не принято у вайнахов, надо договариваться. Но если в самой Чечне Кадыров сыграл вничью (кто-то был за, кто-то против), то на федеральном уровне он выиграл, потому что он получил молчаливое согласие: «В своей Чечне делай что хочешь».

Найденный пистолет, из которого застрели Немцова, новость об объявлении в розыск одного из ближайших соратников главы Чечни, митинг в защиту Дадаева, «свадьба века» и разгром «Комитета против пыток» в Грозном — все это, по мнению политологов, звенья одной цепи. Как показывают последние «посадки», в России сегодня нет неприкасаемых. Грозит ли что-то самому «вождю Чечни» и какую позицию заняла Москва — мнения экспертов для «URA.Ru». Третье июня ознаменовалось серий громких новостей, связанных с Чечней и делом Немцова. Сначала «Интерфакс» со ссылкой на свой источник в следствии сообщил о том, что найден пистолет, из которого, предположительно, застрелили Бориса Немцова. Чуть позже появилась информация (в том же «Интерфаксе» и также без официального подтверждения) о скором объявлении в федеральный розыск бывшего офицера батальона «Север» Руслана Геремеева (ранее сотрудники Следственного комитета его уже допрашивали по делу Немцова, но отпустили). Руслана Геремеева называют одним из ближайших сподвижников Рамзана Кадырова, а его дядя, Сулейман Геремеев, представляет Чеченскую Республику в Совете Федерации РФ. Сенатор вчера не стал давать каких-либо комментариев по поводу своего племянника. Отказался от комментариев и депутат Госдумы, единоросс из Чечни Шамсаил Саралиев. В телефонном разговоре с «URA.Ru» он сказал, что «не читал этих новостей». Что касается еще одного события среды, 3 июня, то по хронологии федеральных СМИ происходило вот что: в 11 утра возле офиса правозащитной организации «Комитет против пыток» в Грозном прошел митинг. Сперва собравшиеся вели себя спокойно — выкрикивали лозунги, некоторые держали в руках плакаты «Дадаев — жертва беспредела» (имелся виду Джамбулат Дадаев, который обвинялся в разбоях на юге России и был убит ставропольскими полицейскими 20 апреля при задержании в Грозном, однако в свете дела Немцова, в убийстве которого подозревают Заура Дадаева, лозунг читался двояко). Вскоре стали слышны выстрелы, появились люди в масках, которые разбили палками служебный автомобиль организации, сорвали видеокамеру с балкона и в конце концов ворвались в офис «Комитета...» К счастью, правозащитникам удалось безопасно покинуть помещение, однако, несмотря на их многочисленные звонки во все правоохранительные органы в течение часа, ни один силовик на месте погромов вовремя не появился. Но уже через несколько часов Рамзан Кадыров пообещал, что будет проведено тщательное расследование инцидента «Любые противоправные действия, чем бы они ни были мотивированы, недопустимы и будут пресекаться», — заявил глава Чечни. Борьба внутри элиты Опрошенные «URA.Ru» эксперты полагают, что произошедшие 3 июня события в Грозном — это чеченский ответ на атаку силовиков на Кадырова. «Я бы не связывал «дело Немцова» с самим Кадыровым, поскольку нет никаких оснований, что оно может коснуться его лично. Но то, что следствие достаточно смело входит в его окружение, это очевидно и неудивительно. У части силовиков всегда были достаточно напряженные отношения с лидером Чечни, — считает старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ Константин Казенин. По его мнению, атака силовиков проходит при мощной информационной поддержке. «Если раньше какие-то публикации, критикующие Кадырова или его окружение, были самостоятельной инициативой правозащитников или просто неравнодушных журналистов, то сейчас видно, что это некая серьезная информационная кампания». «Надо отдать должное следователям: они, преодолевая серьезное сопротивление влиятельных людей, двигались вперед и уже нашли орудие убийства Немцова, которое напрямую связано с Геремеевым, — говорит руководитель группы „Меркатор“ института географии РАН Дмитрий Орешкин. — Это свидетельствует об отсутствии прямого блока на расследование со стороны начальства. Если бы Москве не надо было проводить это расследование, его бы не проводили или удачно завели в тупик». При этом шансов задержать Руслана Геремеева практически никаких: все опрошенные сходятся во мнении, что он уже находится в другой стране с паспортом на чужое имя. Но реакция на возможное задержание Руслана Геремеева многих не удивила: чеченская сторона давно атакует. «Что мы знаем? Родственники застреленного Дадаева и подозреваемого Геремеева пошли на повышение, в Грозном проходят публичные мероприятия в память о погибшем чеченце Дадаеве, которого застрелили ставропольские полицейские, на митинг приходит три тысячи человек. В переводе на русский это означает «мы не допустим вмешательства российских полицейских в деятельность суверенной Чеченской республики», — считывает знаки Орешкин. По его мнению, это сигнал центру: если нападки на близкое окружение Кадырова не прекратятся, в мирной сегодня Чечне могут вновь обостриться антироссийские настроения. При этом команда самого Кадырова давно уже осуществляет активную экспансию на территорию России. «Были конфликты в Ставрополье, когда молодые люди из Чечни приезжали и пытались отжимать бизнес у местных, была масса конфликтов, связанных с собственностью, в том числе в столицах, — вспоминает Орешкин. — Но если раньше „коллективный Кадыров“ всегда держал себя в рамках и занимался только чеченским бизнесом, то теперь он считает возможным выйти за узкие рамки национальной сферы и действовать в российской масштабе. Что у наших силовиков вызывает зубовный скрежет. Московские правоохранители не хотят видеть на своей территории людей из другой структуры. Так начинается некая феодальная война, которую может остановить только суверен». Орешкин, оценивая реакцию на происходящее в российской власти, резюмирует, что федеральный центр соблюдает баланс: с одной стороны, показывает, что поддерживает Кадырова, наградив его очередным орденом, а с другой — не политизирует расследование убийства Немцова. «К Кадырову можно как угодно относиться, его можно критиковать, но, несмотря на все минусы, он очень авторитетен у себя в республике, — заявляет исламовед и политолог Алексей Малашенко. — Я исхожу из того, что сам видел в Чечне, и с учетом мнения людей, которых знаю по 25 лет, по двум чеченским войнам. Сегодня в республике есть позитивные сдвиги: идут стройки, исламизация совсем не выглядит как в Саудовской Аравии — в Чечне она очень мирная. Самого Кадырова поддерживает население, особенно молодое поколение. На сегодняшний день я не представляю Чечни без Рамзана и даже не могу себе представить, кто может прийти на его место». Звенья одной цепи С точки зрения внутриэлитного конфликта по-другому воспринимаются и другие громкие истории, происходившие в последнее время в Чечне. Например, разрешение Рамзана Кадарова чеченским полицейским открывать огонь на поражение по московским или ставропольским полицейским, если они появятся на территории республики без предупреждения, или нашумевшая свадьба 46-летнего главы МВД Ножай-Юртовского района Нажуда Гучигова с 17-летней. «Все чеченские комментаторы, силовики, которые что-то говорили про эту историю или были в нее вовлечены, постоянно апеллировали к чеченским традициям, — отмечает Константин Казенин. — Но сам факт того, что вопрос о женитьбе решался далеко за кругом семей жениха и невесты, является довольно серьезным нарушением традиций Северного Кавказа. Скажем, в Дагестане такое сложно представить». «Еще недавно и люди в этом селе, и ближайшие родственники высказывались категорически против этого брака, — вспоминает историю Дмитрий Орешкин. — Но с того момента, как подключился Кадыров, все или замолчали, или стали высказываться за этот брак. И даже скорбный вид невесты на свадьбе объясняли чеченской традицией. Я не большой знаток чеченских традиций, но я понимаю, как работают СМИ: сперва были протестные заявления — потом, наоборот, все стало хорошо и правильно, куда-то делась первая жена этого чиновника, его заявление, что он вообще не собирался жениться. Кадыров лично плясал на его свадьбе. Не думаю, что начальник полиции района — близкий друг главы Чечни, но он исключительно верный человек, а в системе феодальных ценностей тот, кто обидел моего вассала, обидел меня. Поэтому Кадыров был вынужден показать, что он здесь — хозяин. В его системе ценностей он должен был дать отпор и показать, кто сильнее. И он показал». «Это была очень острая ситуация для Рамзана, — считает исламовед и политологт Алексей Малашенко. — До этого были Немцов, Ставрополье, и Кадыров колебался, будет ли свадьба. Он выждал, дождался реакции Путина (Путин промолчал) — свадьба состоялась. Есть момент, за который его в Чечне критикуют: он нажимал на родителей (я имею в виду Гучегова) — это не принято у вайнахов, надо договариваться. Но если в самой Чечне Кадыров сыграл вничью (кто-то был за, кто-то против), то на федеральном уровне он выиграл, потому что он получил молчаливое согласие: «В своей Чечне делай что хочешь».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...