«Читайте в следующем номере: стихи про Росселя и...»

VIP-гость «URA.Ru» - главный редактор журнала «Крокодил» Сергей Мостовщиков

Размер текста
-
17
+
Катастрофа по имени «Esquire», сложное положение «Эксперта», недооцененная личность Александра Хабарова, триумф «Вестника ЗОЖ» над «Коммерсантом», - вот далеко не полный перечень тем последней части спецпроекта «Месяц главных редакторов». Сегодня «URA.Ru» публикует интервью с главным редактором журнала «Крокодил» Сергеем Мостовщиковым, которому посетители сайта в течение нескольких недель могли посылать свои вопросы. Как Екатеринбург чуть не стал родиной национальной газеты, кто инвестор «Крокодила», чем занимается «Власть» и «Русский Newsweek», а также анонс карикатуры на Эдуарда Росселя – в отчетном тексте.
 
С 14 июля РИА «URA.Ru» подводит итоги завершившегося сезона в электронных и печатных СМИ. Рассказать о главных событиях отчетного периода мы попросили непосредственных участников событий. Первым слово взял руководитель «Эксперта» Валерий Фадеев, сделавший самое громкое кадровое решение в уральской журналистике этого года – снял за «либеральные сопли» главреда «Эксперт-Урала». Спустя неделю своими планами поделился главный редактор «Известий» Владимир Мамонтов, открывший в Екатеринбурге региональную редакцию и завершивший многолетнюю борьбу ФПГ и политиков за контроль над вкладкой последней федеральной газеты с раскрученным названием.
 
29 июня председатель совета директоров «ВИДа» и президент «Медиасоюза» Александр Любимов прокомментировал новый закон «О рекламе», сокращающий доходы телеканалов, дал оценку действиям Минкульта по подготовке поправок в закон «О СМИ» и попыткам связистов увеличить свое влияние на ТВ. Сегодня очередь главного редактора журнала «Крокодил» Сергея Мостовщикова, вернувшего в прошлом году издание к жизни в сильно обновленном виде. Вопросы ему задавали читатели «URA.Ru» в рубрике «VIP-гость».
 
- Похоже, вы несколько раз были в нашем городе. Однажды (в конце девяностых, кажется) в «Эксперте» вы написали, что Екатеринбург - череда рабочих поселков, жители - дети шагающих экскаваторов. И другие милые сравнения... Что вы сейчас о нас думаете? Юлия Пирогова, 15.06.2006. 17.16
 
- Я был много раз в Екатеринбурге, и то, что было написано в «Эксперте», касалось не Екатеринбурга в целом, а Уралмаша, потому что заметка была про родину шагающих экскаваторов. Мнение мое о Екатеринбурге никогда не менялось – я его страшно люблю. Если говорить о том, что у каждого города есть свой характер, своя харизма (например, в России есть два города, где хорошо пить: Петербург, где можно пить от горя, и Ростов-на-Дону, где можно пить для радости), то Екатеринбург – это правильный вытрезвитель. Здесь незачем пить и можно бросить – есть чем заняться. Одно время я в течение года хотел переехать в Екатеринбург вместе с нынешним шеф-редактором «Коммерсанта» Бородулиным, чтобы сделать у вас большую национальную газету.
 
Я абсолютно убежден, что если можно делать приличную ежедневную национальную газету, то только не в Москве, а именно в регионе. В Москве в ближайшее десятилетие – а может быть и больше – ничего приличного сделано не будет. А Екатеринбург, пожалуй, один из немногих городов, где возможно появление большой приличной газеты. Вся загвоздка в том, что для хорошей газеты нужны умные, а не бестолковые деньги. К сожалению, в России деньги сейчас носят шальной и туповатый характер – они не приспособлены, чтобы на них делать газеты. Если смотреть на другие города, где есть деньги… Назову Казань, но там они носят специфический, местечковый характер. В Петербурге априори этого нет. Навскидку только Екатеринбург способен потянуть подобный проект, и я думаю, что рано или поздно он реализуется.
 
- Кто инвестор "Крокодила"? Neo, 17.06.2006. 11.31
- Когда пять лет назад «Крокодил» начал умирать, ситуация с собственностью была сложная. Сам «Крокодил» купил один небольшой банчок, который пытался «приложить» журнал под рынок. Часть редакции в итоге откололась и стала делать журнал «Новый крокодил», который выходил около года. На момент запуска журнала была непонятная ситуация с правами, по-прежнему принадлежавшими банку. Учитывая, что банк на журнале потерял полмиллиона долларов, там постоянно думали, как бы вернуть эти средства. В итоге были выкуплены 100% журнала у банка, и в настоящее время у «Крокодила» три собственника: я, главный редактор «Новой газеты» Дима Муратов и третье частное лицо, о котором мы не говорим. Инвестиции – это частные деньги.
 
- Читал в Интернете, что на первый гонорар в "Крокодиле" вы купили себе какой-то старый дом в Москве. Расскажите поподробней о нем. Анюта, 16.06.2006. 16.34
 
- Да, я читал даже заметку по этому поводу, что после закрытия журнала «Новый очевидец» я украл достаточное количество средств, чтобы купить расселенную коммуналку на Остоженке. Даже жене показывал заметку. Но, к сожалению, не могу найти адрес дома, который я приобрел.
 
- Совет, как обидеть журналиста, вы как-то уже давали. А вот как его подбодрить, если, конечно, только не коньяком и человеческим простым матом? Артем, 15.06.2006. 18.29
 
- Есть классическое произведение Даниила Хармса, несколько иллюстраций того, как внезапно высказанная мысль может убить неподготовленного собеседника. Методология общения с журналистами одна – журналист должен всегда знать, что он – говно. А если журналист не понимает этого, значит, он – говно, а не журналист. Про себя могу сказать, что я не журналист, а настоящее говно, и это меня очень подбадривает и мотивирует.
 
- Вы в "Крокодиле" уже год, а журнал только что дошел до Екатеринбурга. В других городах его вообще нет. Почему? Ирина, 16.06.2006. 11:15
 
- Еще не год – сделали только десять номеров. До Екатеринбурга мы дошли только сейчас, потому что пытались в Москве разобраться с дистрибуцией. Это не самая простая задача, потому что мы намерены зарабатывать на продажах, а не на рекламе. И очень сложно было так разобраться, чтобы нам возвращали деньги от реализованных тиражей. В Москве же газеты и журналы уже давно никто не продает: дистрибуция продает полки под размещение газет, а издатели продают не журналы, а рекламные площади. Читатель в этой системе никого не волнует.
 
Сейчас мы очень рассчитываем на Екатеринбург, потому что город – не тупой, не бедный и порядочный. Если «Крокодил» пойдет в Екатеринбурге – я буду достаточно счастлив.
 
- Сергей, почему вы ушли из "Эксперта"? Что вы думаете о сегодняшней политике этого издания? Виктор, 16.06.2006. 13:17
 
- Ушел, потому что мне предложили делать еженедельник «Большой город», что мне было более интересно. А какая у «Эксперта» политика? Я так представляю, что у журнала ситуация сложная. Не в денежном плане, а в том, что издание предназначено для бизнеса и выходит в России, где, как я полагаю, бизнеса больше не существует. В такой ситуации журнал, изобретавший этот самый бизнес, должен определяться. Они определились и обсуждают государственную политику, поддерживают ее и разговаривают о небольших недостатках, над которыми нужно трудиться. Но к бизнесу это не имеет никакого отношения.
 
- До сих пор не понимаю, зачем вы пришли в Men's Health. Сами что скажете? Сергей, 17.06.2006. 11.19
 
- Зато я очень хорошо понимаю. Это была короткая договоренность размером с год. Я не приходил туда как главный редактор – там даже в поминальнике не был указан. Редактировал его нарисованный карандашом китаец, а я был только представителем. Моей задачей было привести главного редактора не из глянцевой индустрии, что я и сделал. Он там прекрасно работает, зовут его Алексей Яблоков.
 
- Какую главную задачу вы себе ставите как редактор «Крокодила»? Neo, 17.06.2006. 11.31
 
- Как редактор «Крокодила» ставлю себе главную задачу – выпускать журнал «Крокодил» один раз в месяц.
 
- Пролистала ваш журнал - у вас злой юмор. Марина, 17.06.2006. 13.50
 
- Ничего не могу с этим поделать. Во-первых, я не занимаюсь юмором и журнал не юмористический. Это моя принципиальная позиция – с юмористической индустрией в России не конкурирую. Во-вторых, работа остроумия и работа понимания остроумия – это разные работы. Никто не может, читая заметки, судить о том, что думал и вкладывал в них автор публикации. Это глубоко профессиональное дело. Никто не может знать, что я думаю, когда делаю журнал – это мои проблемы, мои задачи. Но от того, кто покупает журнал, требуется работа понимания и нужно желание делать эту работу (смотреть картинки, читать, делать выводы). При известном умственном усердии можно признать, что самая злая карикатура в истории человечества – это картина Малевича «Черный квадрат». Если читающий человек хочет злиться – он будет злиться, если хочет радоваться – будет радоваться.
 
- Какова себестоимость одного номера "Крокодила"? Он же стоит 150 рублей в магазине. Дороже любимого "Эсквайра". А страниц у вас меньше. Бухгалтер. 18.06.2006. 13.57
 
- Это моя любимая тема. Почти как система определения русскими людьми стоимости градуса алкоголя. Вне зависимости от качества бухла они делят цену на количество градусов, получая стоимость градуса, бьющего по мозгам. И в зависимости от этого делают свой выбор. Я считаю, что качество издания и удовольствие от него не зависят от цены и количества страниц. 150 рублей – это даже мало для журнала «Крокодил».
 
А то, что журнал «Esquire» так быстро становится любимым и претендует на позицию интеллектуального чтения, я расцениваю как тяжелейшую трагедию в развитии нации. Антон Павлович Чехов писал: «Откуда у русского человека фамилия Попугаев?» «Esquire» и Россия – это несовместимые вещи. Не нужно о себе думать лишнего. И полиграфический, и журналистский опыт России содержал и будет содержать более важные образцы, чем «Esquire». Пять мыслей Джека Николсона о смерти забавны, но властвовать над умами с таким подходом я бы поостерегся.
 
Нынешняя ситуация – это примета времени, которую я расцениваю как катастрофу, но это не значит, что ее не должно быть. Знаю человека, который счастлив, прочитав в жизни книжку «У солнышка в гостях», и ему вполне хватает. Так тоже можно. Ничего не имею против. Я думаю, что существует достаточное количество русских слов и понятий, которыми можно тешиться. Надо подумать, чем мог бы быть «Esquire» на русском языке, чему бы это соответствовало в нынешних иерархических пониманиях… Это тот, кто не пьет? Тот, кто бреется? Не знаю.
 
- "Новый очевидец" вы создавали, как русский New Yorker. Почему не получилось, вообще возможно появление такого журнала в России? Оцените нынешние политические издания: Ъ-Власть, Итоги, Профиль, Newsweek, Эксперт, Огонек. Катя, 17.06.2006. 20.42
 
- Появление такого журнала возможно уже потому, что выходило 20 номеров. Не согласен с тем, что не получилось по этой же причине. Вопрос недолговечности – это вопрос харизмы и ума денег, которые имеют хождение по территории России.
Я не могу дать оценку, потому что не в состоянии дать оценку нынешней политической деятельности. Как мне кажется, никакой особенной политики не существует – то, что происходит, не вызывает даже желания анализировать это. И как быть в такой ситуации этим изданиям? Люди вынуждены выкручиваться.
 
- Насколько реально, на ваш взгляд, делать в регионе вариант "Большого города"? (регион - это, например, Екатеринбург или Тюмень). Дима, 17.06.2006. 23.07
 
- Нынешний вариант «Большого города» в регионах мне представляется бессмысленным, потому что большие города остро нуждаются во внутригородской коммуникации, и не только на уровне развлечений. «Большой город» в нынешнем виде эту задачу не выполняет, и приход «колдуна на деревенскую свадьбу» себя не оправдает. В свое время мне представлялось, что «Большой город» мог сыграть в Москву свою роль, если бы не полез в сторону носителей глянцевой рекламы и развлекателя узкого круга людей. Мне представлялось другое издание, такое же, как выходящие во всех крупных городах мира – 200-страничное, напечатанное на простой бумаге изделие, половина которого частные объявления, в которых люди ищут гитариста в группу, назначают встречи… Это должно быть очень интимное для города изделие.
 
- Вы общались с лидером нашей уралмашевской группировки Хабаровым. Остались о нем какие-то воспоминания? Уралмашевец, 18.06.2006. 12.33
 
- Он произвел на меня довольно сильное впечатление. Я убежден, в России не так много было, есть и будет людей, которые по-настоящему способны говорить две самые страшные вещи: да и нет. Думаю, что Хабаров не понят до конца, и искренне считаю, что он мог бы стать героем большого и хорошего кино, дающего понять, в чем беда России и как здесь думают люди. Хабаров был личностью вне зависимости от того, что было сказано по его поводу.
 
- У какого политика вы согласились бы стать пресс-секретарем? Дмитрий Медведев, 18.06.2006. 16.08
- Не могу ничего сказать на эту тему, потому что к профессии, которой я владею, профессия пресс-секретаря не имеет никакого отношения. Я занимаюсь журналистикой и кто такой пресс-секретарь – не знаю.
 
- У вас будут региональные редакции, приложения к "Крокодилу"? Регионал, 19.06.2006. 09.47
 
- Нет. Я не очень понимаю этой российской специфики, которая происходит от бедности. Расчет строится на том, что мы напишем местное и будет нам за это местная реклама. Хорошо, чтобы в регионах читали цельное, нормальное издание, которое было бы интересно и для этого региона. А во все вкладки я не особенно верю. С «Крокодилом» это технически сложно сделать – в Чувашии он заклеивается в конверт.
 
- Вопрос вдогонку: почему так мало шуток над губернаторами? Регионал, 19.06.2006. 10.07
- Потому что губернаторов толком нет. Что у нас о них известно? Мы сейчас написали стихи про Эдуарда Эргартовича Росселя, напечатали его портрет – смотрите в следующем номере. Из-за того, что он хочет организовать какой-то суд, который будет защищать интересы государства. Это нам показалось забавным. Он – первый в мире хочет это организовать, и суд станет явлениям планетарного масштаба.
 
- Не надоело шутить над Единой Россией? Все равно никакой более продуктивной партии в стране нет. Певнев Анатолий Степанович, Камышлов. 19.06.2006. 12.50
 
- Не знаю, я не шучу. Поэтому мне надоесть не может.
 
- Сергей, вопрос короткий: что Вас бесит? Антон, 19.06.2006. 13.17
 
- Классический ответ на этот вопрос – меня бесит тупость. Но это неправда: тупость способна доставлять удовольствие, она позволяет отдыхать. Хорошо осознавать, что вокруг тебя тупость – это комфортно. А так меня ничего не бесит – я не бешеный.
 
- Лучший текст, который вы написали? Когда, где? Лана, 20.06.2006. 13.24
 
- Он не написан.
 
- Правильно пишет девушка: у вас злой юмор. Но с другой стороны, может, это добрая сатира? Кто вы? Юморист или сатирик? Критик, 20.06.2006. 15.58
 
- Ни то, ни другое. Я – главный редактор.
 
- По долгу службы давно слежу за вашей работой. Все ваши проекты какие-то чересчур авторские: и начало большого города, и новый очевидец, и менс хэлф был не тот, что раньше, теперь крокодил. Вы на какого читателя ориентируетесь? Это такие коды Мостовщикова, которые надо разгадывать? Роберт Лэнгдон, 21.06.2006. 16.56
 
- Не понимаю, что такое «чересчур авторские», а на читателя не ориентируюсь вовсе. Я стараюсь ориентироваться на себя. Кто скажет вам, что он ориентируется на читателя и выполняет все его запросы, – плюньте ему в лицо, это будет ложью, глупостью и самоуверенностью. Никто этого не знает и не должен этого делать, потому что надо ориентироваться на работу.
 
- И еще один вопрос: вы ответственность чувствуете за то, что одним из первых принесли все эти личные переживания в современную журналистику, формируя этот мир "большого города"? Теперь сами с ним боретесь в крокодиле. Тот же Лэнгдон, 21.06.2006. 17.06
 
- Я перед собой ответственность чувствую. Остальное – не мои проблемы, и на то, что происходит с журналистикой, мне насрать.
 
- Кто будет следующим президентом России? 22.06.2006. 11.07
 
- Не я. Думаю, что президентом России будет тот человек, который не задается таким вопросом.
 
- Ваше мнение: журналистика в России свободна таке, как во всем мире, или у нас дела похуже? Студентка, 23.06.2006. 15.55
 
- На это ответить проще всего. Поскольку, по моему мнению, журналистики в России больше не существует. Есть абсолютно объективные вещи: достаточно посмотреть, что сейчас люди читают, что властвует умами. Когда говорят: «Ах, завтра продадут издательский дом «Коммерсантъ» - самое влиятельное издание». Я в этой связи хочу сказать, что они ни на что не влияют. Есть еженедельник «Вестник ЗОЖ» тиражом 3,5 млн. экземпляров, и если посмотреть его, то вы увидите, что имеет значение: как правильно обниматься с березой, «кипячу мочу». Вот там все находится, все остальное – несущественно. Поэтому в стране журналистики как факта больше нет. Может быть, будет, но пока сравнивать нечего и не с чем.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...