17 января 2019

Завалы в Магнитогорске разбирали долго? Люди мучились? Кто ответит?

Ответы на главные вопросы, которые волнуют страну

Кирилл Егоров
© Служба новостей «URA.RU»
03 января 2019 в 23:25
Размер шрифта
-
17
+
Взрыв бытового газа в доме № 164 на проспекте Карла Маркса. Часть 9. Магнитогорск, мчс
Спасательная операция завершена. Но вопросов о трагедии меньше не сталоФото: Илья Московец © URA.RU

В четверг, 3 января, завершилась поисково-спасательная операция в Магнитогорске на месте обрушения подъезда жилого дома. Всего из-под завалов достали 39 тел погибших, шестеро из них — дети. Одна жертва не опознана до сих пор. Эксперты объяснили «URA.RU», какие шансы на выживание были у жителей дома на Карла Маркса, что могло привести к взрыву такой силы и, главное, кто несет ответственность за трагедию.

Почему так долго разбирали завалы? Могли ли проводить поисково-спасательную операцию быстрее?

Взрыв бытового газа в доме № 164 на проспекте Карла Маркса. Часть 6. Магнитогорск, спецтехника, обрушение дома, проспект карла маркса 164
Спасателям пришлось частично разобрать дом, чтобы не допустить его обрушения
Фото: Илья Московец © URA.RU

В соцсетях жители Магнитогорска, как и другие россияне, задавались вопросом, почему операция по разбору завалов длилась целых четыре дня. Спасатели, опрошенные «URA.RU», сходятся во мнении, что работать быстрее было просто невозможно.

Официальный представитель ГУ МЧС России по Челябинской области Егор Пахомов в беседе с агентством объяснил, что на самом деле операция, если учитывать ее сложности, была проведена максимально оперативно. «Люди работали круглосуточно, в четыре смены. Ситуацию осложняла реальная угроза обрушения», — рассказал он.

Другой представитель ведомства Михаил Юрин подтвердил «URA.RU», что операция проводилась настолько быстро, насколько это было возможно. «Это очень кропотливая работа. Мы старались не пропустить ни одного погибшего. Обломки тщательно, на несколько раз изучались спасателями и сотрудниками Следственного комитета», — объяснил он. Юрин подчеркнул, что если работы прерывались, то максимум на две-три минуты и только ради того, чтобы силовики или спасатели перепроверили тот или иной участок. Он добавил, что операция «проходила с риском для жизни сотрудников МЧС», потому что здание действительно могло рухнуть.

Какие шансы на выживание были у людей, которые оказались под завалами?

Военные врачи, спасатели и специалисты сошлись во мнении, что шансов у пострадавших было немного. Глава тюменского отделения Российского союза спасателей Евгений Головенских признался «URA.RU», что в течение суток с момента ЧП, в соответствии с методическими рекомендациями, 70% человек, находящихся под завалами, считаются погибшими. «Далее счет идет уже на часы», — сказал собеседник агентства.

Военный врач Владимир Хорошев оценил ситуацию более критично. «Я думаю, шансов не было никаких, учитывая температурный режим и характер травм», — заявил он. «Чудеса, конечно, могут случаться, но в данной ситуации это было бы даже не из области чудес», — резюмировал врач.

Взрыв бытового газа в доме № 164 на проспекте Карла Маркса. Часть 9. Магнитогорск
Силовики пристально следили за работой спасателей
Фото: Илья Московец © URA.RU

Реаниматолог Сергей Емельянов объяснил «URA.RU», что шанс выжить под завалами есть только в том случае, если человек оказался в пустом пространстве. «Если человек попадает между плитой, где есть воздушная прослойка, шансы остаться в живых увеличиваются», — рассказал Емельянов. Но добавил, что «если при обрушении человека накрыла плитой, то сделать уже ничего невозможно».

Какой силы должен быть взрыв газа? Это утечка, теракт или банальное нарушение техники безопасности?

В СМИ и социальных сетях появлялись самые разнообразные версии о причинах случившегося. В трагедии обвиняли и «террористов», и простых жильцов рухнувшего подъезда, которые якобы грелись, включив все конфорки. Эксперты, опрошенные «URA.RU», отвергли конспирологические версии и сошлись во мнении, что виной всему, скорее всего, могла быть неисправность оборудования или человеческая халатность.

Инженер сервисной службы по газовому оборудованию Эдуард Милованов объяснил, что взрыв мог произойти из-за несоблюдения простых правил техники безопасности. «Если газ выключился, а колонка не закрылась, то вполне мог произойти взрыв», — пояснил собеседник.

С ним отчасти согласился президент компании «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко. Он подтвердил, что взрыв такой силы мог произойти из-за банальной человеческой неосторожности, но в таком случае «должна произойти целая цепь событий». «Включили газ, что-то на плите убежало — огонь потух, а газ продолжает идти. А далее — зажгли спичку или повернули выключатель — и взрыв», — объяснил Москаленко. «Люди обращаются с опасным газовым оборудованием неправильно и нелепо», — добавил он.

Кто должен ответить за случившееся?

Эксперты, опрошенные «URA.RU», заявили, что делать выводы до получения результатов официальных экспертиз еще рано. Но все же рассказали, почему подобные трагедии случаются все чаще.

Взрыв бытового газа в доме № 164 на проспекте Карла Маркса. Часть 6. Магнитогорск, мчс
Сотрудники МЧС работали круглосуточно
Фото: Илья Московец © URA.RU

Так, Александр Москаленко отметил, что взрыв мог произойти из-за поломки оборудования. А она случилась потому, что плиту, трубы или краны могли просто не проверять должным образом. «Нет федерального закона. В СССР все плиты были в собственности государства. Каждый год приходил слесарь, проверял трубу, краны. Сейчас подобного почти нет. Система [проверки оборудования] рухнула, а воссоздают ее полумерами», — объяснил эксперт.

С ним согласился председатель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин. «В подобных случаях вину между собой в разных пропорциях делят владелец квартиры или человек, в ней проживающий, а также газовые службы, которые должны следить за оборудованием». Гринин подчеркнул, что сейчас проверки происходят чисто формально. «Мастер спрашивает, пахнет ли газом и просит расписаться. Может у него план на плане, а может пиво недопито», — отметил он. Гринин добавил, что даже если виновные будут наказаны, ситуацию это не изменит.

Как родственникам погибших пережить трагедию?

Взрыв бытового газа в доме № 164 на проспекте Карла Маркса. Часть 8. Магнитогорск
Жители Мангитогорска несут к месту трагедии цветы, игрушки и свечи
Фото: Илья Московец © URA.RU

Руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр-криминалист Михаил Виноградов назвал произошедшую трагедию «самым страшным горем в жизни» для родственников и близких погибших. «Их эмоции ни с чем не сравнимы. Надеяться уже не на что», — сделал вывод специалист. Он добавил, что работающие на месте «лучшие специалисты психологической службы со всей страны знают, какие именно нужно найти психологические точки опоры и подобрать слова, все это сложный процесс».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер шрифта
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров